Ukrrrevjpg

Статья публикуется в дискуссионном порядке.

Буржуазно-демократическая революция в Украине, пик которой пришелся на январь-февраль текущего 2014 года, после свержения президента Януковича и правительства Партии Регионов, прихода к власти оппозиционных политических лидеров, представляющих проевропейский крупный капитал в противовес финансово-промышленной пророссийско-ориентированной буржуазии, переросла в открытый гражданский конфликт, масло в огонь которого подливает международный империализм.

Отечественное левое и коммунистическое движение, пытавшееся дать свою оценку стремительно развивающимся революционным событиям, почти сразу же раскололось на противоборствующие стороны. В левой среде сложилось три основных политических позиции:

1.Безусловная поддержка антимайдановского движения и сепаратизма на Юго-Востоке, как народно-антифашистского, социально-прогрессивного движения против пришедшего к власти союза олигархии с националистами («Боротьба», «ВКПБ», «Рабочий Фронт Украины», примкнувшие к ним активисты анархо-коммунистической среды и им подобные). Соответственно, сторонники этой позиции считают, что  в январе-феврале у нас произошел настоящий фашистский путч.

2. Против всех сторон конфликта, руководящим ядром в котором и там, и там являются реакционные патриотические и националистические элементы, никакой помощи Майдану и Антимайдану, остановить боевые действия на Востоке между направляемыми Киевом силовиками и сепаратистами ДНР-ЛНР, опираясь на самостоятельное рабочее движения, которое нужно поднимать всеми имеющимися силами на борьбу («КГС», «РСД», «Ліва опозиція», «АСТ», «КРАС-МАТ» и другие такие прочие. При этом,  мнение отдельных организаций несколько раз менялось. Если «Ліва опозиція» или «АСТ» изначально поддерживающие Майдан, даже пытавшееся брать в нем участие, сперва занимали достаточно конкретную позицию поддержки украинской демократической революции, то позднее присоединились к сторонникам позиции «оба хуже», впали в показной пацифизм, о котором будет сказано ниже). Следовательно, мы имеем дело то ли с государственным переворотом, то ли с углублением политического кризиса.

3. Поддержка майдановского движения, как силы буржуазно-демократической революции, в которую были втянуты широкие народные массы от мелкой буржуазии до пролетариата. Антимайдан – пристанище великодержавных пророссийских шовинистов, как под имперскими, так и под СССРовскими красными флагами. Однако это не означает какой-либо солидарности с украинскими правыми националистами (прежде всего такую позицию  поддержали отдельные левые коммунисты и анархисты, «Группа коммунистов-максималистов»). Таким образом, мы были свидетелями именно общенародной буржуазно-демократической революции в которой Донбассу была уготована роль украинской Вандеи.

На левых интернет -ресурсах происходила и происходит постоянная полемика по вопросу об отношении политических сил, вещающих от имени якобы классово сознательной части пролетариата, к достаточно спорным, реально происходящим событиям. Автором также были представлены на суд публики три небольших полемических статьи, которые имели своей целью внести собственную скромную лепту в выработку подлинно классовой позиции среди тех идейных граждан, кто называет себя левыми активистами или социальными революционерами. Впрочем, о человеке, как известно, нельзя судить только на основании того, что он сам о себе думает и заявляет. Потому некоторые товарищи, попавшие в плен собственных предрассудков, не зависимо от того,  величают ли они себя левыми коммунистами, марксистами-ленинистами, анархо-синдикалистами и т.д. и т.п., на деле занимают позицию прямо противоположную социально-революционной. Тезисно озвучим основные моменты, которые были высказаны нами по вопросам, ставшим водоразделом для современной экс-СССРовской левой публики:

1. В январе-феврале 2014 года в Украине произошла общенародная буржуазно-демократическая революция. Широкие народные массы,  включая мелкую буржуазию, интеллигенцию, пролетариат, всевозможные социальные низы общества (при ведущей роли мелкой буржуазии) свергли режим президента Януковича (представителя крупного финансово-промышленного капитала), который откровенно намеревался установить в государстве авторитарно-полицейскую модель руководства, характерную для путинской России, лукашенковской Беларуси, назарбаевского Казахстана (входящих в империалистический блок «Таможенный союз»). Резкий поворот от ассоциации с ЕС до интеграции в структуры ТС, разгон студенческой демонстрации в ночь на 30 ноября 2013 года, неоднократные попытки расправы с активистами Майдана, принятие регионаловским большинством «драконовских законов» от 16 января, вызвали бурю народного гнева. Народное недовольство отчаянно пытались взять под контроль деятели официальной оппозиции (Яценюк, Кличко, Тягнибок), им сумели воспользоваться националисты из «Правого сектора». Демократический протест был поддержан частью средней и крупной евроориентированной буржуазии. Поскольку народные низы не смогли выдвинуть самостоятельную программу политических преобразований, место сбежавшего Януковича и его свиты заняли представители парламентской оппозиции режиму Партии Регионов. Сектантский характер современного социально-революционного движения (движение ли это вообще?!), позволил завоевать неплохую популярность среди протестующих именно правым (хотя не стоит преувеличивать их значение в революционных событиях).

2. Подлинная социально-революционная позиция требовала участия в демократической революции, посильной помощи социальным низам в выработке собственной программы преобразований. Только отдельные активисты социально-революционной и левокоммунистической среды смогли зарекомендовать себя на Майдане, но их даже не капля в народном море. Большинство вещающих от имени пролетариата марксистских или анархистских организаций (по 10-20 человек) заняли любимую позу квази-религиозных сектантов,  которым одним только известна некая «высшая истина». Если классики научного социализма еще в работе «Манифест коммунистической партии» отмечали, что наша теория является ничем другим, как отражением действительной материальной практики борьбы угнетенных за свое освобождение, отражением действительного исторического движения, то мы вправе задаться вопросом: какое действительное движение, какую практику настоящей борьбы отражают в своей теории современные тру-марксистские и тру-анархистские политические секты? Рабочего движения сто-стопятидесятилетней давности? Если учесть бесконечную апелляцию к промышленному пролетариату, замшелые догмы,  возведенные в предмет религиозной веры, черпаемые из «талмудов», где на самом деле ничего не говорится о возможности буржуазно-демократических революций эпохи позднего капитализма, тогда можно сделать неизбежный вывод, что эта «церковь» всегда будет враждебна настоящим демократическим революциям, не вписывающимся в каноны их правильности, т.е. шагать в ногу с марксистами-ленинцами от сталинизма, для которых великодержавно-шовинистический антимайдан во много раз прогрессивнее демократического движения под украинским жовто-блакитним стягом.

3. Демократическая революция имеет все шансы на продолжение. Пелена  государственного патриотизма, как реакция на великодержавный шовинизм и российскую интервенцию, начинает потихоньку спадать. Люди боровшиеся за свержение абсолютизма бандюковича, все более понимают, что происходит реставрация прежних панских порядков. Украинское буржуазное государство не удосужилось даже наказать виновных в гибели людей. В лучшем случае найдут козлов отпущения, а сейчас под пули сепаратистов-антимайданщиков украинское государство посылает простых людей, пока депутатские сынки продолжают мирно отдыхать по фешенебельным заведениям. Наша задача не впадать в либерально-пацифистические причитания, не организововать пародийные  нео-циммервальды, не поддерживать правительственную АТО, но активно работать в направлении нового демократического подъема масс, отбирать инициативу у «правых секторов» и им подобных.

Выводы: пролетариат пока не может осуществлять самостоятельного исторического движения, т.е. не является историческим субъектом, отделяющим свои цели от целей и стремлений широких народных масс,  угнетенных всевластием олигархии и полицейского государства. Когда он созреет, чтобы стать самостоятельным историческим субъектом,  говорить пока рано. Мы имеем дело со сложным многоклассовым, т.е. общенародным революционным движением, способным в скором времени свергнуть режим реставрации олигархическо-абсолютистского государства, как свергло оно режим бандюковичей. Такими же общенародными демократическими революциями были, например, «Весна народов» 1848-1849 годов, или российская революция 1905-1907 годов. Нам нужна победа народно-демократической революции, как этапа на пути к революции социалистической, тогда как левым сектантам нужна победа только таких революций, которые отвечают всем их пожеланиям.

Артем Клименко

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 6.7/10 (3 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)
Демократическая революция и гражданский конфликт в Украине. Тезисы. , 6.7 out of 10 based on 3 ratings