neocons Консервативная волна прослеживается в Америке Рейгана и в Англии Тэчер. Российская власть, братья-мусульмане в Египте, Эрдоган в Турции, БДП в Индии, неоконсерваторы в Европе играют в одни и те же игры. Они говорят о возвращении к истокам, о семейных ценностях и духовных скрепах. Но как они действуют в реальности? Рейган сделал всех американцев семейными людьми? Тэчер укрепила институт брака? Братья-мусульмане сделали египтян более верующими? БДП посадит всех медитировать? Все это смешно.

На практике консерваторы проводят непопулярные реформы в пользу крупного бизнеса, усиливающие социальное неравенство и бедность: уменьшают налоги на сверх-богатых, приватизируют фабрики, сокращают социальные программы и расходы на образование. В том, что касается экономики, консерваторы выступают в роли ультралибералов (неолибералов).

Но как раз бедняки – простые души, голосуют за консерваторов, потому что те им понятнее: “ну а че, он же наш, свой мужик, истинный православный (индус, мусульманин, протестант – нужное подчеркнуть), а не какой-нибудь иностранный хер”. Свой в доску мужик ближе, чем хитрющие светские либералы, тогда как современные внесистемные левые вообще не более, чем кучка маргиналов, многие из которых двинулись на защите специфических прав бородатых женщин (чем эти самые левые только облегчают задачи консерваторов).

Понятное дело, что прямой как доска пацан-политик, ровный и четкий, – картинка, созданная телевизором; на самом деле он – “педераст и агент Мосада” (с), лоббирующий интересы нескольких крупных компаний, но этого по телевизору не показывают.

Консерватизм обычно подается в одном флаконе с неолиберальной политикой урезания социальных программ и распродажи государственных компаний. Безработица, бедность и неравенство лучше всего продаются теми, кто способен завернуть их в обертку патриотизма и “истинной духовности”. Причем этот нехитрый трюк хорошо работает даже в весьма развитых странах, а не в одном только Египте.

Возможно, когда-нибудь проблема будет решена благодаря возрастанию роли квалифицированного труда с одной стороны, и самоорганизации угнетенных с другой. Но эффективного способа ее решения пока нет. Что-то подобное нащупывали революционные синдикалисты в начале 20го столетия, создавая огромные профессиональные объединения работников, спаянные не только общей борьбой за зарплату, но и мечтой о мире трудового самоуправления и всеобщего равенства, где не будет ни бедных, ни богатых.

Во всяком случае, самоорганизация низших классов общества на началах прямой трудовой демократии и отказ от поддержки всех без исключения политических группировок, рвущихся к власти, равносильны обретению угнетенными собственного голоса и своих собственных ценностей (или даже “культурной гегемонии”, как сказал бы Антонио Грамши). Пока это не сделано, все разговоры о преодолении неравенства бесполезны. Люди будут глотать нищету, предпочитая одного ровного парня другому – тому, кого телевизор покажет еще ровнее.

М. Шрайбман

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 9.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)
Консерватизм и неолиберализм, 9.0 out of 10 based on 1 rating