bosniaМы публикуем заметку, написанную нашим боснийским товарищем. Оригинал заметки находится здесь http://varvari-mutanti.livejournal.com/6186.html

Мы являемся свидетелями конфликта между пророссийскими агрессорами и армией украинского правительства на востоке Украины, который отодвинул на второй план рабочий вопрос и похоронил какие-либо более широкие надежды на революцию (продолжение Майдана). Как военное поколение мы знаем, что народ в Украине хочет, чтобы это безумие прекратилось и сменилось «нормальной» жизнью. Однако вывод украинских войск или пророссийских агрессоров никоим образом не «разрядит ситуацию» и не возобновит «нормальную» жизнь.

Похожа ли ситуация в Украине на то положение, в котором оказалась Босния в 1990-х годах? Если спросите боснийцев, они ответят, что конфликт в Украине им напоминает самые тяжёлые годы их жизни. Украинцы, вероятно, считают, что с ними не может произойти трагедия, захлестнувшая Боснию, и что «правительство всё решит». Но стоит напомнить, что и боснийцы не верили в возможность войны, даже когда она уже началась. Сам президент Боснии и Герцеговины говорил, что «войны не будет». Население Сараева целый апрель прожило, убеждая себя, что войны нет и не может быть, что столкновения утихнут через пару дней или неделю. А проснулись мы после четырёх лет кошмара. Проснулись в «мирной» дейтонской Боснии [1]. И возможный «мир» между проукраинской и пророссийской частями страны – просто повторение Федерации и Республики Сербской [2]. А существует этот «мир» только в документах правительства и американцев.

Почему мы против «мира» между этими двумя сторонами, абсолютно деструктивными для всех народов Украины? Такое перемирие несёт гораздо больше выгоды олигархам, находящимся на той или иной стороне, и огромный вред трудящимся. Если мы опять возьмём в качестве примера пробосняцких и просербских бандитов, можем взглянуть на последние протесты, сопровождавшиеся насилием, имевшие место в 33 городах Федерации. Политика «мира» в Боснии заключается в том, что ненависть между трудящимися постоянно удерживается на определённом уровне, а правительство Федерации действует против правительства РС (и наоборот), но только тогда, когда нужно было бы сделать что-то в интересах народа Боснии. Решения на государственном уровне не могут быть приняты, если нет согласия обеих сторон. За последние 20 лет «мира в Боснии» единственное, вокруг чего объединились эти два правительства (помимо коррупции и ограбления народа), это сотрудничество полицейских частей, созданных для разгона и избиения трудящихся. Враг един!

Если трудящиеся Украины хотят настоящего мира, они должны будут за него бороться. Он может быть достигнут лишь путём уничтожения обеих антинародных сторон – пророссийских агрессоров и украинского правительства. Иными словами, мир в Украине может наступить только вследствие народной, рабочей революции, Майдана 3.0. Задание антиавторитарных социалистов в этих условиях – не пропаганда мира, а пропаганда продолжения революции – революции, целью которой является уничтожение классового врага. Без оглядки на его одежду и цвета. Не мир, а эффективная война против иностранных и местных олигархов, во главе которой находятся восставшие рабочие.

Украинский народ многое может почерпнуть у самоорганизованных военных соединений – Патриотической Лиги. Если бы её не было, то сегодня, вероятно, не было бы ни нас, пишущих это, ни Боснии со всем её «миром». А Изетбегович бы сдал сербской армии намного больше, чем Сребреницу. Те, кто не имеют прямых контактов с ребятами, защищавшими Боснию, не имеют возможности узнать, как она была защищена. В интернете и в официальных документах можно прочитать лишь о том, что её защитила Армия Республики Боснии и Герцеговины, пробошняцкая, промусульманская, олигархическая сила во главе с Изетбеговичем. Поскольку деятельность Патриотической Лиги нельзя было скрыть, пропагандисты Партии демократического действия (SDA) все заслуги этих храбрых парней приписали себе. Так же, как сегодня День шахида отмечают как день поминовения погибших защитников Боснии и Герцеговины, игнорируя тот факт, что за Боснию и Герцеговину погибло также немало атеистов, агностиков, католиков, православных и т.д. Иными словами – что за Боснию и Герцеговину гибли и парни из Патриотической Лиги. Постараюсь дать краткий пример из истории Патриотической Лиги и их борьбы, который, возможно, вдохновит борьбу против антинародных групп в Украине. Даже в Боснии об этой истории иногда молчат, поскольку их героизм забыт.  Всё, что здесь о них написано, взято не из официальных учебников по «истории» (которые монополизированы SDA), не с мёртвой бумаги, а из моего регулярного общения с бойцами Патриотической Лиги – с членами моей семьи и семей моих друзей, с парнями, которые были детьми во время войны (14+ лет), но отказались от своего детства, чтобы бороться против обеих сторон. Сегодня эти молодые герои, маргинализированные, отверженные государством SDA, не получившие никакого вознаграждения за свои жертвы, без оконченного образования и работы, но с большим сердцем, вместе с нами протестуют и снова борются за народное дело, против SDA, как и в 1990-х годах.

Первые добровольцы и первая группа Патриотической Лиги появилась в Сараеве в начале войны. В каждом районе были группы с избранным командиром, которые принимали добровольцев. Проще говоря, это были самоорганизованные группы друзей, которые не были сторонниками партии SDA, но хотели защитить Боснию и Герцеговину.

Конечно, совершенно ясно, что не имея поддержки ни со стороны правительства Республики Боснии и Герцеговины, ни со стороны правительства Сербии, ни со стороны иностранных сил, они не располагали большим количеством оружия. В каждой группе были примерно 20 единиц оружия на 100 человек, но это не мешало им продолжать борьбу, в которой иногда почти с голыми руками нападали на соединения четников и отбирали у них оружие. Это был главный (на самом деле единственный) способ добычи оружия Патриотической Лигой – т.н. принцип «атакуй и отбери», отсюда и нынешние теории заговора о том, что оружие для армии Боснии и Герцеговины поступило из Сербии. Оно было просто отнято из рук просербских агрессоров, и большая часть того оружия сегодня по-прежнему находится в Боснии и Герцеговине. И ждёт, когда будет использовано против новых врагов. Это может звучать иррационально и безумно, но им с лёгкостью удавалось двинуться в атаку на вражеские соединения, ведь эти самоорганизованные группы объединяло много вещей: дружба, патриотизм, антифашизм.

Единственное, что мы можем поставить в упрёк участникам Патриотической Лиги, это отсутствие классового вопроса. Впрочем, принимая во внимание время и место, в котором родились и вырастали эти воины, понятно, что никому не приходило в голову, что вскоре их будет топтать сапог капитализма. Их главной целью была борьба против врага: четников и солдат Изетбеговича. Между Патриотической Лигой и Армией Республики Босния и Герцеговина – огромная пропасть. Борьба Патриотической Лиги, к сожалению, не была рабочей, социальной борьбой, а просто антифашистской. Это главная причина, по которой и была создана эта группа, оставившая модель, которую наследуют люди в Боснии и Герцеговине (даже сегодня): они были мультикультурной, антибошняцкой, антиисламской, анти-SDA, патриотической группировкой, состоящей из друзей, боснийцев, хорватов и сербов, которые любили Боснию настолько, что рисковали жизнью за её свободу. Они защитили не только территорию Боснии и Герцеговины, но и её антифашистский дух, сосуществование народов на её территории. Благодаря этим борцам за сохранение боснийской традиции, в Боснии, в местах, где эти борцы жертвовали собой, быть националистом – это по-прежнему огромный позор, и если кто-то называет себя националистом, то уже тем самым он переходит на сторону тех, от кого Босния обороняется с тех самых пор. Маловероятно быть избитым за национализм в Боснии, пока этот национализм не переходит в открытое действие, но к такому человеку будут относиться как к неполноценному, душевнобольному, даже подвергать его общественному осмеянию (а психологическое насилие всегда хуже физического).

Изо всех книг о войне в Боснии и Герцеговине, которые я прочитала, единственная не имевшая пробошняцкого или просербского уклона – это книга Шефко Ходжича «Боснийские воины», в которой много внимания было уделено бойцам из Патриотической Лиги. К сожалению, она не была переведена на другие языки, но ниже я процитирую отрывок, который прекрасно описывает эту самоорганизованную группу:

 “В первые дни агрессии против нашей страны участники Патриотической Лиги из сараевского района Пофаличи и новые добровольцы собирались в доме Хабиба Идризовича, командира батальона PL Pofalići. В начале апреля 1992 года к дому Идризовича направился и сосед Радомир Раде Зоранович. Его увидел Захир Панета и подал сигнал опасности.

«Я вижу, у тебя собирается какая-то армия, – сказал он Идризовичу. – Я серб, но не четник и не хочу с ними участвовать в убийствах мусульман. Если эта армия, которая у тебя собирается, не мусульманская и не за SDA, а боснийская, я хочу вместе с вами бороться против четников».

И на протяжении всей войны он воевал в боснийской армии. С соседями, известными воинами из Пофаличей. Он прошёл войну от битвы в Пофаличах и многих битв на холме Жуч до последних сражений на Трескавице.

“Меня поразил один случай накануне Пофаличской битвы, и поэтому я остался верен боснийской армии (Патриотической Лиге) до конца войны, – говорит Зоранович. – Перед битвой нас построил командир роты Захир Панета и строго приказал не использовать ножи и не причинять никакого вреда женщинам, детям и гражданским. Если он сказал иначе, я бы оставил их”.

Но и сражаясь против четников в Пофаличской битве Зоранович пережил неприятный момент. Какие-то бойцы не знали, на чьей он стороне, и разоружили его (из-за сербского имени и фамилии). У него отобрали оружие, которое он захватил в бою. Но в битве за Жуч 8 июня 1992 года Зоранович захватил оружие и больше никто его не мог разоружить.

Четники не прошли. Он храбро сражался и в битве за Коту 850, участвуя в прорыве линий четников вместе с Энесом Джанановичем. Но был ранен 8 декабря, накануне освобождения этой высоты.

Во время переговоров, в которых участвовали военные делегации, Зоранович был костью в горле для Ратко Младича. «Каждый раз когда Младич называл нашу армию мусульманской, против этого выражал официальный протест Сефер Халилович, говоривший, что это не мусульманская, а боснийская армия, что подтверждает и состав делегации», – вспоминает Зоранович. А на пленарном заседании Зоранович резко выступил против Радована Караджича. Когда на одном из этих заседаний Караджич сказал, что он (Караджич) представляет «сербский народ в Боснии», ему парировал Зоранович: «Вы с Младичем представляете только четников, вот и представляйте их, а я и подобные мне представляем сербский народ в Боснии».

В Женеве, а затем в Бонне Зоранович как боец боснийской армии и серб был в центре внимания мировых СМИ. Он давал интервью ведущим мировым телеканалам и газетам.

“Когда я говорил о страданиях Сараева, о том, как четники обстреливали детский сад и убивали детей, многие журналисты плакали, – вспоминает Зоранович. – Но были и такие, которые провоцировали меня. Например, спрашивали, сколько мне платят за то, чтобы я так говорил, являюсь ли я военнопленным, которого заставляют так говорить, как и чем я, пленный, смог свести синяки. На пресс-конференции в Бонне один журналист спросил меня, почему я обожаю мусульман, симпатизирую хорватам и ненавижу сербов, и чувствую ли я себя предателем своего народа. Я ответил, что мой народ – боснийско-герцеговинский, на который совершается агрессия со стороны Югославской народной армии и сербско-черногорских четников. Я знал, к чему они клонили, поэтому добавил, что завтра буду воевать и против любого другого агрессора, который нападёт на Боснию, даже если этим агрессором будет боснийский народ!”.” (S. Hodžić – Bosanski Ratnici, Dio: Rade Zoranović – Ratnik i pregovarač)

И это самый важный урок, который украинские народы могут вынести из борьбы боснийских воинов. С четниками не может быть мира (примечание автора: в Боснии новое украинское правительство – это SDA, а пророссийские агрессоры поразительно напоминают четников). Но полагаться на олигархов и националистов вроде Изетбеговича и его украинских коллег – это не выход. Они думают только о своих интересах. Безработица на уровне 44,5%, около 95 тысяч человек, недавно лишившихся крыши над головой из-за того, что правящий класс потратил на свои личные нужды фонд для чрезвычайных ситуаций (лечение, отдых, еда, одежда), репрессии против социальных активистов – это не мир.  Украинское правительство и пророссийские агрессоры могут помириться и заботиться друг о друге, но если рабочий класс продастся правящему классу, олигархам и агрессорам и погрузится в глубокую апатию только во имя т.н. «мира», при котором трудящимся не будет грозить гибель от пули, тогда можно забыть о каком-либо освобождении на несколько ближайших десятилетий. «Мира» [3] между классами быть не должно!

[1] Дейтонское соглашение – договорной акт, который прекратил войну в Боснии и Герцеговине (1992-1995) и заложил административную и конституционную систему Боснии и Герцеговины. Систему, против которой регулярно протестуют на улицах городов Боснии и Герцеговины.

[2] Босния и Герцеговина разделена на две республики – Федерацию Боснии и Герцеговины (где живёт преимущественно боснийское и хорватское население) и Республику Сербскую (преимущественно сербское население).

[3] “Мир” между классами – это согласие на убийство рабочего класса другими средствами, на самом же деле в мире пребывает только правящий класс.

Ло, боснийская антиавторитарная  социалистическая активистка

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)