steinbergК очередной годовщине левоэсеровского восстания 6 июля 1918 года мы публикуем заметку нашего постоянного автора, посвященную взглядам одного из  лидеров и  теоретиков Партии левых социалистов-революционеров – Исаака Штейнберга (1888 – 1957)

Партия Левых Социалистов-Революционеров (интернационалистов), ПЛСР (и) – одно из крупнейших антиавторитарных социалистических движений в истории человечества. Численность левых эсеров составляла около 200 тысяч человек (такой авторитетный исследователь ПЛСР, как Ярослав Леонтьев, считает, что она могла доходить на пике их влияния и до 300 тысяч). При этом, у левых эсеров были миллионы сторонников. Правда, к антиавторитарным взглядам, к представлениям об обществе будущего, за которое ведется борьба, как об ассоциации самоуправляющихся трудовых коллективов, левые эсеры пришли не сразу. Любопытно, что, разделяя самую сердцевину идей революционного социалиста и анархиста Бакунина, сторонники ПЛСР не называли себя анархистами. История ПЛСР доказывает, что к подобным взглядам можно прийти и не будучи участником собственно анархистского движения. Рассмотрит  ниже эти взгляды.

***

Близкий к анархизму социальный мыслитель, участник русской революции, левый эсер Исаак Штейнберг, считал, что даже в безгосударственном обществе сохранятся “кристаллы власти”, психологическими и организационными причинами. Это отношения врача и пациента, учителя и ученика, специалиста и новичка.  Указанные иерархии не обязательно будут формальными.

Вполне возможно, что они, или многие из них, будут иметь харакер неформального господства, личного доминирования. Даже если эти иерархии строятся на полностью добровольных началах, они чреваты превращением в новые пирамиды власти. Штейнберг сравнивает свободное общество с раствором, в которой плавают маленькие кристаллы твердого вещества. Чтобы жидкость не кристаллизовалась целиком, ее необходимо постоянно перемешивать и удалять очаги кристаллизации. Каждый такой случай следует рассматривать отдельно, и следить за тем, что он не сделался причиной появления новых, устойчивых иерархий. Если не следить за этим процессом, то общество, объявившее окончательную победу “анархии”, может, само того не заметив, превратиться в диктатуру (именно это случилось с израильскими киббуцами и многими другими самоуправляемыми кооперативами в 20м столетии). Поэтому Штейнберг говорил о создании безгосударственной федерации, постоянно борющейся с подобной “кристаллизацией”.

Пример возможной борьбы – рассредоточение функций управления. Штейнберг писал о возможных негативных последствиях сосредоточения власти в руках избранных органов народного самоуправления – советов, сторонником которых он являлся. Разумеется, советы находятся в постоянной связи с собраниями избирателей, компактные коллективы которых определяют ключевые направления работы советов и следят за исполнением своих наказов. А в случае неисполнения наказов собраний, последние немедленно отзывают или заменяют делегатов. Но Штейнберг понимал, что низовые собрания, хотя и осуществляют верховную “власть” – все же не могут контролировать все до одного действия выборных органов, решающих конкретные вопросы повседневной жизни.

Поэтому, полагал Штейнберг, важно разбить единый кулак власти советов, разделив управление обществом между политическими и экономическими советами. Первые, избранные от трудящихся определенных территорий и\или предприятий, сосредоточат в своих руках функции обороны и обеспечения порядка. Вторые, созданные выборными представителями производственных и потребительских ассоциций трудящихся (синдикатов – союзов самоуправляемых предприятий и кооперативных союзов), станут управлять хозяйственной жизнью, решая, что, как и для кого производить. Различные ветви власти советов уравновесят друг друга, препятствуя злоупотреблениям. Эта концепция “разделения советских властей” стала ядром левоэсеровской доктрины.

В свою очередь, концепция совместного планирования хозяйственной деятельности ассоциациями самоуправляемых производителей (синдикатов) и потребителей (кооперативных союзов) через экономические советы, получила называние “синдикально-кооперативной федерации”.

***

Особый интерес представляют взгляды левых эсеров на национальный вопрос.  Благодаря российскому историку Ярославу Леонтьеву, открывшему заново этот пласт идей, мы получили возможность ознакомиться с их точкой зрения. По мнению Леонтьева, позиция левых эсеров может быть охарактеризована как “сплав интернационализма и почвенничества”.

Так, украинские левые эсеры и некоторые другие представители левонароднической мысли (Яков Браун, Михаил Шелонин, Надежда Брюллова-Шасколькая) полагали, что наряду с хозяйственными и политическими советами (выборы туда осуществляются по производственному или территориальному признаку без различия этничности, т.е. совместно и смешанно трудящимися всех национальностей) необходимы советы по делам народностей, избранные представителями различных этнических общин трудящихся – евреями, украинцами, русскими, греками и т.д., что, по их мнению, особенно актуально для многонациональной Украины.

Причем, каждый человек получал право свободно записаться в любую общину по своему выбору – этничность считалась левыми эсерами делом свободного самоопределения человека, результатом его личного выбора, а не вопросом происхождения.

Этнические советы трудящихся, образуя как бы третью палату власти советов, должны были заниматься вопросами развития культуры, школ, учреждений и систем образования на местных языках. Такую структуру управления обществом можно считать еще одной формой противодействия кристаллизации авторитарной власти, об опасности которой предупреждал Штейнберг.

М. Шрайбман.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)