1930_Li_Dazhao_Chinese_comintern

Ли Дачжао и судьба марксизма в Китае.

Мы публикуем несколько статей – по женскому вопросу и не только, написанных выдающимся китайским революционером, одним из основателей Компартии Китая Ли Дачжао (1889-1927).

Он родился в провинции Хэбэй. Учился в Тяньцзинском политико-юридическом училище, а потом, в 1914-1916 годах – в университете в Японии. По возвращении в Китай работал директором библиотеки Пекинского университета и преподавателем в том же универститете.

Политическую деятельность Ли Дачжао начал вскоре после Синьхайской революции 1911 года. Эта революция уничтожила монархию. Китай был провозглашен республикой. Однако страна фактически распалась на множество квази-государств, возглавляемых генералами – «дуцзюнями». В стране сохранялось господство иностранного капитала, засилье феодальных отношений, бесправие крестьян, рабочих – и, не в последнюю очередь, женщин. Многие считали, что Китай обречен на скорую гибель.

Патриотическая скорбь о надвигающейся гибели нации была изначальной движущей силой у Ли Дачжао. «Перспективы поистине вселяют разочарование, меня бросает в дрожь, хотя и не холодно. Покрытая мраком Центральная равнина может превратиться в мир воров и разбойников, и разве тогда останется в живых кто-нибудь из нашего народа?» (Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, с. 36).

Вскоре, однако, он понял, что если старый Китай, Китай средневековый, обречен на гибель, то на смену ему придет новый, молодой Китай, Китай прогрессивных преобразований в интересах народа. Последовал период углубленного изучения новинок западной мысли – от буржуазной философии (из нее на Ли Дачжао наибольшее влияние оказал Бергсон, под влиянием которого Ли Дачжао очень интересовался проблемой времени) до социалистических учений, сторонником которых стал китайский интеллигент. Социализм Ли Дачжао в его первый период деятельности был своеобразным синтезом идей Маркса и Кропоткина, классовой борьбы и взаимопомощи. Классовая борьба царит в настоящем, но она является искажением природы человека, в будущем ее сменит взаимопомощь.

В этот период деятельности Ли Дачжао был и демократом, требовавшим уничтожения феодальных пережитков, и социалистом, убежденным, что весь мир начал движение к социализму (1918-1919 годы – все казалось возможным!).

Как демократ, Ли Дачжао был убежденным сторонником женского равноправия. А положение женщин в Китае было жуткое. Ко всем прелестям традиционного феодального общества добавлялся еще калечащий женщину обычай бинтования ног, запрещенный в 1901 году, но все еще практикуемый в широких масштабах. Как и в других отсталых странах, передовые женщины шли в общереволюционное движение, нередко, однако же, стремясь отстаивать в нем свою автономию. Китайская Софья Перовская – Цю Цзинь (1875-1907), революционерка и поэтесса, бросила мужа и детей, уехала учиться в Японию, установила там контакты с революционной эмиграцией. Вернувшись в Китай в 1906 году, она стала директриссой школы и издавала «Женский журнал», в котором писала статьи, призывавшие женщин противостоять обычаю бинтования ног, приобретать знания и профессию и освобождаться от власти семьи. Но главным ее делом в то время стала подготовка вооруженного восстания в провинции Чжецзян. Заговор был выдан провокатором, Цю Цзинь была арестована 12 июля 1907 года (по одной из версий, оказав вооруженное сопротивление), подвергнута пыткам, в ходе которых ничего не сказала, и обезглавлена на рассвете 15 июля 1907 года (о Цю Цзинь в Интернете можно найти написанную на русском языке работу М.А. Веремеевой «Роль Цю Цзинь в революционном процессе в Китае в начале XX века» http://www.twirpx.com/file/770089/)

После Синьхайской революции 1911 года открылись определенные возможности для борьбы за права женщин. В качестве требований, служащих освобождению женщины, Ли Дачжао в 1923 году предложил:

«1). Конституционное право избирать и быть избранными должно быть равным; 2). В гражданском праве родительские права, имущественные права, правоспособность и прочие неравноправные нормы должны быть исправлены; 3). Должен быть принят закон о браке; 4). Уголовное право, с одной стороны, признает многобрачие преступлением, а с другой стороны, не считает преступлением обладание наложницами, что крайне вредит человеческой морали, и это крайнее неравноправие должно быть исправлено; 5). Уголовное право должно строжайше запретить куплю-продажу женщин; 6). Вопрос о взаимном согласии на вступлении в брак и о повышении брачного возраста вставал со всей серьезностью в истории женского движения Америки, Австрии и других стран, а в нынешнем китайском уголовном праве тут все еще есть изъян, и нужно требовать, чтобы государство ввело соответствующие дополнения; 7). В административном плане не следует ограничивать право женщин быть чиновниками; 8). Женщины должны иметь равные возможности получать образование; 9). Вопрос о профессиональном равноправии также относится к числу крайне важных, и если женщина, отбросив семейные оковы, пожелает иметь право на экономическую независимость, то первым шагом к этому будет получение профессии, чтобы зарабатывать для самостоятельной жизни (неравенство же в заработной плате существует не только в Китае, такого рода факты имеют место и в Америке, и в Австрии, наглядным примером этому служит то, что среди преподавателей учебных заведений мужчин много, а женщин крайне мало); 10). Помимо этого, женщины должны быть допущены ко всем мужским профессиям, которыми они могут заниматься, и иметь равное право заниматься ими» (Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, с. 362).

В начале 1920 года в Китай приехал представитель Дальневосточного бюро Коммунистического Интернационала Г.Н. Войтинский. Он встретился с Ли Дачжао и с другим крупнейшим теоретиком леводемократического движения в Китае в тот период, с Чэнь Дусю. От этих бесед берет свое начало Коммунистическая партия Китая, провозглашенная на Учредительном съезде в июле 1921г. Числилось в ней к моменту съезда была 53 человека…

Проживая на севере Китая – традиционном оплоте китайской реакции – Ли Дачжао активно включился в революционную конспиративную и полуконспиративную работу. Он организовывал студенческие кружки. Именно из этих кружков выйдут крупнейшие организаторы рабочего движения в Китае 1920-х годов Дэн Чжунся (казнен в 1933 году гоминьдановцами) и Чжан Готао (в середине 1930-х годов проиграл Мао Цзедуну в борьбе за власть в КПК, после чего ушел из активной политики). Какое-то время под непосредственным руководством Ли Дачжао работал сам Мао Цзедун, который, впрочем, был младше его лишь на 4 года.

В 1924 году Ли Дачжао во главе делегации китайских коммунистов ездил на V Конгресс Коминтерна в Москву, и пробыл тогда в Советской России почти полгода. Ли Дачжао, как и другие китайские коммунисты, принял идею, предложенную эмиссаром Коминтерна Г. Сневлиетом (в будущем – левым коммунистом) о необходимости вступления КПК в национально-буржуазную партию Гоминьдан, идею, которая загубит на корню самостоятельное пролетарское и крестьянское движение в ходе революции 1925-1927 годов. В этой революции Гоминьдан, используя самоотверженность коммунистов и создаваемых ими рабочих и крестьянских организаций, справится со своими более правыми буржуазными конкурентами, а затем повернет резко вправо, и белым террором задавит революцию. Причем Компартия, приученная опытом сотрудничества с Гоминьданом доверять этой буржуазной организации, ничего не сможет ему противопоставить (Подробнее см. Г. Исаакс. Трагедия китайской революции https://www.marxists.org/chinese/reference-books/russian/112610.pdf)

Ли Дачжао погибнет не от рук гоминьдановских палачей, а от рук еще более правого северокитайского милитариста Чжан Цзолиня. 6 апреля 1927 года он будет схвачен войсками Чжан Цзолиня в советском посольстве в Пекине вместе с несколькими десятками других коммунистов и левых гоминьдановцев. В автобиографии, написанной в тюрьме в ожидании неминуемой казни, Ли Дачжао напишет:

«С тех пор, как я избрал свой жизненный путь, я отдавал всю энергию и силы делу национального освобождения, осуществлял то, во что верил, отдавал все свои знания и не думал о заслугах или проступках. Теперь я арестован, и мне остается говорить обо всем со всей прямотой. И если я виновен, то готов нести всю ответственность. Вместе с тем выражаю надежду, что власти великодушно отнесутся к молодым патриотам и не будут рассматривать их как соучастников. Я буду в высшей степени признателен!

И еще сообщаю: я всю жизнь изучал историю, собрал немало отечественной и иностранной литературы, и если уж ее конфисковали, надеюсь, она будет сохранена для дела культуры» (Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, сс. 453-454).

Просьба Ли Дачжао про снисходительность к его молодым товарищам не имела результатов. 28 апреля 1927 года Ли Дачжао казнили вместе с 19 молодыми коммунистами и левыми гоминьдановцами.

Судьба Ли Дачжао трагична не только из-за его ранней мученической гибели. Как и все революционеры начала 20 века, он соединял в своем мировоззрении элементы буржузной и социалистической революционности. Начав политическую деятельности из-за боли, испытываемой за свой народ и свою страну (вполне естественное чувство!) он очень скоро пришел к выводу, что капитализм не способен решить проблемы Китая и что китайская революция должна иметь социалистический характер.

Однако бросалось в глаза, что производительные силы Китая начала 20 века совершенно не созрели для перехода страны к социализму. Оставалась надежда на мировую революцию, и на то, что победоносный пролетариат развитых капиталистических стран возьмет на буксир Китай и поможет перейти к социализму.

А что делать, если победа западного пролетариата затянется на десятилетия? При попытке Ли Дачжао выработать конкретную стратегию и тактику для Китая 1920-х годов, можно найти, например, такие перлы:

«Если Китай не пойдет по пути социализма, то силы бюрократии, которые довольно мощны, также свяжут руки деловым людям. Китайские предприниматели, все без исключения, подвергаются вмешательству и гнету со стороны бюрократии. После установления социализма тех, кто связывает руки деловым людям, следует, безусловно, устранить. Хотел бы сделать одно категорическое предсказание: расцвет промышленности в Китае произойдет только на путях социализма» (Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, с. 322).

Великолепный «социализм», который развяжет руки «деловым людям»!

Ли Дачжао в этой своей мысли, которая, впрочем, встречается у него только один раз, выступил предтечей политики маоистской КПК, которая занялась под красным флагом строительством капитализма и поощрением «деловых людей».

В начале своего обращения в социализм Ли Дачжао, как и Чэнь Дусю и другие китайские социалисты, черпали основы социалистических познаний в разной – как марксистской, так и анархистской – литературе, которую читали на английском и на японском языках. Кропоткин повлиял на них не меньше, чем Маркс.

А дальше, в 1920 году, был выбор. Представитель страны победившего пролетариата предложил помощь этой страны в создании коммунистической организации и в осуществлении революции, которая освободит Китай от гнета иностранного империализма и местных феодалов. Согласиться или не согласиться? Что лучше – реальная, несовершенная, как все на свете, революция, или анархистские фантазии об идеальной революции. И выбор был сделан.

А дальше была логика ситуации. Даже принятие предложения о вступлении китайских коммунистов в Гоминьдан, что имело катастрофические последствия, имело свои причины. Не останется ли КПК, без опоры на структуры Гоминьдана, пропагандистской группой из нескольких десятков интеллигентов, способной только болтать об идеальном социализме и отрезанной от участия в реальной революции?

Хорошо тому, кому нет надобности делать такой выбор, а достаточно строчить в своем ЖЖ о правильной революции.

Чэнь Дусю, Ли Дачжао и их товарищи сделали выбор – и расплатились за него сполна.

Уцелевший после разгрома 1927 года Чэнь Дусю (1879-1942) порвал с Компартией, стал троцкистом, а в конце жизни, по некоторым сведениям, стал склоняться к «либертарному социализму» (работы Чэнь Дусю не переведены толком ни на русский, ни на европейские языки, поэтому с точностью говорить об его политической эволюции трудно). Как сложилась бы политическая биография Ли Дачжао, если бы он прожил дольше, никто знать не может.

Исторический выбор, совершенный в 1920году Ли Дачжао и Чэнь Дусю, когда они решили в союзе с Коминтерном и Советской Россией создавать Коммунистическую партию Китая, не был ни правильным, ни неправильным. Он был плодотворным и имел огромные исторические последствия – которых не имел и не мог иметь выбор всевозможных ревнителей анархо-чистоты. Пролетарская революция в Китае проиграла. Но буржуазная революция победила. Победила под руководством партии, называвшей себя «коммунистической», но в реальности явившейся главной движущей силой развития капитализма в Китае.

Китай не погиб. Центральная равнина не стала царством воров и разбойников. Диктатура Компартии Китая, установленная в 1949 году, объединила страну, выкорчевала феодальные пережитки и очистила дорогу бурному развитию капитализма (подробнее см. М. Инсаров. Китай: от буржуазной революции к революции пролетарской http://revtribuna.org/?p=202)

Первым законом, который приняло правительство КНР, был закон о браке:

«1 мая 1950 года правительство обнародовало «Закон Китайской Народной Республики о браке», который стал первым законодательным актом нового Китая. «Уничтожается феодальная система брака, осуществлявшая деспотизм и насилие, основывавшаяся на господстве мужчины над женщиной и игнорировании интересов детей, – говорилось в его общих положениях. – Вводится в действие новая демократическая система брака, основанная на свободном выборе вступающих в брак, единобрачии, равных правах мужчин и женщин и охране законных интересов женщин и детей».

Запрещалось двоеженство, взятие наложниц, принятие в семью девочек в качестве невест для сыновей, вымогательство денег и подарков в связи со вступлением в брак; разрешалось вдовам повторно вступать в брак (статья 2).

Вступление в брак разрешалось мужчинам по достижении 20-летнего возраста, а женщинам – 18-летнего возраста (статья 4)». (В.Н. Усков. История КНР в 2-х томах:учебник. Т. 1. 1949-1965. М., 2006, сс. 70-71).

Это было огромным прогрессом вперед по сравнению с феодальным бесправием женщин.

Но, решив одни проблемы, диктатура партии буржуазной модернизации – КПК – естественным образом создала другие. Как всегда бывает, развитие капитализма в Китае происходит за счет нещадной эксплуатации пролетариата. Не в последнюю очередь эта эксплуатация затрагивает женскую часть пролетариата:

«Молодые женщины в сельских районах Китая должны бороться не только с нуждой, но и с укоренившейся патриархальной системой. Когда девушка выходит замуж, она оставляет родителей и становится частью семьи мужа. «Выйдя замуж, женщина уходит из дома, как сточная вода», – гласит старая пословица. Жене полагается работать на кажого члена семьи по мужской линии и подчиняться им – мужу, его отцу, его братьям. И избавиться от бесправия можно только одним способом – заложить основу собственного влияния, родив сына. Но даже если это удается, она должна быть бдительной в отношении свекрови: та зачастую переживает из-за укрепляющегося влияния невестки… Хотя в крупных городах семейные традиции значительно ослаблены, правила, царящие в сельских регионах, остаются суровыми к молодым женщинам.

Рост количества самоубийств среди юных сельчанок – одна из самых страшных социальных болезней Китая. Число женщин, совершающих самоубийства, около 500 в день – намного выше и в абсолютных, и в относительных цифрах, чем в любой другой стране. Согласно исследованиям, проведенным Всемирным банком, Гарвардским университетом и Всемирной организацией здравоохранения, около 56% женских самоубийств в мире приходится на Китай. Эти цифры, конечно, не включают огромное число тех. кто пытался совершить самоубийство, но не сумел. Наиболее распространенный способ свести счеты с жизнью – принять порцию пестицидов, их можно достать без труда. Способ быстрый и крайне болезненный. Однако женщину можно спасти, если своевременно промыть ей желудок. Наиболее частой причиной самоубийств являетсяи чувство безнадежности и невозможность смириться с обстоятельствами, порой поводом для таких крайних решений становятся оскорбления и избиения. Газеты просто полны историями об отвратительных сценах насилия в семьях.

В чем более всего нуждается большинство женщин в сельских районах Китая – так это в достойном положении в обществе. И высокий уровень самоубийств показывает: отсутствие такого положения может быть поистине убийственным. Поэтому деньги. которые женщины зарабатывают – на фабриках в прибрежных районах, домработницами и нянями в больших городах, проститутками в барах, «центрах отдыха» и мотелях по всей стране – после их возвращения домой часто расходуются как раз на преодоление этого комплекса неполноценности. Вещи, которые приобретает женщина, должны придать ей вес, создав атмосферу значительности» (Дж. Киндж. Китай, который потряс мир. М., 2010, сс. 77-79).

Женщины считаются менее склонными к бунту и протесту, чем мужчины, поэтому эксплуатация женской рабочей силы – обычное дело на китайских потогонных предприятиях. Как все это выглядит, желающие могут подробнее узнать, посмотрев весьма информативный фильм «Голубой Китай» (http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3426679) По судьбе одной из героинь этого фильма видно, что времена, когда проработав несколько лет на изматывающей работе, девушка из китайской глубинки могла накопить денег, вернуться домой, построить дом, выйти замуж и забыть о своем пролетарском опыте как о страшном сне, уходят в прошлое. Орчид вышла замуж и вернулась домой, но жить в селе было не на что, и вскоре она вместе с мужем была вынуждена вернуться в город на фабрику.

Возникает китайский пролетариат, который сумеет сделать то, что не смогли сделать китайские революционеры начала 20 века – уничтожить капитализм и построить бесклассовое общество. И в подготовке новой, уже антибуржуазной революции будет востребовано наследие Чэнь Дусю, Ли Дачжао, Пэн Бая, Цюй Цюбо, Чжан Тайлея и других героев и мучеников китайского коммунизма 1920-х годов.

М. Инсаров.

 

Проблема ликвидации проституции

 

Борьба за ликвидацию проституции – одно из общественных движений современности. Недавно эта тема была поднята группой иностранцев в Шанхае, некая газета уделила ей целую полосу и обратилась к читателям с просьбой высказаться по данному вопросу. Прошло немало времени, но никто не откликнулся на призыв. Стало быть, китайцы пока не признают за женщиной человеческого достоинства. Как это грустно! Мы стоим за ликвидацию проституции. Вот наши аргументы.

1). Уважение достоинства человека требует ликвидации проституции. Все институты, нравы, обычаи, оскорбляющие человеческое достоинство, противоречащие гуманности, являются нашими врагами. Мы должны объявить им войну и мобилизовать все силы, чтобы отвергнуть их, побороть, полностью искоренить. Какой позор, что до сих пор в обществе сохраняется проституция, официально признанная законодательством. Подумайте только, нормальную женщину насильно загоняют в публичный дом, где она терпит надругательства, испытывает страшные мучения, ведет унизительную жизнь под сенью «голубого неба и белого солнца», продает свою душу и тело, поступается своим человеческим достоинством, чтобы угодить тем, кто ей платит. Стыд, позор, унижения, оскорбления – чего только она не выносит. Я сам наблюдал в Шанхае, как группы девушек в дождь и ветер, ночью и днем стоят на улицах, заманивая прохожих. Их трагическое и жалкое положение вызовет, я думаю, сочувствие в каждом, кто сохранил хоть каплю совести. А издевательства, которые они терпят в публичных домах, не уступают мукам ада. Если мы решительно не запретим это позорное явление, попирающее права и достоинство человека, все наши разговоры о гуманизме и свободе – не что иное, как самообман.

2). Святость любви несовместима с существованием проституции. Взаимная любовь полов – важнейшая сторона человеческой жизни. Надо охранять ее свободу, святость, чистоту, благородство. Нельзя осквернять, унижать, пачкать и подавлять ее. В противном случае она не будет отвечать своему высокому назначению. В обществе, где узаконена проституция, ценность любви между мужчиной и женщиной падает, свобода любви попирается грязными силами. В результате у людей появляется легкомысленное отношение к любви. Ее ищут не в человеческих отношениях, а в удовлетворении животных чувств. Это надругательство не только над личностью, но и над всей нашей жизнью.

3). Ликвидация проституции необходима в интересах соблюдения социальной гигиены. Сторонники официальной проституции приводят единственный аргумент: раз уж невозможно ликвидировать проституцию, лучше признать ее официально, чем дать ей распространяться тайно. Но, говорят они, нужно обеспечить меры, способные предотвратить распространение венерических заболеваний, пусть поэтому она существует под контролем государства, тогда возможно будет проведение медицинского осмотра, соответствующих гигиенических мер. Утверждающие это забывают, что человеку свойственны не только плотские, но и духовные потребности. И мнение, будто проституцию невозможно ликвидировать, ничем не обосновано. Что же касается методов обнаружения заболеваний и их предотвращения, то они, как показал опыт западных и восточных врачей, неэффективны, поскольку занимающиеся этим люди, как правило, небрежно относятся к делу. Методы же проверки несовершенны и не распространены на мужчин, общающихся с проститутками. Так что инфекцию нельзя остановить. Вред ее очевиден не только для современного общества, но и для будущих поколений. Врачи также утверждают, что для женщин, долго занимающихся проституцией, характерна дегенерация пола, что ставит под вопрос их способность к деторождению.

4). Без ликвидации проституции невозможна гарантированная нашей конституцией свобода личности. Узаконенная проституция, по существу, ничем не отличается от работорговли. В публичном доме женщины продаются и покупаются. В былые времена необходимость ликвидировать рабство приводила к войнам и даже к революциям. А ныне государство официально благословляет проституцию. Необходимо признать, что признание проституции есть признание торговли людьми, а следовательно, и попирание свободы личности – права, записанного в конституции. Государство, претендующее на демократию, ни в коем случае не должно допускать существования этого позорного института. Надо помнить, что обычай покупать наложниц и служанок есть также своего рода проституция, и он тоже должен быть искоренен.

5). Без ликвидации проституции невозможно поддерживать положение женщины в обществе. Существование проституции сильно подрывает достоинство женщины в обществе, позволяет мужчине относиться к женщине легкомысленно, превращать ее в игрушку. Движение за эмансипацию женщины в Китае должно в первую очередь положить конец этому величайшему для женщин позору, не оставляя от него никакого следа. Я очень надеюсь, что мужчины, выступающие за справедливость, и сознательные женщины нашей страны, объединившись, поддержат движение за то, чтобы навсегда были забыты такие слова, как проститутка, наложница, служанка, чтобы в обществе не было более проституток, наложниц и служанок, и не было мужчин, которые пользуются их услугами.

Я предлагаю следующие меры ликвидации проституции: 1. Запретить куплю-продажу человека; 2. Взять на учет всех проституток, чтобы предотвратить дальнейший рост проституции; 3. На средства государства создать воспитательные дома для бывших проституток. В этих домах в течение определенного срока обучать их различным трудовым навыкам, давать необходимые знания, чтобы впоследствии они смогли свободно выбрать профессию и создать семью; 4. Ввести обязательное образование для девушек и создать для них бесплатные государственные школы.

Но все это только внешние меры. Способом коренного разрешения проблемы может быть только полная реорганизация общественного строя, чтобы уничтожить причины, заставляющие часть женщин продавать себя.

27 апреля 1919 года.

(Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, сс. 184-186).

Эмансипация женщин и демократия

 

Эмансипация женщин тесно связана с демократией. Подлинной демократии можно достичь, лишь добившись эмансипации женщин. Демократия без эмансипации женщин – это вовсе не подлинная демократия. Если мы требуем подлинной демократии. то должны требовать эмансипации женщин.

Я приведу на этот счет два довода. Во-первых, если в обществе имеют возможность участвовать в общественной деятельности только мужчины, а другая его половина – женщины находятся в положении изоляции, не имеют права участвовать в общественной деятельности, т.е. практически исключены из жизни общества, то такое общество безусловно является деспотичным, твердолобым, жестоким, бездушным, безжизненным, в нем полностью отсутствует дух демократии. Так как по природе мужчине присущи многие элементы деспотизма, то утвердить естественное человеческое равенство, дух демократизма можно только взаимным уравновешиванием мужского характера мягким, превосходным, нежным характером, присущим другой половине – женщинам. У китайцев не позволяется какое бы то ни было участие женщин в общественной жизни, существует исключительно строгое разделение между мужчинами и женщинами, вследствие чего сложилось общество мужского деспотизма. Для этого общества характерно не только деспотическое отношение мужчины к женщине, но и деспотизм в отнощениях между самими мужчинами. Жизнь в этом обществе безжалостна и уныла, в ней никак не могут проявить себя те самые мягкость, красота, братство. Если мы хотим подлинной демократии в китайском обществе, то должны прежде всего развернуть движение за освобождение женщин, с тем, чтобы проявления женской мягкости и нежной любви могли во всех сферах жизни оказывать воздействие на мужской деспотизм и произвол, а с течением времени этот процесс неизбежно станет естественным, деспотическое общество превратится в демократическое.

Во-вторых, демократия в современной Европе и в Америке по-прежнему не является демократией подлинной. Во всех их движениях, в законах, суждениях, идеологии изначальное место занимает мужчина, а интересы другой половины, женщин, полностью игнорируются. Если и обращается внимание на женщин, то отнюдь не ради их интересов. Понятие «народ» отнюдь не означает одних только мужчин, оно включает и женщин. Брогхэм Виллиерс правильно сказал: «Формула демократии – это не власть народа для народа от имени мужчин, а власть от имени народа». Смысл этого высказывания сводится к тому, что подлинная демократия – это не народовластие, осуществляемое мужчинами, а народовластие, осуществляемое всем народом. Здесь под «всем народом» подразумеваются мужчины и женщины. Все классы в обществе могут изменяться, богатые могут стать бедными, а бедные – богатыми, помещики и капиталисты могут превратиться в рабочих и наоборот. В случае соответствующих преобразований все эти классы могут исчезнуть, и только мужчины и женщины вечны, они не могут измениться. Поэтому демократия в отношениях между двумя полами является наиважнейшей по сравнению с чем бы то ни было. Если мы требуем демократии в отношениях между мужчинами и женщинами, то движение за эмансипацию женщин тоже является наиважнейшим.

15 октября 1919 года.

(Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, сс. 233-234).

Классовая борьба и взаимопомощь.

 

В свое время Рёскин говорил: «Законы конкуренции есть законы смерти, законы сотрудничества – законы жизни». То же утверждал и Уильям Моррис: «С дружбой – рай, а без дружбы – ад». Таковы идеалы взаимопомощи.

Истоки социалистических учений всех направлений – чисто этические. Сотрудничество и дружба являются общим законом жизни всех человеческих обществ.

Необходимо понять, что, поскольку жизнь регулируется этим законом, общее в социалистических учениях, единодушно принимаемое всеми социалистами всегда и всюду, определяется именно им. Будь то утописты или сторонники научного социализма, все они соответственно своим знаниям и умению строили теории на базе этого общего закона. Сотрудничество, дружба, взаимопомощь, братство – таков дух, лежащий в его основе. Такие отношения, свойственные семье и роду, социалисты хотят распространить на всю страну, на жизнь всего человечества.

Очень важно усвоить ту истину из теории Кропоткина о взаимопомощи, что «и человек, и даже животное имеют право на существование: дух сотрудничества и дружбы является имманентным законом общества». Много примеров, подтверждающих правильность этого положения, мы находим в биологии. Насекомые, птицы, животные, а также человек развиваются по законам взаимопомощи, а не по законам войны, путь развития человека есть долгий путь перехода от индивидуализма к сотрудничеству и равенству.

Люди должны уважать друг друга, оказывать друг другу помощь. их жизнь развивается на основе взаимопомощи. Нельзя жить по законам войны. нельзя развиваться по законам войны. В этой истине мы нисколько не сомнавемся. Мир взаимопомощи будет создан только благодаря максимальным усилиям человечества, направленным на материальное и духовное преобразование мира и самого себя. Я верю в неизбежность этого.

Кажущейся противоположностью теории о взаимопомощи является учение о классовой борьбе.

Учение о классовой борьбе создано Марксом. Оно тесно связано с его экономическим пониманием истории. Маркс утверждает, что способ производства изменяется с развитием производительных сил. Общественные отношения меняются с изменением способа производства. Духовная культура изменяется с изменением общественных отношений. Таким образом, вследствие развития производительных сил происходит смена общественных формаций. Однако в преобразовании общества должно участвовать большинство его членов, а главной силой движения за преобразование должен быть класс, который находится в условиях данного общественного строя в самом невыгодном положении. Класс, находящийся в привилегированном положении, за исключением небольшого числа сознательных людей, обязательно выступает против преобразований. Один класс выступает за, другой – против, в результате возникает классовая борьба.

В «Манифесте Коммунистической партии» Маркс писал: «История до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов». И далее: «Все доныне существовавшие общества основывались на… антагонизме между классами». Смысл этих высказываний Маркса заключается в том, что вся прошлая история после гибели первобытного строя коллективной собственности на землю, все общественно-экономические формации строились на классовом антагонизме. Под классами Маркс понимает общественные группы, экономические интересы которых находятся в противоречии. Если говорить конкретно, то помещики и капиталисты – это классы. владеющие средствами производства, а рабочие и крестьяне – классы, не имеющие средств производства.

Первобытное общество характеризуется неразвитой технологией производства. Первобытный человек своим трудом мог обеспечить только себя, он не создавал излишков, поэтому не возникали классы. Но с совершенствованием техники, развитием экономики человек начинает создавать излишки, эти излишки есть результат прибавочного труда. Постепенный рост прибавочного продукта приводит к тому, что он попадает в руки владельцев средств производства, и в итоге создается общество противостоящих друг другу классов. Когда производительные силы достигают высокого уровня развития и приходят в противоречие с существующей социальной структурой, война становится последним средством преобразования общества и уничтожения классов.

Многие, услыхав об учении о классовой борьбе, пугаются, полагая, что если жизнь человечества будет состоять из постоянных захватов, грабежей и резни, то не будет места для добрых надежд. Им кажется, что если средством преобразования общества является классовая борьба, то нет надежды на создание светлого общества. Отсюда их крайне пессимистическое отношение к этому учению.

Но Маркс ясно говорил, что «история всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов» и что «буржуазные производственные отношения являются последней антагонистической формой общественного процесса производства», «буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества». Стало быть, он совсем не считает, что вся история человечества, в прошлом и в будущем, есть история классовой борьбы. Свое учение о классовой борьбе (экономический взгляд на историю) Маркс распространяет на предысторию человеческого общества, а не на всю его историю. Он был убежден, что первая страница подлинной истории человечества начнется с экономической организации, построенной на принципах взаимопомощи, и твердо верил, что предыстория открывает новую эру подлинной истории.

Мрак современного мира достиг своего апогея. Чтобы продолжить нашу историю, мы должны совершить крутой поворот. Этот поворот, словно великий потоп, смоет старый мир классовой борьбы и создаст новый, светлый мир взаимопомощи. Последняя классовая борьба есть путь ликвидации классового общества. Этого пути не миновать, его надо пройти.

Дух взаимопомощи существовал всегда – и в период предыстории человечества, но тогда он несправедливо попирался общественной организацией, противоречащей взаимопомощи. С началом подлинной истории человечества все зло, все частнособственническое, корыстное, пожалуй, не сразу будет уничтожено. И поскольку общественная формация взаимопомощи будет построена, пламенный дух взаимопомощи испепелит все зло, так что сделает невозможным его повторение.

Последняя классовая борьба явится средством перестройки общественной формации, а принципы взаимопомощи – средством преобразования человеческого духа. Мы за материальное и духовное преобразование, за одновременное преобразование духовного и телесного.

Одним словом, человеческая жизнь, я убежден, будет развиваться не путем войн и захватов, а на основе дружбы и взаимопомощи. Классовая борьба скоро исчезнет. Недалеко и время, когда засияет свет взаимопомощи. Настанет наше пробуждение.

6 июля 1919 года.

(Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, сс. 191-194).

Самопожертвование

 

Цель человеческой жизни состоит в раскрытии своего жизненного предназначения. Но бывают времена, когда для этого необходимо пожертвовать жизнью. Ведь обычное развитие порой не может идти в сравнение с героическим самопожертвованием в том, чтобы продлевать звучание и блеск жизни. Прекраснейшие пейзажи, как правило, находятся среди неприступных гор. Самая величественная музыка – это в большинстве своем скорбные мелодии. Благородная жизнь, как правило, состоит в героическом самопожертвовании.

9 ноября 1919 года

(Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, с. 235).

Духовное освобождение

Сейчас наступила эпоха освобождения. Мы слышим о нем каждый день. Но я думаю, что основа каждого освобождения лежит в духовном освобождении. Мы полагаем, что причиной жизненных тревог, горестей является обилие установлений, обычаев, которые служат преградой для взаимных добрых чувств людей, так что общество превращается в такое, где царит духовное одиночество. В этом обществе не найдется ни одного места, где отдельный человек в своей жизни не ощущал бы трагизм и боль одиночества. Любые государство, семья, правила поведения, общественные установления – все это явления, сдерживающие свободную духовную деятельность кажого отдельного человека, все они представляют собой преграду для взаимного проявления между людьми чувств доброты, сострадания и любви. Бурная жизненная энергия человечества постоянно сковывалась этими путами, преградами, накапливавшимися длительное время, что постепенно породило завистливую, ревнивую, враждебную, обидчивую психологию. Эта психология отразилась на общественном строе, добавила еще больше мрака и отчуждения и совершенно изгнала, загасила свет радости и счастья. Сможем ли мы долго выдержать такую жизнь? Вот почему первый призыв нашего освободительного движения – «духовное освобождение»!

8 февраля 1920 года.

(Ли Дачжао. Избранные произведения. М,, 1989, сс. 270-271).

Социализм в Китае и мировой капитализм

Можно ли сегодня в Китае осуществить социализм или, другими словами, созрели ли в современном Китае экономические условия для социализма – это вопрос первостепенной важности, требующий глубокого изучения. Ниже я коротко излагаю свою точку зрения.

Чтобы решить вопрос о том, имеются ли в современном Китае экономические условия для построения социализма, нужно прежде всего ответить на другой вопрос: созрели ли экономические предпосылки социализма в мировом масштабе. Такой подход обусловлен тем, что китайская экономика не может рассматриваться вне рамок мировой экономики. Экономическая структура современного мира – капиталистическая и социалистическая. Китай не обладает еще развитой капиталистической промышленностью, какую имеют страны Европы, США, Япония, однако народ его подвергается более тяжелой капиталистической эксплуатации, чем трудящиеся стран, где господствует капитализм. В Китае противоречие между трудом и капиталом не стало еще серьезной проблемой, но тем не менее бесполезно и бессмысленно предполагать, будто здесь можно сохранить капиталистический режим. Это объясняется тем, что в силу своего положения в системе мировой экономики китайский народ уже втянут в нарастающую волну рабочего движения.

Давайте посмотрим, каково место Китая в мировой системе. Мы сейчас делаем только первые шаги по пути, давно пройденному человечеством, которое уже переходит от свободной торговли к социалистическому сотрудничеству. Иначе говоря, мы еще переживаем детство, когда другие стали взрослыми; они прошли десятки тысяч ли, мы только начинаем путь. Чтобы уцелеть и идти в ногу с жизнью, надо приложить максимум энергии, объединить все усилия для налаживания общественного сотрудничества. Невозможно развивать современное хозяйство Китая, если непосредственные производители материальных благ не организуют правительство, чтобы ликвидировать эксплуататорские классы у себя в стране, бороться с мировым капитализмом и организовать социалистическое хозяйство.

20 марта 1921 года.

(Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, сс. 322-323).

Ленин бессмертен

Смерть Ленина – поистине огромная утрата для всего человечества, особенно для нас, китайцев, потерявших своего великого друга. Скорбь наша безгранична.

Значение Ленина можно сравнить только со значением солнца и рек. Принципы, провозглашенные Лениным, уже претворены в жизнь, революционные организации постоянно растут, развиваются, готовые выполнить великую миссию освобождения. Ленин умер, но дух его живет.

Ленин – лучший друг слабых и малых наций, преданнейший слуга угнетенных, благородный мужественный борец, посвятивший себя делу мировой революции. Ленинские слова: «Если успех мировой революции потребует от русского народа величайшей жертвы, он, не колеблясь, пойдет на нее» – яркое подтверждение его благородства, мужества, величия! Смерть Ленина – величайшая трагедия.

Сколько оскорблений выпало на долю этого благороднейшего и гуманнейшего из людей, посвятившего себя служению человечеству, какими только злобными именами его ни называли при жизни. Лишь после смерти Ленина начинают понимать все его величие. Так издревле ведется, что человек, открывающий истину, терпит надругательства, а распространяющий правду бывает оклеветан теми, кому он ее несет. Это не новость для человеческой истории…

30 марта 1924.

(Ли Дачжао. Избранные произведения. М., 1989, с. 388).

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)
Ли Дачжао и судьба марксизма в Китае, 10.0 out of 10 based on 1 rating