В рамках дискуссии об участии социал-революционных активистов в войне на Донбассе мы публикуем интересное интервью Игаля Левина, военного эксперта и анархиста из Израиля. Редакция «Новой искры» не разделяет некоторые взгляды, высказанные в интервью. Оригинал интервью здесь   Несколько лет назад Игаль написал интересный текст о вооруженных силах и анархизме, о защите революции, которую многие анархисты пытаются избегать в своих рассуждениях. Сегодня его старый текст снова оказался актуальным. Мы пообщались с Игалем о войне в Донбассе и Курдистане, о том, что анархистам делать в сложившейся ситуации, и о том, как выглядит современная война с точки зрения либертариев.

Твой текст об анархических вооруженных силах становится сегодня очень актуальным в контексте событий в Украине и Кобани.

Но реальность ставит новые вопросы, на которые в нём нет ответа. Ты хорошо описал модель армии в уже сформированном анархистском обществе, с соответствующей инфраструктурой и уровнем сознательности. Но что делать анархисту сегодня, когда между собой воюют армии старого образца? К примеру, на Донбассе, когда более реакционный (российский) режим атакует чуть менее реакционный (украинский)?

– То, что я писал о милиции (ополчении) и принципах защиты революции, на мой взгляд, универсально, эту концепцию вполне можно применить и к Украине, и к событиям в Рожаве. Партизанский отряд с минимальной инфраструктурой может строиться по тем же принципам которые я огласил в упомянутой тобой работе. Я бы не стал сравнивать режимы России и Украины по степени реакционности. Это ловушка, которая может привести нас к обслуживанию новой украинской власти. Экспансию РФ нужно остановить не потому что она менее прогрессивна, – достаточно уже того, что она представляет собой грубую силу, войну и оккупацию.

Террорист №1 в мире

Террорист №1 в мире

Идти в армию можно (и нужно) только если есть сплоченная группа, готовая пойти наперекор порядкам режима, которому эта армия принадлежит. В первой мировой войне анархисты шли в царскую армию с целью агитации солдат и создавали там «черные ан-ячейки», которые в нужный момент должны были дезертировать всем отрядом. Кстати, ан-ячейки послужили основой для разнообразных анархистских милиций, от Черной Гвардии Москвы до махновцев или роговцев. Сейчас можно поступить так же: объединяться в отряды (в идеале человек в 20) и идти в терр батальоны. В момент развала фронта или банкротства командования нужно дезертировать (в идеале еще сагитировав ребят присоединиться к вашему отряду) вместе со снаряжением и оружием. А далее в зависимости от ситуации: либо партизанская деятельность, либо формирование своих структур, наподобие «Черной Гвардии Украины» или милитантных структур “Автономного Опира”. Идти же одному в тербат с позицией «сейчас остановим агрессию, потом начнем революцию» – это, по-моему, ошибка. Даже в случае невозможности “коллективного” (можно все таки попытаться “дать на лапу” например) призыва, идти в один батальон. Там даже будучи в разных ротах можно скооперироваться и поддерживать связь друг с другом.

Возвращаясь к тому старому тексту, у одного из наших товарищей возник вопрос, как это у коммунистического общества не будет крупных фабрик и предприятий?

Ну возможно у коммунистической “земшарии” и будут фабрики и предприятия и даже целые индустриальные конгломераты. Но в гипотетической рабочей\анархической\социальной республике\районе такого просто быть не может. По очень многим причинам. Одна из них – это сырье. Крупное индустриальное хозяйство потребует торговли, и вообще включения в мировой рынок. Значит мы говорим тут уже о государстве, “пролетарском”, “рабочем”, но государстве, со всеми вытекающими из этого последствиями. Анархические освобожденные районы могут быть только децентрализованные индустриально и переведенные на малые предприятия. За этим конечно упадет уровень жизни но это уже другой вопрос.

Вернемся к реалиям сегодняшнего дня. Автономные боевые формирования в Украине, неподконтрольные ВСУ и МВД в Украине огромная редкость, такие явления как ДУК и батальон ОУН (Коханивского) существуют/существовали благодаря массовости, медийности, политиков и/или крупного бизнеса. Попытка анархистов создать сейчас что-то подобное с большой вероятностью завершится так же печально, как и попытка создания анархо-сотни на Майдане, только вот ликвидация будет более жесткой.

Черная сотня на Майдане

Черная сотня на Майдане

Отряд не должен быть «медийным» и открытым в том смысле как это делал Правый Сектор. Это может быть партизанщина в самом классическом смысле слова: «ударил — убежал». То есть полный уход в подполье. Распространять информацию о таком отряде могут люди, которые по той или иной причине не принимают участие в милитантном противостоянии. Эти люди не должны иметь прямого контакта с «партизанами» из соображений безопасности.

В какой форме допустима, на твой взгляд, интеграция в существующие милитантные структуры, так или иначе лояльные властям?

Как я уже сказал выше, отказ от участия, параллельно с желанием противостоять оккупантам, может в конечном итоге обозначать войну на два фронта. Как я уже писал выше, только отрядом и с четкой позицией и повесткой, плюс готовностью уйти вопреки желаниям генералов и политиканов. Это ведь не что-то новое. Так зарождался и анархо-синдикализм. Анархисты на рубеже 19 и 20 веков шли в тред-юнионы со своей повесткой. Про анархистские ячейки в царской армии я уже упоминал.

Если новобранцев обучают за несколько месяцев, то профи готовят годами. Каким образом, в будущем, армия милиционного типа из наспех выучившихся добровольцев сможет противостоять людям, которые долго учились профессионально воевать? Сможет ли анархическое общество обойтись без “профессиональных убийц”, или до окончательной победы мировой революции забывать о профессии солдата рано?

Как я уже писал в работе, о которой ты упомянул, профи – это могильщик социальной революции. Менталитет солдата просто заточен на воспроизводство вертикали власти и тандема «подчиняющий — подчиненный». Эффективность профи тоже очень сомнительна.

Курдские женщины - воины

Курдские женщины – воины

ИГИЛ в своем стремительном наступлении в августе 2014 года разбило в пух и прах профессиональную, натренированную и вооруженную американским оружием армию Ирака, а в 2015 наступает и бьет регулярную армию Асада в Сирии. У армии Ирака банально не было мотивации воевать, армию разъедала коррупция. Нет воли к победе и у сирийской армии. При этом мы видим, что ополченцы из Рожавы уже не один год удерживают кантоны Джазира, Кобани и Африн от посягательств боевиков ИГ. Дело в том, что милиционная армия нашей гипотетической «анархистской вольницы» будет вести войну партизанскую. Именно такую тактику используют курдские милиции. Большую часть потерь ИГИЛ несет – от засад и маневренных ударов, а не от рубки «стенка на стенку».

А партизанская тактика – это медленная смерть для любой конвенциональной армии, в особенности – армии захватчика. Единственное средство, с помощью которого партизан можно победит  – это либо «зажать» их на подконтрольной захватчикам территории, либо организовать террор по отношению к нонкомбатантам. Но к чему это приводит, мы хорошо знаем из примеров прошлого.

А насколько эффективна партизанщина, если враг доминирует за счет тяжелого вооружения, артиллерии и авиации?

Именно наличие артиллерии, РСЗО и авиации у противника вынуждает нас переходить к партизанской войне. Так как для симметричного ответа нам тоже будут нужны артиллерия, РСЗО и авиация. Это просто не реально, и не выгодно, так как симметричный ответ – это война стенку на стенку, которая суть, мясорубка. Зачем нам это? Конвенциональную армию бьют не симметричным ударом, а партизанщиной, герилией, подпольем, саботажем, террором (снайперским например) и засадами. Обеспечить артиллерией да еще и авиацией себя не могут и курдские милиции в Рожаве, и это при том что у них есть альтернативная экономика, миллионное население, нефть и консолидация общества. Авиацией не смогла “разжиться” даже ИГИЛ.

Битва за Кобани

Битва за Кобани

Что уж говорить о мелком партизанстве или гипотетической анархической вольнице. Партизанская тактика при этом крайне действенна, именно мелкие группы, маневр, мобильность, снайперский террор и тд. могут вынудить захватчика уйти. Так было не раз в истории. Это происходит и сейчас в той же Сирии.

Легкое стрелковое оружие, гранатометы, и даже технички с ДШК не обеспечат победы. Или нет?

Легкое стрелковое оружие – это всегда хорошо. Оно универсально. Им можно оборонятся, атаковать, удерживать регион, дефакто заниматься полицейщиной, монополизировать насилие (в районе где орудуют две банды на пятьдесят щей каждая, последнее слово будет у тех у кого легкое стрелковое оружие) и т.д.

"Донбас" в Иловайске

“Донбас” в Иловайске

Гранатометы бывают разные, но  они – достаточно действенное оружие против техники. Хлопцы из батальона “Донбасс”, уже будучи окруженными и брошенными в Иловайске, сожгли немало танков и другой техники, не имея тяжелого вооружения вообще. Выручили гранатометы. Технички хороши для маневренной войны и контроля больших территорий, в реалиях Донбасса и местности там (леса, реки, пересеченная местность, села) лучше опираться на небольшие мобильные отряды и засады. В города соваться с техникой это безумие. Тут тоже нужны мобильные группы знающие саперное дело и снайперы. Городская война – это отдельная наука. По поводу того, можно ли победить с помощью легкого вооружения. Побеждает умение и желание, а не железо.

Мобилизация. Она важна для боеспособности украинской армии (переход на добровольческую или контрактную основу – дело времени, а война идет сейчас). Но анархисты всегда выступали против принудительной мобилизации, для вас в Израиле эта тема всегда была особенно актуальна. Как ты предлагаешь украинским анархистам вести себя в текущих условиях? Призывы отказаться от мобилизации очень любимы российской пропагандой и явно играют на руку Кремлю. В то же время, политика украинского государства, которое гонит на фронт людей против их воли и под угрозой репрессий тоже не подлежит оправданию. Какую реалистичную альтернативу могли бы предложить мы здесь и сейчас?

Тут ответ однозначный. Людей призывают для высвобождения кадровиков для участия в АТО. То что АТО является мясорубкой, мы уже видели на примерах котлов, провалов и предательства командования. Быть за мобилизацию – значит поддерживать такой порядок вещей. Нужно вести агитацию против, но при этом подчеркивать почему: потому что власть не заинтересована в победе или сдерживании РФ, война позволяет отвлечь людей от социальных проблем, предотвращает новый виток революции. К тому же, война «стенка на стенку», которая сейчас идет в Украине, то есть окопная война, – это жуткий людоедский анахронизм. Призывать к участию в этом было бы глупо. В Израиле мы всеми силами поддерживаем отказников и дезертиров. И эта позиция все же играет на руку клерикальным или милитаристским режимам Ирана, Сирии или Хезболлы. Но для нас это не причина поддерживать перманентную мобилизацию, которая длится тут уже почти целый век. К тому же Израилю, как и украинским властям, выгодна война, а не победа. С другой стороны, если вы ведете антипризывную/антимобилизационную агитацию, нужно развивать систему защиты уклонистов от преследования со стороны государства, создавать структуры, обеспечивающие юридическую и материальную помощь, медийную поддержку. С развитием альтернативных милитантных структур уже можно вести агитацию за вступление в них. Такие структуры для «легальности» могут формироваться под видом НКО, профсоюзов, клубов, бизнес структур и т.д. Страйкбол например, реконструкторы или клуб патриотов. Так, кстати, действуют и правые.

У нас есть два НКО, помогающих отказникам, в которых участвуют и анархисты, – «Есть предел» и «Новый профиль». “Новый профиль” занимается поиском адвокатов для уклонистов. Так же она обеспечивает разъяснительную работу молодым людям которые не хотят служить, рассказывает о том, что их ждет и т.д. Она поддерживает молодых отказников и во время их прибывания в тюрьме, ездит по школам с агитацией против призыва. Проводит экскурсии. Это все требует денег и немало, следовательно они сидят на грантах из либеральных движух Европы и США (NIF например). Кстати, манифест “Нового профиля” 8 лет назад написал анархист, который сейчас в “Единстве”. Большая часть этой НКО – это феминистки (70%) и анархисты или антисионисты_ки всяких мастей (вплоть до “левых” либералов). Организация в свое время помогала и мне (я офицер отказник) и помогает анархистам из “Единства”. У нас вот сейчас парнишку сионисты хотят себе под ружье забрать, мы готовим поддержку. Вы кстати ведя антипризывные компании можете агитировать за добровольческий призыв, за обеспечение терр батам большей автономии и самостоятельности, напоминание что успехи июля – августа 2014 были обусловленны как раз именно добровольцами а не кадровиками из ВСУ. То есть вы с одной стороны против призыва, а с другой за защиту страны от агрессии со стороны РФ.

И я повторюсь, участвовать в войне надо, но старатся быть максимально самостоятельным. Развивать подпольную инфоструктуру. Копить оружие и набиратся опыта. Создовать тайники с этим оружием, оно может пригодится в случае полномоштабной войны с РФ или в случае новых Майданов, лишним оно уж точно не будет.

Помнить что левые радикалы и анархисты в частности сейчас бесконечно слабы, а значит, что такие инициативы должны быть только в рамках подполья и полной анонимности участников. Полное отсутствие медийности и открытости. В конечном итоге можно организовать санитарный отряд и выбратся к зоне АТО для волонтерской помощи. Главное делать хоть что то и готовится, иначе во время социальных протестов анархисты как и левые вообще снова не будут представлены и стихия народного восстания вновь окажется в руках ультраправых.

Как ты оцениваешь перспективность использования новых технологий, в частности беспилотников? Могут ли они в относительно-короткой перспективе серьезно изменить тактику боевых действий (в том числе партизанских)? Беспилотник может ведь стать не только средством разведки, но и оружием, в том числе диверсионным.

640x459

Украинский беспилотник

Если изменит, то не е в пользу партизан. Но в ближайшее время в Украине это не особенно актуально,  нужен персонал и опыт, здесь его не хватает. Многие хотят использовать беспилотники для терактов, но  это сложно.  Хезболла и Хамас вот все пытаются, что-то даже запускали, но их сбивают. Хезболла, кстати, самая крупная в мире партизанская группировка (ну кроме ИГИЛ, эти уже  государство полноценное), но даже они никак не могут их освоить. Опять же, нужны операторы и опыт.  Но вообще боевые беспилотники не  эффективны, когда враг контролирует небо, а РФ контролирует небо Донбасса.

Население Донбасса сосредоточено в достаточно крупных городах и поселках. То есть, основное поле боя здесь – это не “степь”, а городская агломерация. Когда город становится полем боя – это угрожает, в первую очередь, местному населению, партизанщина тоже неизбежно подставляет мирное население под репрессии. Один из главных этических вопросов связанных с участием в войнах – это именно судьба мирных людей. Есть ли, на твой взгляд, какой-то ответ на этот вопрос?

Потери неизбежны. Даже армия с робототехникой и высокоточным оружием не в состоянии вести бой в городских условиях не причиняя вред нонкомбатантам. Так же нужно помнить что на Донбассе по ту сторону фронта действует не регулярные чясти а гибридные. То есть состоящие из парамилитарных, партизанских, волонтерских формирований опирающихся на местное население. Это не правило но такое имеет место быть. Я общался с бойцами “Азова” например. Они рассказывали о том как гражданские выдавали позиции их частей например или о снайперах (женщинах) в гражданском. То есть ситуации с этической точки зрения сложная. Нужно четко понимать что там идет война, и что войны где армии исключительно из комбатантов “стенка на стенку” остались в далеком 19 веке. В современной войне нонкомбатанты “включены” в мясорубку войны. А если речь идет о асимметричной и партизанской войне, то “включены” вдвойне.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (4 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +5 (from 5 votes)
Бывший израильский офицер Игаль Левин о войне и анархизме, 10.0 out of 10 based on 4 ratings