vtorzhenie Есть несколько факторов, определяющих ситуацию.

Во-первых слабость центральной власти из-за развала силовых структур. После февральской революции майдана в МВД боятся люстраций, режим защищают неохотно, при первой возможности переходят на сторону про-российских группировок, как в Донбассе и Одессе. Украинская армия за 23 года независимости ни разу не воевала, прошла через серию неудачных реформ (при Ющенко ее оптимизировали под стандарты НАТО, при Януковиче отыграли назад). Вдобавок, чудовищная коррупция разъела все украинское государство изнутри. К этому нужно прибавить последствия правления ничтожеств и коррупционеров из БЮТ – группировки Авакова-Турчинова-Юли, которые никак не могут решить, кого им бояться больше – нового майдана или Путина.

Во-вторых, в условиях слабости центральной власти усиливаются региональные группировки. В луганской и донецкой области набирает силу движение за присоединение к РФ, связанное с местной Партией Регионов. Кроме того, имеет место попытка проукраинского днепропетровского олигарха Игоря Коломойского взять под контроль ряд регионов Юго-Востока. С этой целью проводятся совещания с представителями властей Донбасса, кроме того, представители Коломойского получают назначения в Одессе. В случае успеха, Коломойский может превратиться в самого влиятельного олигарха Украины.

В-третьих, пророссийское движение ждет массированного внешнего вторжения 9 мая. Такие ожидания подстегивают его активность, дают ему надежду. Пророссийское движение – это не только часть региональных бюрократических группировок, но и уже вторгнувшиеся силы российского спецназа (наемники в Славянске и пр.), которые, в союзе с местными силовиками составляют вооруженное ядро выступления. Хотя эти сторонники иностранного царя и Беркута, современные вандейцы, имеют определенную популярность в Украине, могут ли они действовать самостоятельно – большой вопрос.

Проблема в том, что российское вторжение, которого они ждут, может и не состояться или принять иные формы. Все же санкции стали серьезной угрозой для без того болезненной и хрупкой экономики Рф. Что, если дело ограничится использованием небольших диверсионных групп или отрядов спецназа, как в Славянске, составленных из российских офицеров и украинских наемников? Но данная стратегия может не сработать. Спецназ в Славянске уже сообщил, что без внешней помощи погибнет: как бы не была слаба украинская армия, все же 35 тысячная группировка в состоянии рано или поздно одолеть небольшой отряд в окруженном городе. Многие ли наемники захотят повторить его судьбу? И что произойдет с пророссийским движением, если дополнительной помощи извне оно не получит?

В любом случае, силы майдана показали уже, что способны дать сокрушительный отпор – так случилось в Киеве, в Харькове, в Одессе. А это означает, что у вандейцев будет под ногами гореть земля, какую бы поддержку извне они не получали. Но проблема не только в вандейцах и силах вторжения.

Продолжение февральской революции невозможно без нового майдана, без свержения клики БЮТ, без широчайшего внедрения майданных механизмов самоорганизации и прямой демократии в каждом регионе и на каждом предприятии. Есть только один достойный политик в Украине – майдан! Когда большинство рабочих и служащих, медиков и учителей, инженеров и трудящихся села, айтишников и студентов, осознает этот факт, ситуация радикально изменится в лучшую сторону. Но не раньше.

М. Магид

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)