yetwarВойна на Востоке, которую Национальная Гвардия и армия Украины ведут с отрядами интервентов и с местными сепаратистами, стала фактором, в известной мере объединившим украинцев. В связи с этим возникает два вопроса. Возможно ли теперь превращение страны в своего рода восточноевропейский Израиль, объединенный в борьбе против общего врага, в результате чего, внутри страны затруднены крупные социальные протесты (в осажденной крепости – все жители – солдаты, солдатам бунтовать не положено; такое положение выгодно, прежде всего, израильским олигархам). С другой стороны, возможна ли ситуация, когда в самой Украине начнутся протесты против войны или эти протесты, слившись с социальными выступлениями, перерастут в третий майдан?

Протесты против войны в Украине уже идут. Но если оставить в стороне небольшие акции колорадов, то мы увидим солдат и их родственников, недовольных подготовкой и снаряжением солдат. И, хотя есть люди, недовольные самим фактом войны, нет недостатка в добровольцах. Вспомним, что в Украине имеются десятки тысяч добровольцев с хорошим армейским опытом, но их отказываются брать в армию и приписывают к Нац. Гвардии, тогда как эти военные не хотят служить под продажными украинскими ментами. Вспомним так же, что армейское начальство ворует деньги, предназначенные на закупку касок, бронежилетов и продовольствия. Все вместе выглядит как коррупция, глупость и измена. И все же, большинство украинцев за войну с сепарами.

Причины этого следующие. Весьма важно, кто является противником и чего этот противник хочет. Если бы на Украину напала Швеция, и если бы шведы пообещали поднять уровень жизни до средних шведских показателей, а заодно гарантировали бы населению Украины Шенген, вряд ли нашлось бы много желающих воевать с ними (другое дело, что шведы могли бы потом нарушить свои обещания). Но если противник родом из мира низких технологий и отсталой сверх-коррумпированной экономики, и если этот противник стремится построить (судя по документам и заявлениям) то ли православный Иран, то ли альтернативную Северную Корею, то вполне очевидно, почему для абсолютного большинства украинцев такой противник есть то, от чего нужно избавляться любыми методами.

Средневековая Испания, и ряд других регионов планеты сравнительно быстро и без большой борьбы покорились арабским завоевателям, поскольку те несли религиозную терпимость и экономическое процветание. Но мало кто в здравом уме мечтал о нашествии Тамерлана, воины которого обращали в прах целые цивилизации.

Здесь можно вспомнить Зимнюю войну (Talvisota) между СССР и Финляндией 1939-1940 гг. В принципе, Финляндия после гражданской войны, была разделена на тех, кто симпатизировал местным красным и местным белым. Но сталинские соколы образца конца 30х гг. несли на своих штыках такой кошмар, что борьба с ними объединила абсолютное большинство финнов. Свое правительство многие из них сильно не любили, и даже сочувствовали ранним версиям большевизма. Но жить под организмами, на совести которых коллективизация, Голодомор 1933 го и Большой Теророр 1937 годов, не хотел почти никто.

Если бы стало наверняка известно, что противник, взяв Донбасс, на том и успокоится, может быть,  отношение было бы и другим; в конце концов в Донбассе значительная часть населения на стороне сепаров. Но до Донбасса был Крым, после него будет весь Юго-Восток Украины (о чем, опять же, прямо заявили вожди сепаров, рассказав о Новороссии), а потом, вероятно, и Киев. Поэтому у украинцев вызывает возмущение не столько тот факт, что идет война, сколько то, что правительство воюет плохо.

Для того, чтобы превратить страну в аналог Израиля, правительство должно бросить все резервы на поддержку армии, обеспечить солдат новейшим оружием, кормить их самым лучшим образом и, главное, одерживать победы. А вот если начальство держит военных в черном теле, не способно снабдить их даже качественными брониками, не кормит их, бросает на произвол судьбы, оставляет противнику коридоры, сливает ему информацию о передвижении собственных войск, не демонстрирует воли к победе, вот тогда гнев оборачивается против правительства. Такая война не сплачивает народ, а готовит революцию в тылу и на фронте: “ах вы, мать вашу, предатели, ну погодите, еще неделя такой войны, и мы вас самих на штыки подымем!”

Сюда же надо добавить коррупцию и социальные проблемы в тылу. На фоне блестящих военных побед народные массы могут простить правительству все это. Но тяжелая, затяжная война, неспособность победить, гробы солдат и жалобы бойцов на отсутствие нормального вооружения и питания, напротив, подстегивают революцию в тылу. Сегодня уже отчетливо видны ее контуры – протесты против коррупции и социальных проблем, поддержанные бойцами парамилитарес и Национальной Гвардии, уставшими от предательства. Если Порошенко одержит победу на фронте, ему многое простят и его режим стабилизируется. Но если он станет терпеть поражения, ему не простят ничего.

Вообще, сама идея воевать под началом украинских генералов и ментов (половина из них – коррупционеры, а вторая половина- предатели, исключений немного), как это происходит сейчас – очень странная идея. Куда эффективнее создавать отряды самообороны, парамилитарес, под началом опытных добровольцев-профессионалов, и использовать их не только для борьбы с сепарами, но и для борьбы с собственными коррупционерами и олигархами. Даже если централизованная армия победит на фронте, она способна стать опорой олигархии в украинском тылу, а в этом ничего хорошего нет (тогда теряется смысл второго майдана, борьбы с олигархией).

Но мы есть там, где мы есть.

М. Шрайбман

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)