Некоторое время назад, товарищ из “Автономного Действия” попросил меня написать заметку, в которой рассказывалось бы о латвийских реалиях в контексте национальных отношений. Вопрос, кстати говоря, весьма популярный — время от времени, общаясь с товарищами, или даже просто знакомыми из т.н. ближнего зарубежья, приходится “вкратце” рассказывать об этих самых реалиях. В результате чего, обычно, рождается очередное письмо на пару печатных страниц. Пусть эта заметка — может и не совсем краткая, ибо ситуация не позволяет в паре слов и при этом доходчиво объяснить сторонним людям, кто есть кто в этой мешанине тенденций — станет ответом на подобные вопросы в будущем.

Марш русских в Латвии

Марш русских в Латвии

Сразу оговорюсь, основной раздел в латвийском обществе проходит по линии латышский язык / русский язык, и многие совсем-не-русские относятся к категории “русских” (или “русскоязычных”) именно на основании чаще используемого в повседневном общении языка. Эта ремарка необходима, чтобы заранее пояснить товарищам анархистам из других стран, почему основной темой межэтнических отношений я стану рассматривать отношения “русских” и латышей: это не национальность автора сказывается, и, тем более, не абсурдное стремление как-либо выпячивать “своё”, “гордиться” и т.п. глупости, а, так сказать, объективная реальность. И поэтому же, сам термин “русские” постараюсь при необходимости брать в кавычки.Ну а теперь, по порядку…

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ОБЩЕСТВО

 

Являясь анархистом и, в первую и главную очередь, обращая внимание на основу, т.е. само общество, а не его уродливые “надстройки” (а также, вспоминая вопрос, заданный много лет назад моей украинской бабушкой: “Как же вы там живёте? По телевизору говорят, что у вас русским на улицу выходить опасно!”), начать хочу именно с этого: нет, на улицу русским (а также украинцам, белорусам, индусам и всем прочим) выходить не опасно. Не знаю, что там конкретно рассказывали и рассказывают по заграничным телевизорам и пишут в газетах, но по субъективным ощущениям — не опаснее чем в любом среднестатистическом месте. Докопаться до цвета кожи, разреза глаз, языка на котором ответил, конечно же могут, но ведь докопаться, как говорится, можно и до столба при желании, и покажите мне такое место на земле, где этого не происходит. Так вот, если абстрагироваться от всяческих телевизоров, заявлений некоторых политиков для прессы и шумных политических же клоунад, пафосно именуемых демократическими процессами в суверенном мононациональном государстве (каким его, старательно пыжась, пытаются продемонстрировать “титульные” политики), то можно и вообще не заметить, что в нашем обществе существует некое этническое напряжение. “Русские”, в большинстве, более или менее свободно могут изъясниться на латышском, многие являются гражданами страны (это в противовес громким заявлениям некоторых, мол, НЕгражданами является чуть ли не половина или, по крайней мере, треть населения — на самом деле, примерно шестая часть).

Сами латыши, причём даже в государственных учреждениях, где официальный язык один — латышский, в большинстве своём без особых душевных терзаний переходят на русский, если так проще изъясниться в диалоге. Часто можно услышать как диалог вообще происходит на двух языках одновременно, и говорящие прекрасно друг друга понимают, просто иногда так бывает легче выразить мысль, на родном языке, ничего более. Короче говоря, общество живёт, вполне нормально взаимодействует, и, за исключением редких “отморозков”, повернувшихся на национальной идее (причём, как с одной так и с другой стороны), не испытывает в реальной повседневной жизни каких-либо этнических “напряжений”. Попросту — жизнь берёт своё и всё расставляет по местам. На этом, пожалуй, позитив и заканчивается.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ПОЛИТИКА И ШИЗА

 

Как несложно догадаться, основными разносчиками национальной, а зачастую и откровенно нацистской заразы, выступают именно политики и около-политическая тусовка. Данная тематика давно уже, по сути с самого основания новой суверенной Латвии в 1990 году, стала главной во внутриполитическом дискурсе — так местные управленцы компенсируют свою дремучесть и несостоятельность в экономико-хозяйственных вопросах. Практически на каждых выборах в Сейм или местные “самоуправления” (президента у нас народ не избирает) националистические вопросы, за неимением других “актуальных” тем, становятся основой пропагандистских войн. Впрочем, это вовсе не означает, что в промежутках между выборами данные вопросы не обсасываются с той или иной степенью интенсивности. Видимо, по причине того, что это единственная “актуальная” тематика, которую могут поддержать народные избранники. Этот же механизм регулярно используется при потенциальном увеличении недовольства в обществе, вызванного ухудшением экономической ситуации и падением уровня жизни.

День памяти латышского легиона СС

День памяти латышского легиона СС

За пределами политики “высшей категории”, т.е. в составе крупных партий и влиятельных организаций, оказываются радикалы обоих противоборствующих лагерей — латышские и “русские”. Однако, в случае с латышскими правыми радикалами не создаётся впечатление, будто они действительно независимы и оторваны от своих “старших братьев по разуму” — их выступления проходят при ощутимой поддержке официальных политиков и чиновников всех рангов (вынужденных соблюдать некоторые, пусть и весьма купированные рамки приличия, навязываемого положением), пересекаются своей риторикой и акцентами в этой риторике, вектором усилий. Это единство доходит до того, что в нынешнем парламенте и правительстве (министры культуры и юстиции) присутствуют те самые правые радикалы, которые ещё совсем недавно устраивали факельные шествия по Риге, подражая нацистам первой половины двадцатого века. О том, какие идеи проводят в жизнь указанные парламентарии и министры, уточнять излишне. Относительно небольшие группы “латышских” нацистов, не стесняющихся сверкать свастиками на рукавах и эмблемах, регулярно проводят ритуальные акции, при этом, выступая в одних рядах со своими “старшими братьями” на более значительных патриотических торжествах (например, в “День памяти латышского легиона СС”).В противовес латышским националистам и нацистам, именующим самих себя “демократами” и “патриотами”, в стране присутствуют и организации “русских” братьев по разуму. У этих с самоопределением зачастую ещё проще — они “антифашисты”. Просто потому, что противостоят латышским “фашистам”. И их нисколько не смущает то обстоятельство, что сами они порой выступают с чисто фашистскими (в широком смысле этого слова) идеями и порой чуть ли не молятся на “великую Россию” (конечно же неявно, но постоянно выступая с одобрением в исторических и политических вопросах), вплоть до проведения “русских маршей” на 9 мая.

Скажите шиза? Нет — всего лишь политика. Справедливости ради стоит отметить, что самые одиозные участники этого процесса с “русской” стороны, либо постепенно уходят со сцены, теряя почву под ногами, т.е. свой электорат, либо перестраиваются и заметно отстраняются от национальной тематики, переключаясь на свой непосредственный “профиль” (официозные антифашисты, политики, смещающиеся в сторону левого центризма и т.д.).

Однако, появляются на поле и новые игроки. Например, относительно недавно, бывший вождь местных национал-большевиков и соратник Лимонова В.Линдерман в союзе с другим местным русским националистом, принялся осваивать поле защиты “русского языка” и “русского меньшинства”, вплоть до регистрации партии и планов участия на выборах в Сейм. Пример, по-моему, вполне показательный — руководители национал-большевиков всегда отличались умелым популизмом, а значит потенциал у этого способа самореализации ещё присутствует. В качестве небольшого отступления, расскажу историю из личного опыта общения с местными “антифашистами”. Несколько лет назад, накануне очередного “дня легионера”, занесло нас с товарищем на одну “антифашистскую” конференцию. Торжественная обстановка, “левые” евро-депутаты в гостях, историки, зарубежные гости и т.д. Заявленная как попытка приблизиться к пониманию позиции оппонентов и найти пути к примирению в обществе, конференция вылилась в болтовню о том, что в советском союзе было хорошо, а сейчас вот плохо (да кто же спорит — ситуация в экономике действительно такая, что дерьмовее трудно представить, но при чём тут антифашизм?). И вообще, хорошие “русские” столько всего позитивного сделали, а плохие латыши их ни с того ни с сего невзлюбили. Никаких попыток приблизиться к реалистичному освещению исторических моментов, никаких попыток найти хотя бы общее направление для достижения консенсуса. Чисто просоветская (естественно не в смысле “советов рабочих”) позиция, мол, вам всё дали, а вы сволочи неблагодарные. Апофеозом — для нас с товарищем по движению — стало выступление дедушки-блокадника (не помню точно, но чуть ли не какой-то председатель общества блокадников Ленинграда), который прямо с этой “антифашистской” трибуны, надрываясь во всю старческую глотку, орал, что латышей надо сгноить в концлагерях, как “они с нами это делали”. А зал рукоплещет — антифашисты же со-брались! Когда следом вышел “атаман балтийского казачьего круга”, мы даже не удивились. Посмотрели на этот антифашизм, и… ну что тут поделаешь? С невежеством трудно спорить. Не знаю, дошла ли до кого-то из собравшихся там нехитрая мысль, высказанная мною в “свободный микрофон”, мол, всерьёз говорить о каком-то “нормальном”, примирённом обществе, пока в зале на таком мероприятии сидят поголовно “русские” и с трибун раздаются подобные речи, просто невозможно. Но особого внимания не ощутил — вполне логично, на этом ведь политических очков не набрать, действительно здоровое общество не нуждается в политиках, т.е. в тех самых организаторах мероприятия. Им конфликт интересов жизненно необходим. На этом шизофреническом моменте стоит, наверное, заканчивать с “политикой”: всей многогранности ситуации не объяснить и в огромном томе, но основную мысль, по крайней мере я надеюсь на это, пере-дать сумел. В качестве послесловия.

Всё описанное выше можно было бы и проигнорировать, но именно такие действия именно таких деятелей, закладывают в людские головы те кубометры дерьма, которые потом и лопатой не разгребёшь.

Если в повседневной жизни никаких этнических “конфликтов”, в общем, не наблюдается, то в повседневных же разговорах, и соответственно мыслях говорящих, они выпячиваются совершенно неожиданно и в устрашающих масштабах. Бывает, сидишь, общаешься с человеком — хороший, душевный, адекватный, совсем неглупый человек, тем более, если много лет его знаешь или даже дружишь с ним, и вдруг сквозь это всё является нечто такое отвратительное, тупое, нелогичное…

Спросишь прямо —тебе, лично, латыши (русские, украинцы, евреи — ну куда же без них — и проч.) что плохого сделали? И начинается невнятное мямленье — ну вот, были случаи, тому-то такое сказали, тому-то в глаз дали. Тебе лично что сделали?! Да ничего, как-то. Так зачем ты мне сейчас свою нацистскую хренотень гонишь? Сидит, моргает, молчит. Кто упёртее и беспринципнее в аргументации, могут начать вспоминать некие реальные или мнимые исторические обиды: у одного дедушку “русские” угнали (ну а я тут при чём?), у другого прабабушку “жиды” обманули (а латыши, русские и прочие-прочие-прочие значит никого никогда не обманывали?)и т.д. и т.п. Совсем крытые используют железные аргументы, вроде — “да это же жиды, чего с них взять-то?!”, “русские все говно!”, “латыш — синоним подлеца!”, и так до бесконечности.

В. Линдерман

В. Линдерман

Вот так, вполне здоровый (в межэтническом контексте) социальный климат, намеренно отравляют ради достижения меркантильных политических целей. И если на высшем политическом уровне этим отличаются именно “латышские” партии (“русские”, игравшие преимущественно на этническом поле, потеряли свой электорат и более не участвуют в возне), то опускаясь уровнем ниже, можно встретить уже представителей обоих “враждующих” лагерей: первые вторят своим “старшим братьям” (и не исключаю, что получают от них моральную или даже финансовую поддержку), вторые — руководствуясь обидами, представлениями о справедливости и чёрт знает чем ещё. Ещё уровнем ниже — и уже у любого, несмотря на наличие ума, происхождение, и любые другие уникальные особенности, можно найти где-то в “подкорке” глубинную идею — нас обижают!

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ЛАТВИЙСКИЕ “АВТОНОМЫ”

 

Вы не знали? А они есть! На самом дел, идея и необходимость сделать некое заявление по этому поводу проявилась давно — не так давно, чтобы это было сейчас неуместно, но уже несколько месяцев на-зад, когда они впервые заметно проявили себя. Сперва не хватало информации, их собственных действий изъявлений, чтобы однозначно судить кто такие, а после, как это часто бывает, задумка ушла с переднего края и… В общем, как говорится, пользуясь случаем хочу передать привет. Мы были очень удивлены, прочитав однажды на латвийских новостных порталах, что к нам в гости — и, главное, безо всякого товарищеского предупреждения — едут камрады из “Автономного действия”, с целью провести какие-то антифашистские публичные мероприятия. Обратившись напрямую узнаём, что и сами “автономы” очень удивлены тому факту, что скоро они проводят какие-то акции в Латвии. Вот тут нам стало совсем интересно — что происходит? В результате выяснилось, что акции вполне легально запланировала некая местная антифашистская организация “Autonoma darbiba” (Автономное действие), а журналисты (хотя, трудно назвать таких халтурщиков журналистами), по всей видимости, в поисках информации забили название в поисковики и открыли первые попавшиеся на глаза ссылки. И оказалось, что в нашу маленькую, но всё же суверенную страну, едут страшные русские (это, наверное, для многих было самым пугающим) анархисты, чтобы творить свою революцию. Вот так вот невольно наши товарищи получили в Латвии освещение своих идей, с выдержками из программы и бурным обсуждением в комментариях. Когда же мы попытались выяснить, кто такие эти латвийские “автономы” на самом деле, то внезапно оказалось, что информации не так уж и много — кроме заявленных мероприятий с самым общим освещением, практически никакой.

Autonoma darbiba

Autonoma darbiba

Несколько каких-то мутных видео-роликов, в которых к роликам, похожим на видео-отчёты с акций “чёрного блока” и явно отличающимся по качеству и стилю исполнения, были при-креплены статичные кадры, видимо, призванные доказать реальность названной организации и реальность её масштабных акций в Европе. Пара интервью, из которых сложно было понять конкретные цели местных “автономов”. Несколько текстов с общими словами о вреде национализма и капитализма. Призыв присоединяться, потому что “у нас есть свой микроавтобус, в котором мы ездим по Европе и весело проводим время на демонстрациях». В краткой переписке выяснилось, что “автономы” никоим образом не желают идентифицировать себя с какими-либо анархистами, а их основной профиль — антикапитализм и антифашизм. Спорить не ста-ли, решили приглядеться, может и правда что-то толковое в Латвии появляется и сможем сотрудничать в дальнейшем. На тот момент версий было три: внедрение в Латвию некоей международной протестной организации, неизвестной нам — но почему таким непонятным образом, с какими-то топорно сделанными видео-ро-ликами, непродуманной позицией (использование кадров, явно демонстрирующих около-анархическое мероприятие, но при этом отрицание всякой связи, даже мельком; странности в символике)?

Внезапное появление неопытного, но располагающего значительными средствами активиста, который ускоренными темпа-ми пытается создать какую-то протестную структуру (наличие того же буса, возможности путешествовать “по Европам”, очень недешёвые типографные материалы, распространяемые практически как мусор, в огромных количествах). Впрочем, легче поверить в пришествие марсиан. И третья версия — подстава спецслужб, созданная для привлечения протестного контингента и его контроля. Как показало время, новоявленные антифашисты-антикапиталисты, вполне комфортно себя чувствуют на одних мероприятиях с откровенными фашистами (теми самыми, что со свастиками на рукавах), местными же “антиглобалистами”, выступающими против влияния в стране международных экономических структур, но при этом вполне поддерживающих капитализм местечковый. В общем, не товарищи. А кем они являются в действительности, конечно было бы интересно узнать, но в нынешнем контексте уже не принципиально. Данный параграф моей заметки, при желании, можно рассматривать, как заявленную позицию латвийских анархистов по отношению  к местному “Автономному действию”.

 

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ: “САМООРГАНИЗОВАННЫЕ”

 

Само собой, в нашей стране присутствует и некоторое количество совсем уже “низовых” нацистов, причём, опять же, как с одной так и с другой стороны, т.е. условно “русские” и “латыши”. Может быть есть и некоторые индусские, еврейские, цыганские и прочие наци-банды, но как-то сомнительно и об этом ничего не слышно. Время от времени в новостях мелькают упоминания об осквернённых еврейских надгробиях, разбитых окнах в синагогах, совсем уж из ряда вон — нападения на людей по этническому признаку. Виновных, как правило, очень быстро обнаруживают и показательно, но не очень строго, карают. В основном, если не сказать практически всегда, ими оказываются очередные малолетки- «скенхеты», с разжиженными мозгами, невнятными речами и ножами в карманах. Самое большее, что они могут сделать, это напасть составом в семь-восемь щщей, где-нибудь в “цыганском” районе, на пару чернявых девчонок-младшеклассниц. Но это уникальные случаи, приключающиеся раз в несколько лет. Иногда, как уже было сказано, пробираются под покровом ночи на кладбища и портят там надгробия и памятники. Вот и вся их “серьёзная” деятельность. Другой категорией стоит выделить футбольных хулсов. По традиции, в этой среде распространены правые идеи, но сама их немногочисленность и, наверное, не очень сильная заинтересованность в чисто нацистском активизме, не позволяет причислить к заметной правой группе, как-либо влияющей на общество в данном контексте. Вот и всё пожалуй.

 

ЧАСТЬ ПЯТАЯ: АНАРХИСТЫ

 

В заключение, хочется коротко рассказать об особенностях положения анархистов в подобном окружении. Помимо необходимости учитывать то, как будут восприняты те или иные лозунги, обращения или статьи с точки зрения “классовой” (отношение в обществе к явно обозначенным “левым”, “классовым” и прочим подобным темам, мягко говоря непростое, в основном это всё ассоциируется с советским прошлым, сталинскими репрессиями 40-х и 50-х годов и т.п. — то есть, откровенно негативное), приходится внимательнейшим образов следить и за “этнической” и “национальной” составляющей. Слишком многими людьми данные темы воспринимаются как глубоко личные, причём, опять же, как с одной, так и с другой стороны: одни тоскуют по советским временам, когда были “полноценными и равными гражданами”, другие глубоко погрязли в исторических обидах и продолжают их проецировать на всех, кто мало-мальски для этого подходит.

Однако, при более или менее серьёзном подходе к вопросу, ничего сложного он из себя не представляет. Нужно быть лишь чуть внимательнее, тщательно продумывать свой посыл, и, несомненно, анализировать сказанное, сделанное, и полученный по итогам результат. Как и любой другой регион, наш имеет свои характерные, а порой и исключительные особенности, причём и в худшую и в лучшую стороны. Поэтому в обсуждаемом контексте, наша цель — донести до людей идею равенства, в том числе и национального, идею одинаковой потребности в “лучшем обществе”, причём и для “русских”, и для латы-шей, и для всех прочих. И, хотя наша ситуации и специфична, но лично мне она не кажется существенно худшей, по сравнению, например, с российской. А может даже и лучшей. По крайней мере у нас национализм насаждается явно, а не втихую и скрытно, прикрываясь “интернациональными” речами. А потому и оппонировать ему — проще. В качестве постскриптума: в случае публикации заметки на сайте, я постараюсь заглядывать в комментарии, если таковые будут, и при необходимости отвечать на возникшие у читателей вопросы, опять же — если таковые будут. Наверняка можно сказать, что в моей заметке остались недосказанности и непонятные места, тем более для людей, незнакомых с конъюнктурой. Спрашивайте и уточняйте.

Maks Rojo
http://vk.com/freedom_or_dead?w=wall-93331698_366%2Fall

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)
ЛАТВИЯ В КОНТЕКСТЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ, 10.0 out of 10 based on 1 rating