malorossesМы перепечатываем заметку активиста АСТ-Харьков Максима Темнокотова, представляющую собой, на наш взгляд, хорошее обоснование того, почему сторонники бесклассового общества должны относиться к Антимайдану  совсем не так, как к Майдану. 

Мы выступаем против любого правительства, даже марионеточного, избранного на первый день для оформления путинского вторжения. Нас смешит убожество “левых” активистов, аплодирующих провозглашению так называемых “народных республик”.

Желание видеть то, что хочется видеть, демонстрирует слабость волевых качеств. Левым интернет-воинам всё это время не хватало смелости стать частью протеста украинского общества. В отличии от киевлян, у левых из других городов были хорошие шансы сформировать левую повестку на региональных Майданах. Там где существовали сильные левые и либертарные организации или просто активные группы (“левые националисты” из “Автономного Опіра” во Львове, анархисты из Автономного Союза Трудящихся в Харькове, феминистки в Каменце-Подольском), классовая и антиавторитарная повестка нашла свою аудиторию. В свою очередь, левые интернет-бойцы владеют характерным навыком нахождения оригинальных оправданий собственного бездействия. Именно поэтому они с радостью хватаются за любую мало-мальскую возможность интерпретировать происходящие события в выгодном для них свете. И вот оно — многотысячные демонстрация под красными флагами, антифашистские лозунги, провозглашение “народных республик”. И неважно, что “антифашистами” зачастую являются российские нацисты, что под красными флагами собрались российские патриоты, для которых красный цвет символизирует советскую родину, а вовсе не классовую борьбу. Не смущает их и то, что “народные республики” являются формальной фикцией, цель которой — юридическая и символическая легитимизация вторжения в Украину российской армии.

Главный критерий — оправдание собственной убогости, трусости, невозможности пойти на риск. Отсюда — “фашистская хунта”, прямо таки многотысячный “Правый сектор”, ГосДеп США (и, что бы быть честным, их майдановские аналоги – “титушки из Белгорода и Ростова”, ФСБ и другие “рептилоиды с Нибиру”). Что касается реальности: с теми, кто не видит разницы в характере отношений между Майданом и правительством «Батькивщины» и Антимайданом и правительством Путина, нам не о чем даже разговаривать. Для всех прочих Майдан это сильная низовая инициатива, держащая в напряжении правительство.

Это институция, действующая по сей день и рассчитанная на длительное существование (мы надеемся, что на более длительное, чем срок жизни самого государства). Функция Майдана — контролировать государственную власть. Это не просто событие, а постоянный процесс, действующий по всем законам диалектики. Это и есть достижение Майдана. Антимайдан же — хоть и в какой-то мере низовое движение (это всё же не спецоперация ФСБ, как это её правительство «Батькивщины»), но без капли критики в сторону России, Кремля и вообще государства. Функция Антимайдана — смена власти, причём на более авторитарную и жестокую. И это не процесс, а единовременный акт, не рассчитанный на развитие в перспективе.

Люди с Антимайдана после ввода российских войск разойдутся по домам, как это произошло в Крыму. Если абстрагироваться от национальных особенностей (вообще они одинаковы и в Украине и России — у власти в обоих странах крупная буржуазия), то Майдан — это сила, противостоящая правительству как таковому, а Антимайдан — сила, полностью подконтрольная путинскому правительству, причем не вследствие влияния ФСБ и прочих пророссийских сил и агентов, а в силу наивной веры и идеализации современной России. Мы не можем стоять на одной стороне с людьми, которые испытывают восторг и трепет перед государственными функционерами, будь то российские или какие-либо другие. Мы будем вести диалог с Антимайданом лишь после того, как он восстанет против Путина и государственной власти как таковой.

Что бы там ни говорили пророссийские активисты, в Украине народ отстоял возможность мирных протестов и независимых СМИ, а также предотвратил массовые политические репрессии. Антимайдан же выступает за политику “российского царя”, которая подобна многократно усиленной политике Януковича. Крым — типичный тому пример. Майдан и Антимайдан это два принципально-разных явления.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)