maydan

Мы публикуем со своими примечаниями очень хорошую полемическую статью товарища, стоящего на левокоммунистических позициях.

 

«Люди, хвалившиеся тем, что сделали революцию, всегда убеждались на другой день, что они не знали, что делали – что сделанная революция совсем не похожа на ту, которую они хотели сделать. Это то, что Гегель называл иронией истории, той иронией, которой избежали немногие исторические деятели».

Ф. Энгельс – Вере Ивановне Засулич. 23 апреля 1885 года.

 

 

Политический кризис в Украине и все истекающее с него последствия прервали спокойную, умеренную жизнь миллионов украинских граждан самых разных политических убеждений и «вероисповеданий». Естественно, не могли они обойти стороной отечественную левацко-сектантскую среду. Сразу же хочу заметить, что термин «лево-сектантство» я употребляю не для оскорбления кого-либо, а как наиболее удачный для описания наших внепарламентских левых. А что собственно все они могли или сумели предложить пролетариату? Правильно, ничего! Находясь, в лучшем случае, на кружковой стадии, они возомнили себя настоящими классовыми организациями коммунистической, социал-демократической либо анархистской направленности, маленькими, даже микроскопическими авангардами грядущей мировой революции. Писалось да и говорилось об этом не мало. Совершенно понятно, что проблема не в плохих людях, не в личных деструктивных амбициях отдельных активистов-теоретиков, еще невесть в каких субъективных причинах, но в полном отсутствии классового сознания, пассивности рабочих, их неспособности осуществлять самостоятельное историческое движение в данный момент. Конечно, можно апеллировать к сознанию пролетария бесконечными коммунистическими проповедями о счастье-равенстве простых людей, необходимости борьбы против капитализма за новый лучший мир – толку все-равно будет мало. Все это скорее похоже на глас вопиющего в пустыне, не больше. Если в западных левых и коммунистических организаций дела обстоят несколько лучше, то у нас значительно хуже, если вспомнить о моральном наследии «социализма» эпохи КПСС, деяниях официальных левых партий, симоненок, зюгановых, витренок. Вот и плетутся наши пролетарии в хвосте различных буржуазных движений, майдана или антимайдана, к примеру, участвуют во всяческих «неправильных» революциях, не могут отделить своих интересов от интересов других социальных групп современного общества. В бессильной злобе сектанты всем им бросают вызов, осуждают все стороны реального социального конфликта, наделяют их одинаковой реакционностью или даже безоглядно стают на одну из сторон, не просто внезапно заметив там некий «прогрессивный момент», но наделив ее до невозможности положительными качествами. События последнего времени хорошее подтверждение импотентности таких революционеров.

 

Говорить о майдане и антимайдане как о движениях одного порядка, по меньшей мере, глупо. Многие это понимают, правда, признать не все готовы. Подобного рода левые доктринеры находятся в плену своих крайне левацких иллюзий: вот мог пролетариат пойти верным путем, а нет, пошел на поводу противоборствующих фракций буржуазии. Наивненькое объяснение для тех, кто двадцать с лишним лет ожидал социалистической революции, всякий раз получая при этом «неправильные» буржуазные протесты. Гораздо интересней природа массовой поддержки «антифашистского» антимайдана в противовес «фашистскому» майдану. Не говоря о украинских или российских парламентских «коммунистах», антимайдановский сепаратизм поголовно поддержали сталинисты, некоторые эсдеки, часть анархо-коммунистов и даже примкнувшие к этой публике госкаповцы.
По глубочайшему убеждению сталинистов в Киеве произошел фашистский путч, который возглавили ВО «Свобода» на пару с «Правым сектором». Они свергли нерешительного президента Януковича и власть Партии Регионов во время кровавых событий января-февраля текущего 2014-го года, заменив тех диктатурой некой «фашистской хунты». С теми или другими оговорками, такая версия понравилась значительной части украинских леваков, бросившихся на борьбу с «коричневой заразой» под знамена народного фронта (в который вошли различные сепаратистские организации). Очень забавно, что сей «фашистский путч», кроме всего прочего, готовился два десятка лет западным империализмом. Вот отказался нерешительный Виктор Федорович подписать соглашении об ассоциации с ЕС – так тут и понеслось!

 

Существование российского империализма, выступающего полюсом притяжения в блоке под названием Таможенный союз, стыдливые сталинисты с «Боротьбы» сквозь зубы признают. Только многие их единомышленники увидели в нем не просто империализм, но даже «империализм прогрессивный», противостоящий проклятым ЕС и США, как империалистам басурманским, не православным. Только так можно объяснить поддержку ТС со стороны антимайдановской «коммунистической» публики. Да, на взбунтовавшемся Юго-Востоке уважают, даже размахивают красными флагами, пели гимн СССР, даже было интернационал заводили во время провозглашения Донецкой Народной Республики, памятники Ленина там, в обиду «западенским фашистам» не дают… Короче, полная противоположность национал-патриотическому Западу и Центру страны, где «хунту» к власти привели. Там ведь всем олигархи заправляют, не то на Юго-Востоке, где «народные губернаторы». Чего все эти граждане не понимают, так это то, что форма не всегда отражает действительное содержания. Петь интернационал, махать красным флагом, защищать памятники Ильичу – все это в некотором роде похвально, только делают это обычные госпаты, мечтающие возродить безвозвратное прошлое «социализма» КПСС, ностальгирующие самодуры, по сути своей заправские антикоммунисты. Запад и Центр Украины тоже по-прежнему антикоммунистичен, только запрятан в принципиально другую обертку (мы не станем отрицать наличие там бандеровских стягов и прочей националистической символики). Но стоит ли с того объявлять майдан фашистским путчем, а власть в Киеве хунтой? Чем на самом деле явились события «насквозь фашистского» майдана? Ответим просто, без лишней шелухи: буржуазно-демократической революцией, свергнувшей власть промышленно-финансовой олигархии, полицейщину поощряемую Партией Регионов. Завернутое в национал-патриотическую обертку майдановское движение по существу имеет все признаки демократически-прогрессивного, в то время как прикрытое советской атрибутикой сепаратистское движение Юго-Востока по существу авторитарно-реакционно.

 

Похоже на печальную историческую иронию. Ну а как по-вашему стоило бы это назвать? Представьте себе Коммунистическую Партию Украины, которая двадцать лет восседает в буржуазном парламенте, откровенно поддерживает российский империализм в противовес западному, многие депутаты которой являются хозяевами заводов-газет-пароходов, одновременно претендуя на звания марксистов-ленинцев. Вот то-то и оно. Кроме прочего КПУ решительно борется с якобы националистической «Свободой», которая любит порассуждать о патриотизме, антикоммунизме, но в то самое время входит в коалицию с либералами, выступает за евро интеграцию, парламентскую демократию, честные выборы. Будь они действительно хунтой, симонянины или боротьбисты давно бы сидели в тюрьме, но никак не имели право голосовать на грядущих в маю выборах президента. К слову, все это достаточно хорошо отметил в своей статье «Политический кризис в Украине и кризис левого движения» левый публицист Александр Пивторак.

 
Противостояние регионалов с оппозицией начало переходить в свою активную фазу после разгона студенческой демонстрации в поддержку евроинтеграции в ночь на 30-е ноября, после чего собственно начался майдан. Решительным толчком к восстанию стало принятие регионаловским большинством авторитарных драконовских законов 16 января, вызвавшие возмущение широких масс населения Украины. Общими усилиями мелкая буржуазия, при поддержке малой части крупной, интеллигенция, пролетариат свергли диктатуру Януковича, вступив в последний и решительный бой с защитниками легендарного золотого унитаза, заплатив за свою победу ценной не одной человеческой жизни. Ни «Свобода», ни «Правый сектор» вопреки общеизвестным мифам никаким образом не возглавляли протест. Показательно, что подавляющее число погибших, вошедших в состав так называемой «небесной сотни» никакой партийной принадлежности не имели, были самыми обычными людьми. Где находились и что делали в то самое время активисты «Правого сектора» (имеются ввиду все кровавые события 18-22 февраля) никто не знает, известно наверняка только одно – народ они заведомо оставили, предпочитая скрыться вместе с партийными функционерами оппозиции. Об убитых и раненых с их стороны тоже ничего не известно, просто нет таких. Доказывать кому-то, что единодушно утверждали бывавшее на майдане товарищи, занятие в общем то скучное, неинтересное. Если некто впечатлительный хочет верить в страшилки про спонсируемых ЕС и НАТО «майдановских фашистов-расистов-нацистов» идущих с палками, фанерными щитами под градом боевых (уже не резиновых!) пуль, менять одно панство на другое, тогда, скорее всего, переубеждать таких людей не стоит. Олигархи, все эти таруты да ахметовы, достаточно быстро нашли общий язык с новоиспеченной властью, на деле продолжая лавировать между Киевом и Москвой. Реставрация прежних порядков медленно, но уверено начала вызывать негодования: за что боролись? Положение правительства Турчинова спасла путинская интервенция, сперва развернутая в Крыму, а затем скрыто начатая на Юго-Востоке.

 

Несмотря на все вышесказанное, сталинисты вместе с примкнувшими к ним шепиловами (анархистами и некоторыми левыми коммунистами (1)) продолжают видеть в свержении мафии бандюковича фашистский путч, одновременно всячески прославляя Юго-Восточную Вандею, выступающую под лозунгами «Слава Беркуту! Путин помоги!». Напротив, по их глубочайшему убеждению, таковой всегда являлась Западная Украина (Да-да! Именно та «западенщина», которая первой у себя свалила власть регионалов, в городах которой освистывают провластную националистическую «Свободу», бизнесмены которой приватизировали там все, что только можно, получая отпор от местных жителей (конфликт за львовский рынок Привокзальный, как яркий пример). Поймут ли когда-нибудь эти «шепиловы», что Ленин был бы первым, кто с молотом в руках пошел крушить свои истуканы? Что красными полотнищами сейчас бесстыдно прикрывают контрреволюцию, неоденикинщину? Надежда, как говориться, умирает последней. В небезынтересной статье Дмитрия Жвании достаточно дельно обоснована мысль, что именно экспансия российского империализма задушила нарастающее пролетарское выступление на Донбассе, которое неминуемо бы вызрело из бедственного экономического положения региона: «…Фактически Россия подавила в зачатке рабочее восстание в Донбассе, благодаря её усилиям всё свелось к борьбе с мифическими бандеровцами и крикам «Путин!» А те смелые, но наивные политически неграмотные и часто действительно недалёкие люди, все эти местные маркосы, которые надели балаклавы, камуфляж и пошли в местное ополчение, в итоге стали коллаборационистами. Им невдомёк, что России, точнее её хозяевам, наплевать на их шахты. В том же Ростове-на-Дону было около сотни шахт, а осталось — четыре. Да и находятся они в собственности украинского олигарха Рината Ахметова. В России губят заводы один за другим. А пенсии и пособия, которые кажутся украинцам высокими, пожирает инфляция…». Каких либо оснований называть ДНР новой Парижской Коммуной, как видим, совсем нет. Правда, еще возможна другая коммуна – Киевская. По мере нарастания недовольства правительством Турчинова-Яценюка-Кличко-Тягнибока, бывшие сторонники майдана, популярность в рядах которых начинают все более завоёвывать идеи прямой демократии, самоорганизации, т.н «громадівства», могут рано или поздно, по мере роста социальной напряжености, поднятся на майдан 2.0. Боюсь, в его рядах уже не будет дискредитированых продажных маргиналов с «Правого сектора», тем болем национально-сознательных панов со «Свободы», которых уже сейчас в одной упряжке с предательским правительством Турчинова. Это не будет победой пролетарской революции в Украине по понятным причинам, однако такое возможно. Очень много сейчас зависит от дальнейших действий московского империализма, поведение которого продиктовано только его реальной слабостью перед империалистическим блоком ЕС, не оставляющим ему шансов на выживание уже в обозримой исторической перспективе. ТС по сути зажат между такими гигантами как ЕС и Китай, располагающими гораздо большими человеческими и материально-техническими ресурсами, следовательно, его очень скоро ожидает судьба многострадальной Украины. Если Парижская коммуна 1871-го года, поднявшая на знамена не только социальные, но и патриотические лозунги, стала следствием франко-прусской войны, предательством национальных интересов со стороны французского правительства, доведеним до отчаяния широких народних масс, то почему подобное не может произойти сейчас на нашей почве? По мнению автора, очень даже может.

 

Капитализм окончательно входит в свою последнюю завершительную стадию, в ходе которой котлом буржуазной модернизации будет полностью переплавлена раннекапиталистическая периферия, будет создана огромная новая армия нищих и обездоленных, которая, несомненно, станет сознательным творцом своей истории. На этом новом витке борьбы угнетенных всего мира за свое освобождение независимой Украины не будет места (2). Только мы не собираемся лить по ней горькие слезы. Чему быть – того не миновать. Пусть подобным занимаются всяческие реставраторы «государственного социализма», левая обслуга буржуазии, десятилетиями водящая трудящихся за нос. Остается только пожелать, чтобы личные предрассудки некоторых товарищей не делали их подпевалами сталинизма да государственного патриотизма.

Апрель 2014

 

Артем Клименко

 

Примечания редакции:

1)Речь идет о  части украинской марксистской группы “Против течения”. У этой  комичной, при всем уважении к отдельным ее активистам, группы, от левого коммунизма всегда было в наличии только признание того факта, что в СССР был государственный капитализм. Антипарламентаризм и антипрофсоюзничество отсутствовали напрочь, не говоря уже об антипартийности. Поэтому в точном смысле слова левокоммунистической группой “Против течения”  никогда не была.  Кроме того, у глубокоуважаемого всеми нами вождя одесской части “Против течения”, Юрия Владимировича Шахина рациональное марксистское признание госкапиталистической природы СССР наложилось на совершенно иррациональные, но от этого тем более сильные СССРофильские и москвофильские иррациональные страсти и влечения (в его психике сильнее их только его гомофобия!), что производило и производит весьма смешное впечатление. Нет нужды говорить, что для Шахина Майдан является “фашизмом”, а “Антимайдан”, при всех своих незначительных недостатках, имеет прогрессивный антифашистский характер.  Подробнее о Шахине и “Против течения” см.  статьи Инсарова “Жульничество+невежество+реакционность (ответ Шахину) revsoc.org/archives/7113 и “Марксизм для кастратов” novaiskra.org.ua/?p=278

2). Автора можно понять так, что он считает возможным длительный, измеряемый десятилетиями период прогрессивного развития капитализма, “буржуазной модернизации”, в ходе которого будет создана “огромная новая масса нищих и обездоленных”, иными словами, новый пролетариат, который и станет “сознательным творцом своей истории”. Всякое бывает в историческом процессе, но для нас возможность длительного прогрессивного развития капитализма в Украине здесь и сейчас представляется весьма сомнительной. Во всяком случае, на горизонте пока что стоит не она, а угроза иностранной интервенции и сопровождающего ее разрушения  производительных сил. Нынешний революционный кризис в Украине едва ли закончится непосредственным переходом к социализму. Но перспектива ждать, пока новый виток развития капитализма (уже после революции, войны и связанных с ними разрушений) создаст новый цикл капиталистического прогресса,  обрекает революционеров на бездеятельность в современной революции или побуждает их занять позицию поддержки ЕС и украинской либеральной буржуазии, какие, по этой логике, являются носителями капиталистического прогресса. Так воспроизводится старая меньшевистская схема поддержки либеральной буржуазии в буржуазно-демократической революции (уклон в эту сторону есть у другой части “Против течения”). На наш взгляд, независимо от того, что будет после того, как на Украине отгремит революция 2014 года (а отгремит она еще не скоро), революционеры должны прежде всего участвовать в этой революции, готовить Киевскую Коммуну (и союзные ей Львовскую, Краснодонскую, Одесскую и т.д. Коммуны), а не надеяться на то, что прогресс капитализма создаст для них в будущем более благоприятные условия. Опыт СНГ последней четверти века учит не верить в капиталистический прогресс в современную эпоху и убеждает, что этот прогресс все больше становится прогрессивным движением к пропасти. Задача народной революции – остановить  движение  и повернуть паровоз истории в другом направлении.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 1.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +2 (from 2 votes)
Антимайдановский «антифашизм» против майдановского «фашизма», 1.0 out of 10 based on 1 rating