Мне неоднократно приходилось участвовать в антифашистких блокадах в странах Скандинавии. Обычно это выглядит следующим образом. Несколько десятков ультраправых маргиналов проводят свою демонстрацию или манифестацию в окружениии полиции, а антифашисты, среди которых как участники социально – революционных групп, так и троцкисткие, сталинистские партии или либералы, участвуют в блокаде. Черный блок пытается прорвать мусорское оцепление, хиппи-пацифисты целуются, обнимаются и призывают к ненасилию, социал-демократы рассказывают о необычайных преимуществах политики мультикультурализма.

 

Антифашисткая деятельность в форме создания “фронтов”, “коалиций” “против фашизма” с участием отнюдь не революционных политических групп является какой-то догмой, фетишем. Только потому что “против фашизма”. Как правило, подготовке массовых антифашистких акций уделяется значительно больше сил, времени и ресурсов, чем социальным компаниям. Это притом, что, к примеру, рабочее движение находится под почти полным контролем социал-демократических профсоюзов, тоже “антифашистов”, что впрочем не мешает им быть верными слугами капитала. Недавно на демонстрации работников больниц и поликлиник против приватизации части сектора здравоохранения два представителя парламентской “Левой партии (Vänsterpartiet) кричали в контролируемый ими мегафон о необходимости “уважать закон”. Не может не возникнуть вопрос, кто опаснее для социальной революции: зигующий в лесу бон-маргинал или такие вот “народные защитники”.

 

Государственные и корпоративные СМИ, как правило, об ультраправых отзываются крайне негативно. Оно и понятно, в мире, ставшем империей под контролем транснациональных корпораций, расистские, националистические идеи, несмотря на их роль в разобщении класса, лишенного власти и собственности, могут стать препятствием на пути получения прибыли капиталистами, перемещающими миллионы рабочих рук по своему усмотрению из одной точки земного шара в другую. Но “антифашисткая” пропаганда, издаваемая всевозможными “коалициями”, по содержанию мало чем отличается от желтых газет. Все те же мантры о терпимости, Гитлере и Брейвике. Классовый ответ на национальный вопрос если и можно встретить в брошюрах и листовках, распространяемых перед блокадами, то крайне редко. Это притом, что не либералы ходят эти листовки раздавать. Антифашистсие акции значительно лучше освещаются СМИ, без упоминания, естественно, политических взглядов значительной части участников этих акций, чем социальные компании.

 

Антифашисткая, как впрочем и феминисткая борьба в нынешнем их виде отлично вписываются в существующий порядок вещей. Если сказать, что ты против ультраправых или за права женщин, геев и трансгендеров, то все “демократическая” и “прогрессивная”общественность, от преподавателя в университете до депутата местного законодательного органа, погладит по головке и назовут хорошей девочкой/мальчиком. Совсем иная реакция ждет того, кто с классовых позиций будет выступать за уничтожение государства и капитала или хотя бы поднимать такие злободневные вопросы, как, наприме,р рост бедности в мире или усиление тоталитарного контроля со стороны репрессивных органов. Тот же преподаватель, не говоря уже про депутата, сочтут такого человека опасным мечтателем или сразу запишут в экстремисты

 

Для социального революционера основной враг – самый сильный враг. Ультраправые в современном мире к таким врагам точно не относятся. Я не верю, что в мире когда либо будет установлена фашисткая диктатура, опирающаяся на националистические или расистские идеи. У капитализма появились другие механизмы тоталитарного контроля над обществом, гораздо более “толерантные”. Впрочем, даже когда фашизм  еще не был пугалом, именно политика “народных фронтов” привела к поражению социальной революции. Есть мнение, которое я полностью поддерживаю, что нам, социальным революционерам, нужны улицы городских окраин и что, если эти улицы будут контролироваться бонами, это станет серьезным препятствием в нашей борьбе, а следовательно необходима антифашисткая деятельность. При этом нельзя забывать, что “союзники” по этой деятельности контролируют улицы и рабочие места намного сильнее ультраправых, и что им тоже надо противостоять. Причем противостоять сильнее, поскольку только шведская социал-демократическая бюрократия в их профсоюзах многочисленнее всех активных расистов и нацистов в странах Скандинавии вместке взятых. Я уж не говорю про членов либеральных партий.

 

Обострение классовой борьбы требует моментальных ответов на вопросы, кто есть кто. Необходимо уметь с классовых позиций различать врагов, независимо от того, называют они себя “антифашистами” или нет. Фетишам не может быть места

Петр Васильевич

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)