Перонизм2

 

Публикуемые тексты, связанные с перонизмом, являются дополнением к статье М. Инсарова «Перонизм в истории Аргентины» http://novaiskra.org.ua/%d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%be%d0%bd%d0%b8%d0%b7%d0%bc-%d0%b2-%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d0%b8-%d0%b0%d1%80%d0%b3%d0%b5%d0%bd%d1%82%d0%b8%d0%bd%d1%8b/

 

 

 

 

Хуан Перон. Двадцать фундаментальных истин хустисиализма.

Это 20 фундаментальных истин истин хустисиализма. Я хотел собрать их вместе, чтобы все вы могли запечатлеть их в ваших сердцах и умах; чтобы вы распространяли их повсюду как послание любви и справедливости; чтобы вы жили счастливо в соответствии с ними и, если понадобится, счастливо умерли, защищая их. – Хуан Перон, 17 октября 1950 года.

1.Истинная демократия там, где правительство делает то, чего хочет народ, и защищает один интерес: интерес НАРОДА.

2.Перонизм народен по своей сущности. Все политические круги антинародны и поэтому не являются перонистскими.

3.Перонист работает для Движения. Тот, кто от имени перонизма служит кружку или вождю, является перонистом только по названию.

4.Для перонизма существует только один класс людей: класс рабочих.

  1. В новой Аргентине труд – это право, на котором основано человеческое достоинство, и в то же время долг, потому что по справедливости каждый должен производить по крайней мере столько, сколько потребляет.
  1. Для хорошего перониста нет никого ближе, чем другой перонист.
  1. Ни один перонист не может считать себя ни лучше, чем он есть, ни хуже, чем он есть.

Если перонист считает себя лучше, чем он есть, он превращается в олигарха.

8.При политическом действии шкала ценностей перониста такова: важнее всего Родина, затем – Движение, и лишь затем – Человек.

9.Для нас политика – не самоцель, а средство добиться блага Родины, счастья ее детей и национального величия.

10.Две руки перонизма – это Социальная Справедливость и Социальная Поддержка. Ими мы обнимаем народ в духе Справедливости и Любви.

11.Перонизм хочет национального единства, а не борьбы. Он хочет героев, а не мучеников.

12.В новой Аргентине единственный привилегированный класс – это дети.

13.Правительство без доктрины – это тело без души. Поэтому у перонизма есть своя политическая, экономическая и социальная доктрина. Ею является хустисиализм.

14.Хустисиализм – это новая жизненная философия. Она простая, практичная, глубоко христианская и глубоко народная.

15.Как политическая доктрина, хустисиализм осуществляет равновесие между правами индивида и правами общества.

16.Как экономическая доктрина, хустисиализм реализует социальную экономику, ставя капитал на службу экономике, а экономику – на службу социальному благосостоянию.

17.Как социальная доктрина, хустисиализм реализует социальную справедливость, предоставляя каждому человеку права, соответствующие его социальной функции.

18.Мы хотим социально справедливой, экономически свободной и политически суверенной Аргентины.

  1. Мы создаем централизованное правительство, организованное государство и свободный народ.
  1. Лучшее, что есть на земле – это Народ.

https://www.marxists.org/history/argentina/peron/1950/judicialism.htm

Речь Эвы Перон перед безрубашечниками 17 октября 1951 года.

Когда Ева Перон произносила эту речь перед миллионом рабочих в Буэнос-Айресе, у нее только что диагностировали рак, который убьет ее меньше чем через год. 17 октября в перонистской Аргентине было национальным праздником – Днем верности – в память об огромной рабочей демонстрации 17 октября 1945 года, которая освободила Перона из-под ареста, которому его подвергли коллеги-офицеры, правившие в то время Аргентиной. Эта демонстрация 17 октября 1945 года стала важной вехой на пути Перона к президентству в 1946 году. Безрубашечники –   «descamisados» – это рабочие и бедняки, которые поддерживали Перона. Первоначально это слово произносилось с презрением, но затем стало произноситься с гордостью.

Мои любимые безрубашечники! Я очень взволнована сегодня. Всей своей душой я хочу быть с вами и с Пероном в этой праздничный для безрубашечников день. Я никогда не пропускала возможности отметить день 17 октября вместе с моим народом. Я обещаю вам, что никто и ничто не помешает мне быть здесь – ведь у меня есть священный долг перед Пероном и всеми вами, рабочими, ребятами из ВКТ (1), безрубашечниками и моим народом. И если даже я должна буду отдать остаток моей жизни, чтобы вернуть этот долг, это меня не остановит.

Я должна была прийти – и я пришла, чтобы поблагодарить Перона, ВКТ и безрубашечников моей любимой Родины. Я хочу сказать Перону наградившему  сегодня вечером меня высочайшей наградой, которая может быть дана перонисту (2) – я верну свой долг, и если надо будет, отдам ему  свою жизнь в благодарность за то, как он все время был добр со мной. Ничто из того, что у меня есть, ничто из того, что я собой представляю, ничто из того, что я думаю, не принадлежит мне – все принадлежит Перону.

Я не буду говорить обычные лицемерные фразы, я не буду говорить, что не заслужила все это. Да, я заслужила все это, мой генерал. Я заслужила это только по одной причине, но она дороже всего золота в мире: все, что я делала, я делала из любви к народу. Я представляю значение не из-за того, что я сделала, не из-за того, от чего я отказалась, не из-за того, что у меня есть или что я собой представляю. Одна вещь заставляет меня пылать огнем, она глубоко сидит в моем сердце, она движет мною и останется у меня до последнего дыхания: это любовь к народу и Перону. Спасибо тебе, мой генерал за то, что ты научил меня знать народ и любить его. Если народу будет нужна моя жизнь, я с радостью отдам ее, потому что счастье безрубашечников важнее для меня, чем моя жизнь.

Я пришла сюда, чтобы поблагодарить ВКТ за честь, которую она оказала мне, отметив меня наградой, которая тем больше дорога мне, что напоминает об аргентинских рабочих.

Я пришла поблагодарить вас за то, что вы посвятили славный день аргентинских рабочих и ВКТ скромной женщине. И я хочу напомнить вам то, что постоянно говорит мой генерал: сохраняйте бдительность. Опасность не исчезла. Все аргентинские рабочие должны держать глаза широко открытыми и не впадать в спячку. Враг продолжает делать свое черное дело. Его предательство нередко скрывается за дружеской улыбкой и за протянутой для рукопожатия рукой. И я пришла поблагодарить вас, мои любимые безрубашечники со всех уголков нашей родины, за то, что вы готовы пожертвовать вашими жизнями ради Перона. Я уверена, что вы знаете – как знаю это и я – как можно служить делу Перона. Враги народа, враги Перона и Родины давно знают, что Перон и Эва Перон готовы умереть за народ. Пусть теперь они знают, что народ тоже готов умереть за Перона.

Товарищи, я попрошу вас сегодня об одной вещи: давайте все вместе поклянемся защищать Перона и бороться за него до самой смерти. И крикнем громко, проскандируем целую минуту, так, чтобы наш крик достиг самых дальних уголков земли: наши жизни – для Перона!

Эй, враги народа, враги Перона и Родины, приходите! Я никогда не боялась вас, потому что я верила в народ. Я всегда верила в моих любимых безрубашечников. Я всегда знала, что без них 17 октября был бы днем боли и скорби, днем низости и предательства, но смелость народа превратила этот день в день славы и счастья. И я хочу сказать вам товарищи, что я глубоко благодарна вам за молитвы о моем здоровье – я говорю это от всего сердца. Я надеюсь, что Бог услышит обездоленных нашей родной земли – и я скоро смогу вернуться к активной борьбе и быть в одном ряду с вами и Пероном до самой смерти. Я не хочу и не прошу ничего для себя. Моя слава – это слава Перона и флага нашей Родины. Если я погибну на нашем пути, я знаю, что вы возьмете мое имя и понесете его как знамя нашей победы (3). Я знаю, что Бог с нами – потому что он на стороне обездоленных. Господь презирает надменных олигархов. Поэтому победа будет за нами. Мы придем к ней рано или поздно, какова бы ни была цена, и сколько жертв это бы ни стоило.

Мои безрубашечники! Я многое хотела бы вам еще сказать, но врачи запретили мне много говорить. Вы – всегда в моем сердце. Я надеюсь, что я скоро вернусь в наши ряды и буду со всей силой и любовью бороться за народ, который я люблю так же сильно, как я люблю Перона. И я прошу вас об одном: я надеюсь, что скоро я вернусь в строй, но если болезнь не позволит мне сделать это, позаботьтесь о генерале. Будьте верны Перону, как вы были верны ему до сих пор, потому что верность Перону – это одновременно верность Родине и верность самим себе. Безрубашечники, я прижимаю вас всех близко-близко к своему сердцу и хочу, чтобы вы знали, как сильно я люблю вас всех.

https://www.marxists.org/history/argentina/peron/1951/speech.htm

Комментарии.

1). ВКТ – Всеобщая конфедерация труда – профсоюзная организация, являвшаяся одним из оплотов перонистского режима.

2). Эвита получила две медали «Признание заслуг Первой степени» и «Большую перонистскую медаль экстраординарного класса».

3). Она не ошиблась. После смерти Эва Перон стала объектом народного поклонения еще больше, чем была при жизни – и стала героиней левого перонизма.

Письмо Джона Вильяма Кука Перону.

Гавана, 3 марта 1962 года.

Джон Вильям Кук (1919-1968) был лидером левого крыла перонизма. На эту роль он выдвинулся еще в период правления Перона, в начале 1950-х годов, когда являлся депутатом парламента. В ноябре 1956 года находящийся в эмиграции Перон назначил Кука своим полномочным представителем в Аргентине и руководителем всего перонистского подполья. На Кука большое влияние оказала Кубинская революция, горячим сторонником которой он стал. Он умер от рака 19 сентября 1968 года, не дожив до подъема левого перонизма в начале 1970-х годов.

 

Куку принадлежат слова:

 

«Если революция приводит к диктатуре, это оправдано, но если диктатура – просто диктатура, без революции, это жалко и печально».

 

«Единственный подлинный национализм – это тот, который хочет освободить нас от реального рабства; это национализм рабочего класса и других народных слоев. Поэтому освобождение Родины и социальная революция – это одно и то же; как одно и то же полуколония и господство олигархии».

 

«Политическая теория – это не загадочная кабалистическая наука, которой владеют немногие избранные, но оружие масс, предназначенное освободить скрытую в них огромную энергию. Она создается не в результате откровения свыше, но как процесс осознания массами того мира, который они хотят изменить».

 

 

Проблемы Латинской Америки не могут быть поняты, если мы абстрагируемся от Кубы. Куба связана неразрывными нитями со всем этим процессом, и так считают все политически прогрессивные силы на континенте. Все – за исключением пигмеев от перонизма. Но поскольку эти пигмеи никогда не понимают, что важно, а что неважно, в день, когда народ повесит их, они не поймут даже, что уже мертвы. Я повторяю: от них невозможно ждать, чтобы они нашли верную дорогу. Они неспособны сделать это – тем более неспособны сейчас, когда их ведут на поводке западные христианские демократии…

Я хочу показать, до какой степени правильно то, что я говорю. Одновременно с конференцией в Пунта дель Эсте в Гаване проходила Конференция Народов. Я участвовал в ней по специальному приглашению Организационного комитета и произнес речь на пленарной сессии. Конечно, я мог говорить только от собственного имени, но по понятным причинам я и моя речь воспринимались как исходящие от перонизма или, по меньшей мере, от значительной части перонистского движения. Поэтому, хотя я и не могу утверждать, что выступал как официальный представитель перонизма, но я был его фактическим представителем. Благодаря моей прошлой и настоящей деятельности перонизм стал тем, чем является сейчас, и хотя я говорил от собственного имени, моя речь воспринималась как изложение фундаментальных принципов перонизма.

На этой конференции можно было увидеть, до какой степени перонизм отделился от исторической реальности. Я говорю про перонистское руководство внутри страны. Я прочитал документ, который Вы прислали в октябре. Там содержится блестящий анализ современной мировой ситуации. Но для перонистских лидеров в Буэнос-Айресе Ваши слова пропали втуне. Они «западные христианские антикоммунисты» – такие, какими от них требует быть мировой империализм.

Всех сейчас волнует противоречие между героической борьбой перонизма против олигархии и империализма – и декларациями жалких ничтожеств, которые руководят перонистскими организациями внутри страны; противоречие между тем, что Вы говорите и делаете – и неоперонистами, которые от имени перонизма претендуют на теплые местечки. Это противоречие используется нашими врагами.

Я хочу уточнить. Это не вопрос «доброго имени и чести». Это – практическая проблема. Приближающаяся  освободительная революция будет революцией континентального масштаба. Никто не знает, где она начнется, и тем более никто не знает, где она закончится. Во всех странах у нее будут общие особенности. Их невозможно предвидеть в деталях, но можно предвидеть в общих тенденциях. Эти общие тенденции будут националистическими, американскими и социально-революционными. Они совпадают с тем, чем перонизм является по своей природе, но не совпадают с тем, чем перонизм кажется из-за действий и публичных речей своих представителей.

Я хочу уточнить. Это не вопрос «доброго имени и чести». Это – практическая проблема. Приближающееся освобождение будет освобождением континентального масштаба. Никто не знает, где оно начнется, и тем более никто не знает, где оно закончится. Во всех странах у него будут общие особенности. Их невозможно предвидеть в деталях, но можно предвидеть в общих тенденциях. Эти общие тенденции будут националистическими, американскими и социально-революционными. Они совпадают с тем, чем перонизм является по своей природе, но не совпадают с тем, чем перонизм кажется из-за действий и публичных речей своих представителей.

В некоторых странах освободительная революция  будет коммунистической, в некоторых – нет. Но это не будет коммунизм образца Советского Союза. Венгрии или Польши. Он будет нашим собственным продуктом, отвечающим нашим условиям. Это будут массовые движения, во главе которых будут стоять не маленькие группы интеллигентов, копирующие чужеземные рецепты, а лидеры, которые смогут говорить на языке своего времени и своего народа. Но даже там, где эти движения не будут коммунистическими, они будут социалистическими, с особенностями, отличающимися в разных странах.  Больше нет места для «классового примирения», социального равновесия или чего-либо еще в этом роде. Все это было возможно при мировой конъюнктуре, которой больше нет. Сегодня возможны межклассовые национальные фронты. Но ими должны руководить революционные классы – рабочие, крестьяне, интеллигенты и мелкая буржуазия.  Но как бы ни начались эти движения, они приведут к социализму; внутренние тенденции, которые хотят заморозить ситуацию, вместо того, чтобы рассматривать ее как исходную точку для дальнейшего развития, будут уничтожены…

Во всех странах Латинской Америки борются две линии. Одна из них – революционная прокубинская линия, линия национального освобождения. Другая – реакционная линия. Эти линии противостоят друг другу. Промежуточная позиция невозможна. Мировая и континентальная ситуация не позволяет ее. По сравнению с этими двумя противостоящими силами все остальное – это лишь незначительные и бессмысленные группочки, пытающиеся балансировать между двумя враждебными лагерями. В такую группочку пытается превратить перонизм руководство нашего движения в Аргентине. Это совершенно нереальная и фальшивая позиция. Она не основана на собственной силе, но пытается использовать единственную силу, которая у нас есть: Ваш личный престиж. Если Вы заключите сделку с дьяволом, или, чего я боюсь, умрете, перонистское движение погибнет. Оно не смогло создать ни собственной структуры, ни идеологии, позволяющих решить задачи, которые возлагает на нас наша эпоха.

Я не впадаю в чрезмерный пессимизм. Я рассматриваю этот процесс как фатальный, но не как неизбежный. Фатальным он является в том случае, если мы будем продолжать нашу борьбу с революционным вождем и революционными массами, но во главе нашего движения останутся консервативные лидеры, привязанные – сколько бы они ни говорили обратное – к ценностям и механизмам старой политики…

Вы – мотор, который привел машину в движение. Но машина пока что может двигаться только благодаря первоначальному толчку. Когда мотор заработал, а машина еще стоит на месте, производится только бесполезный шум. Если Вас не станет, машина развалится. Она не распадется на тысячи кусков, но разрушит сама себя. Народ – за Вас; если Вас не будет, он начнет искать идеи, решения и стратегию – все то, что ему не могут дать нынешние лидеры.

Если Вы спросите, какой же выход я предлагаю, я отвечу, что, на мой взгляд, невозможно ограничиться сменой Фуланито на Менгано или вообще X на Y. Преобразование должно быть полным и радикальным. Структура нашего движения должна быть приведена в соответствие с революционным уровнем масс и доктриной Перона.

Современные кадры перонизма не смогут сделать это, потому что они оторвались от масс и от Вас самих (хотя они и кричат о верности Вам). Они претендуют – и некоторые из них искренне в это верят – на верность лично Вам, верность без идей и без содержания. Смена этих кадров другими, более соответствующими требованиям ситуации и Вашим революционным идеям не будет легкой или кратковременной операцией. Но учитывая, что движение построено по принципу пирамиды, это нужно иметь в виду. Когда они говорят об «организации снизу», они обманывают сами себя. Низовые организации – это базовые ячейки или комитеты, а над ними стоят бесконтрольные наблюдательные советы. Укрепление низовых ячеек – важная задача, но сама по себе она не решает проблему представительства. Это доказывается тем, что у каждого неоперонистского идиота есть своя маленькая партия, признанная и зарегистрированная, тогда как тысячи исполненных духа самопожертвования перонистов, идущих в тюрьмы, а не в парламент, лишены механизма выражения своих позиций.

Мы – революционное движение. Поэтому классические процедуры не работают. Должны быть изобретены другие. Но смысл этих организационных преобразований должен состоять в том, чтобы дать более четкое идеологическое выражение движения, соответствующее революционному содержанию и преобразовательным намерениям перонизма. Только Вы можете сделать это – сделать без всяких двусмысленностей, колебаний и оговорок…  Если мы станем революционной силой, нам будет принадлежать настоящее и будущее. Как избирательная группировка мы можем только участвовать в выборах, которые контролирует государство, в свою очередь, контролируемое олигархией. Если говорить коротко, у многих связь с перонизмом сентиментальная: мы перонисты, потому что мы за Перона. Если не станет Перона, что тогда будет значить перонизм? На это каждый дает свой ответ, и эти ответы не объединяют, а разъединяют нас. Возможно, мы сможем общаться на торжественных мероприятиях, но на самом деле между сторонником «примирения», которое отстаивает епископ, и сторонником революционной линии не может быть компромисса. Мы находимся на разных сторонах баррикады,  и поскольку борьба приобрела чрезвычайно резкие формы, мы не будем приветствовать друг друга, как средневековые рыцари, а будем воевать, как непримиримые враги, пока одна из сторон ни уничтожит другую.

https://www.marxists.org/history/argentina/cooke/1962/letter-to-peron.htm

Вооруженные перонистские силы. Почему мы перонисты?

Вооруженные перонистские силы (Fuerzas Armadas Peronistas – FAP) – вооруженная левоперонистская организация. Была создана в 1968 году. В том же году пыталась начать партизанскую войну в провинции Тукуман на северо-западе Аргентины. Но 19 сентября партизанский лагерь был разгромлен полицией, 14 бойцов  FAP схвачены и подвергнуты пыткам. Организация возобновила свою деятельность 1969 году, перейдя к методам городской герильи. В начале 1970-х годов Вооруженные перонистские силы раскололись на несколько частей.

 

В 1945 году Аргентина переживала период прогресса и экономического подъема. Внутри страны происходил рост, развивалась  внутренняя промышленность. Правительство могло рассчитывать на получение больших валютных доходов от экспорта. Эта общая ситуация сделала возможным появление перонизма, прежде всего благодаря трем факторам:

  1. Появление национальной промышленности, этого плода общего процветания, в условиях конъюнктуры послевоенного международного рынка и роста спроса на внутреннем рынке в результате сокращения импортируемых товаров;

2). Начало проникновения янки в результате ослабления Британской Империи и экспансии североамериканского империализма;

3). Внутренняя миграция. В результате роста промышленности появился новый городской пролетариат из внутренних регионов страны, пролетариат местного происхождения. Он находился в состоянии деполитизации и тотальной дезориентации. И, несмотря на условия экономического процветания, рабочий класс подвергался эксплуатации, работал в тяжелых условиях, без всякой охраны труда, пенсий и социальной защиты.

Полковник Перон встал во главе националистического движения, поддерживаемого группами национальной буржуазии, частью армии и новым рабочим классом. Это националистическое движение выступало за защиту возникающей национальной промышленности, борьбу с империализмом янки и удовлетворение социальных требований рабочего класса.

День 17 октября 1945 года был первым массовым действием аргентинского рабочего класса, политическим пробуждением безрубашечников, встречей Народа с его вождем, который поднял народ на высочайший уровень сознания, помог ему осознать его историческую миссию и судьбу. Сотни тысяч мужчин и женщин вышли на улицу, чтобы осуществить свою волю и отвоевать власть. Новая могущественная сила – сила аргентинского пролетариата – выступила против устаревших ценностей империалистической и эксплуататорской олигархии.

Перонизм обязан своим рождением вторжению рабочих в национальную жизнь в качестве равноправных участников строительства новой Аргентины. На международном уровне он означал выход на политическую арену стран Третьего Мира, ищущих свой собственный путь независимо от двух сверхдержав.

С 1945 года перонизм как антиимпериалистическое, народное и националистическое движение начал буржуазно-демократический процесс в стране. В экономической области он защищал природные богатства страны против иностранных посягательств. Внешний долг был выплачен (на это ушло 40% наших валютных резервов). Транспорт, газ, телефон и электричество были национализированы. Национализация Центрального банка позволила использовать национальные сбережения для развития нашей страны. Цены экспортируемых и импортируемых товаров регулировались с помощью IAPI (1).

Тем не менее, структура власти олигархии не претерпела изменений в своем экономическом аспекте.

Были выражены и удовлетворены подлинные социальные требования. Закон охранял права рабочих, семьи, стариков, право на образование. Народ получил возможность участвовать в управлении страной благодаря тому, что право голоса получили женщины и индейцы. Рабочий класс непосредственно участвовал в правительстве. Были рабочие министры, губернаторы, депутаты, сенаторы и дипломаты; перераспределение национального дохода позволило улучшить жизненные условия рабочего класса. Распределение национального дохода было изменено в пользу рабочих, которые стали получать 66% национального дохода.

Политически рабочий класс обрел классовое сознание и чувство своей силы. Благодаря этому он получил возможность принимать участие в управлении страной.

Противостояние началось после прекращения послевоенного экономического процветания. В перонистском движении происходила классовая борьба. Армия принимала участие в индустриализации, но делала это без социально прогрессивной политики. Буржуазия хотела увеличить свои прибыли, и была готова ради этого идти на сделку с империализмом. Бюрократия тормозила революционный процесс. В то же время «горячие головы», как называли их в народе, стремились радикализировать социальную политику. Рост политического сознания требовал углубления национальных революционных лозунгов и политики и увеличения участия рабочих в процессе принятия решений.

Несмотря на это, руководство движением оставалось в руках всемогущей национальной буржуазии и профсоюзной и партийной бюрократии. Уже не было классовой боевитости, не было революционизирующего присутствия Эвиты, но легкие завоевания некоторое время продолжались. Народ жил в эйфории от постоянного прогресса, не понимая, что для обеспечения эффективного распределения материальных благ нужно будет разрушить общественные структуры, защищающие интересы олигархии и гарантирующие сохранение ее власти. Внутренняя демократия в перонистском движении была парализована.

Таким образом, революционный процесс затормозился и силы, раньше объединенные в широком антиимпериалистическом фронте, стали расходиться в разные стороны. В итоге произошла катастрофа: единый фронт был взорван.

Прошло 14 лет после 1955 года, когда олигархическое меньшинство захватило власть, изгнав народ и ПЕРОНА из правительства. На протяжении этих 14 лет перонизм вел борьбу в разных формах, чтобы вернуться к власти. Большинство методов борьбы, применяемых на протяжении этих 14 лет, не отвечало требованиям революционной ситуации,  и было проявлением стихийности. Это были путчизм, электорализм, действия реформистской и предательской бюрократии, часто связанной с офицерством, терроризм и саботаж. Все это вело борьбу в тупик. Следовавшие один за другим военные перевороты, победа военных, массовая и народная победа перонизма 14 марта 1962 года и свержение Фрондиси (2), наконец, новые военные кризисы доказывают все это.

14 марта 1962 года показало, что олигархия не собирается отдавать власть, даже если против нее будет подано большинство голосов. Переворот 28 июня 1966 года (3) был подлинным продолжением господства олигархии. Осуществившие его военные лишили власть олигархии демократического прикрытия и показали себя в качестве единственной структуры, способной эффективно отстаивать интересы олигархии и империализма.

Отсутствие последовательной идеологии и революционной стратегии, которая объединяла бы разные методы борьбы, привело к современному состоянию разобщенности перонистского движения, разобщенности, при которой оно обречено на постоянные поражения.

Но эти годы борьбы позволили увидеть и понять, что ситуация в Аргентине и ситуация в перонистском движении – это лишь часть борьбы за освобождение Латинской Америки. Эти годы борьбы и восстания создали новый перонизм, который стремится извлечь уроки из прошлого опыта и прошлых поражений перонистского движения.

Сегодня, когда буржуазия неспособна возглавлять любой исторический революционный процесс, сегодня, когда этот процесс неотделим от одновременно Социальной Революции и Национального Освобождения, историческая сила перонизма как политического выражения рабочего класса не имеет себе равных.

МЫ – ПЕРОНИСТЫ, потому что, веря в силу перонизма, мы должны продолжить и углубить нашу деятельность в соответствии с новыми историческими требованиями и новой национальной и международной ситуацией.

МЫ – ПЕРОНИСТЫ, потому что существует очевидная преемственность между  национальным величием, созданным перонизмом в период пребывания у власти, и новыми и высшими формами борьбы, которые продолжают традицию наших первых славных дней. Контрреволюционной стратегии угнетения и нищеты, позора и привилегий, которую проводит режим, возникший в 1955 году, мы противопоставляем революционную стратегию взятия власти с помощью вооруженной борьбы.

Те, кто считает Перона препятствием для вооруженной борьбы, лишены понимания преемственности периода 1945 – 1955 годов; периода поисков пути к власти, длившегося 14 лет и нового периода революционной борьбы, который начинает сейчас перонизм, извлекший уроки из двух предыдущих периодов.

МЫ – ПЕРОНИСТЫ, и требуем возвращения Перона, потому что это подлинно народное требование. Несмотря на внешнюю форму, народ требует не возвращения одного человека, а скорее возвращения того, что этот человек олицетворяет: возвращения своего участия в управлении страной.

Перон – это такое явление, которое не сможет удержать никакая система. Возможность сговора между Пероном и нынешним режимом нереальна. Перон в Аргентине – это тысячи и тысячи безрубашечников на улицах. Поэтому Перон и перонизм – это оппозиция, которую режим не сможет интегрировать. Так обстоит дело даже независимо от воли самого Перона.

МЫ – ПЕРОНИСТЫ и боремся за возвращение Перона, потому что мы верим в народ, чувствуем то же самое, что чувствует он, и не считаем народ объектом манипуляций секты интеллигентов. У нас – единственный метод: принять требования народа как свои собственные, сделать их нашим знаменем и одержать победу вместе с народом.

Че говорил, что и те, кто слишком отрывается от народа, и те, кто полностью сливаются с ним, перестают быть авангардом народа. Поступать так – значит отстаивать не реальные нужды народа, а защищать абстрактные принципы, чистую теорию, которую народ не признает своей. Другая крайность – утверждать, что Перон должен вернуться, чтобы совершить революцию, тогда как на самом деле только развивающаяся революция может вернуть Перона.

МЫ – ПЕРОНИСТЫ. Поэтому мы считаем, что именно изнутри перонизма должен возникнуть Революционный Авангард, способный повести народ к единственному способу решить стоящие перед страной и ее рабочим классом проблемы: к ВЗЯТИЮ ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ, чтобы создать Справедливую, Свободную и Суверенную Аргентину.

Вооруженные перонистские силы.

Аргентина, 1969 год.

https://www.marxists.org/history/argentina/fap/1969/why-peronists.htm

Комментарии:

1). IAPI – Аргентинский институт содействия внешней торговле, созданный в 1946 году и осуществлявший политику перонистского режима в сфере внешней торговли.

2). Артуро Фрондиси (1908-1995) – президент Аргентины в 1958-1962 годах. Был избран президентом при поддержке перонистов, которым было запрещено выдвигать собственных кандидатов. Свергнут правым офицерством.

3) Дата очередного правого военного переворота.

Обращение Вооруженных перонистских сил к народу.

 

«Я прошу вас об одном – заботьтесь о генерале, не бросайте его одного, потому что измена глубоко свила свое гнездо и часто скрывается за улыбкой или протянутой рукой»

Эвита.

После 25 мая у нас есть народное правительство, которое, под руководством Кампора и при одобрении Перона (1) осуществляет следующие меры в интересах народа, учитывая при этом то кризисное состояние общества, которое оставила нам военная диктатура:

– Борьба с военной камарильей и ее наследием, всеобщее освобождение политических заключенных;

– Борьба с колонизаторским культурным проникновением, назначение на руководящие посты в сфере культуры представителей национальной культуры, таких, как Пуиггрос (2)  и другие преподаватели;

– Борьба с репрессивной политической полицией посредством уничтожения архивов DIPA и ограничения ее абсолютной власти, как сказал товарищ Риги, а также предание суду во всех провинциях палачей народа;

– Борьба с империалистическим господством, установление дипломатических отношений с правительствами Кубы, Вьетнама и Кореи, солидарность с борьбой народов Третьего мира, как это было выражено товарищем Васкесом в его речи в Организации американских государств;

– Борьба с претензиями профсоюзных бюрократов, которые проявляют себя как   партнеры хозяев, как сказали товарищи Бидегаин, Мартинес Бака, Обрегон Кано и Атилио Лопес.

– Минимальное удовлетворение экономических требований народа, введение максимума цен и создание народных комиссий по контролю за ценами, без которых невозможно поставить под вопрос экономическую власть олигархии и империализма.

В то же время, в Народное Правительство входят группы, стремящиеся помешать Национальному Освобождению и строительству социализма, которые провозгласил наш Генерал. Они пытаются установить контроль над правительством, порвать связь Вождя с Народом, затормозить народную мобилизацию, подвергнуть репрессиям низовые профсоюзные ячейки и т.п.

Это – Лопес Рега, Осинде, Калабро, Руччи и т.д., которые сегодня предают и обманывают нашего вождя, как вчера это делали Тейсар, Лелуар, Вулетич, Ди Пьетро, Вандор, Алонсо, Клостерман, Кориа (3)  и другие предатели, разоблаченные Народом.

Исходя из всего этого и основываясь на воле нашего Народа, Вооруженные Перонистские Силы говорят: ПЕРОНА К ВЛАСТИ!

К ВЛАСТИ – чтобы осуществить революционные стремления нашего народа и перонистского рабочего класса.

К ВЛАСТИ без «карьеристов, предателей и политических шлюх», которые окружают его сегодня и которые сделали возможным реакционный переворот в 1955 году, а потом 18 лет предавали борьбу народа.

К ВЛАСТИ – без Лопеса Реги, Осинде и их клана (4),  который, осуществляя план ЦРУ, стремится стать наследником нашего Вождя, изолирует его от Народа и замышляет его убийство.

К ВЛАСТИ без Руччи, Мигеля Калабро, Родригеса и компании (5), кто, объединившись с политической бюрократией, стремится интегрировать перонизм в систему.

К ВЛАСТИ без Бритто, Нормы Кеннеди и других убийц Народа в аэропорту «Эсейса» (6), служащих как ударная сила замыслам интегрировать перонизм в систему.

ПЕРОНА – К ВЛАСТИ! С РАБОЧИМИ, А НЕ С ПРЕДАТЕЛЯМИ!

К ВЛАСТИ ВМЕСТЕ С НАМИ, ОСТАВШИМИСЯ ОДИНОКИМИ И ПРЕДАННЫМИ В 1955 ГОДУ И ПОСЛЕ ЭТОГО БОРОВШИМИСЯ ЗА ВЗЯТИЕ ВЛАСТИ И ВОЗВРАЩЕНИЕ НАШЕГО ВОЖДЯ. С НАМИ, НА ВЫБОРАХ 11 МАРТА И 25 МАЯ ВЫРАЗИВШИМИ ПОДДЕРЖКУ НАРОДНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА И ЕГО РЕВОЛЮЦИОННЫХ МЕТОДОВ.

ПЕРОНА И НАРОД К ВЛАСТИ –  ЧТОБЫ ПРОДОЛЖИТЬ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС, ОСУЩЕСТВИТЬ И УГЛУБИТЬ МЕРЫ, ЗА КОТОРЫЕ ПРОГОЛОСОВАЛ НАРОД:

1). Экспроприация олигархии;

2). Социализация средств производства;

3). Участие народа в правительственных решениях;

4). Разрыв и борьба с империализмом и его прислужниками, солидарность с нашими братьями в Третьем мире.

ЧТОБЫ ПРИВЕСТИ ПЕРОНА И НАРОД К ВЛАСТИ, МЫ ПРИЗЫВАЕМ К ПЕРМАНЕНТНОЙ МОБИЛИЗАЦИИ И ОРГАНИЗАЦИИ на предприятиях, в городах, на улицах, в мастерских, вместе с Революционными Вооруженными Силами, Монтонерос, Перонистской молодежью, Перонистской Трудовой молодежью, Низовым Перонизмом  (7) – и хотим, чтобы эта мобилизация поднялась на политический и военный уровень.

ВСТАНЕМ ВСЕ НА ПОДДЕРЖКУ ПЕРОНА!

ЧТО БЫ НИ ПРОИЗОШЛО И СКОЛЬКО ЖЕРТВ НЕ ПРИШЛОСЬ БЫ ПРИНЕСТИ, МЫ ПОБЕДИМ!

Вооруженные перонистские силы.

Май-июнь 1973 года.

https://www.marxists.org/history/argentina/fap/1973/to-people.htm

Комментарии:

 

1). На президентских выборах в марте 1973 года победил левый перонист Эктор Кампора. В должность президента он вступил 25 мая 1973 года. 20 июня 1973 года в страну вернулся Перон, после этого Кампора сложил свои полномочия и объявил новые выборы, на которых победил Перон.

2). Рудольфо Пуиггрос (1906-1980) –аргентинский историк-марксист, в 1946 году исключен из Компартии Аргентины за поддержку перонизма, после этого был левым союзником перонистского движения.

3). Деятели правого крыла перонизма.

4). Лопес Рега (1916-1989)– правый перонист, личный секретарь Перона и начальник его охраны. После смерти Перона 1 июля 1974 года стал «серым кардиналом» при сменившей своего мужа на посту президента третьей жене Перона Изабелле Перон.  Организатор Аргентинского Антикоммунистического Альянса – вооруженной ультраправой организации, осуществлявшей террор против левых активистов.

5). Профсоюзные деятели, правые перонисты.

6). Бойня в аэропорту «Эсейса» – обстрел правыми перонистами колонн левых перонистов во время встречи возвращающегося из изгнания Перона 20 июня 1974 года. Погибо 13 (по другим данным, 16) человек, несколько сотен были ранены.

7). Названия левоперонистских организаций.

Хорхе Абелярдо Рамос. Перонизм и Национальная Левая.  Интервью газете «El Cronista Comercial», 20 февраля 1975 года.

Хорхе Абелярдо Рамос (1921-1994) – аргентинский историк, публицист и политик, основатель и теоретик Национальной левой. Изначально был сторонником троцкизма и поддержал перонизм  как прогрессивное буржуазно-демократическое движение, способное освободить Аргентину от неоколониальной зависимости и осуществить ее модернизацию. Был сторонником концепции «Великой родины» – идеи, что все жители Латинской Америки представляют один народ и освобождение Латинской Америки от неоколониальной зависимости требует ее объединения в единое государство. В конце жизни эволюционировал вправо.  

 

Журналист: Многие считают оппортунизмом Вашу позицию не примыкать к перонизму, несмотря на большое сходство с ним.

Рамос. Перонизм возник в результате вхождения в политику рабочего класса в 1945 году. Его организовала и контролировала группа военных командиров. Во главе этого фронта стоял полковник Перон. Перонизм никогда не собирался строить ни фашизм, ни социализм. Он хотел развивать национальный капитализм вопреки стремлению империализма увековечить положение Аргентины как аграрной колонии. Поэтому перонизм шел на большие уступки рабочему классу и народным массам в целом, покровительствуя в то же время рождающейся промышленной буржуазии, которая платила ему черной неблагодарностью. Мы – революционные социалисты, и поддерживаем это движение в той мере, в которой оно является шагом вперед в деле защиты нашей Родины и интересов народа. Если нет, то нет.

-А что Фронт Народной Левой (далее – ФНЛ) думает об этих шагах вперед?

– Правительство сталкивается с большими трудностями. Но хочу подчеркнуть: мы идем на компромисс только с Национальной революцией. Нужно понимать, что в аргентинской политике есть два больших лагеря, национальный лагерь, и лагерь, связанный с помещичьим землевладением и  империализмом. У каждого лагеря есть левое крыло, центр и правое крыло. Мы находимся на левом крыле национального лагеря.

– ФНЛ, без сомнения, не пользуется политической известностью, сравнимой с известностью других левых сил или сил, которые Вы причисляете к национальному лагерю.

– Мы являемся интеллектуальным отражением мира, родившегося в 1945 году. Мы не могли бы возникнуть раньше и не могли бы существовать вообще, если бы не было перонизма. Мы хотим создать условия, которые позволят осуществить Национальную Революцию. 900 тысяч голосов, поданных за нас на выборах 23 сентября, показывают, каких успехов можно достичь, если предложить национальному лагерю революционную перспективу. Сознание рабочего класса, сейчас полностью перонистское, развивается в сторону социализма. Наша задача – помочь этому процессу.

– Что Вы думаете о группах, которые обычно называют «левыми перонистами»?

– Истина в том, что я никогда ничего не слышал о левых внутри перонизма. Зато я знаю, что там есть много фашистов. Но в перонистском движении есть много людей, которые симпатизируют левым позициям и хотят идти к социализму.

На выборах 23 сентября многие из них голосовали за ФНЛ. Но они не могут одержать верх над аппаратом хустисиализма. Там господствует правое меньшинство, которое симпатизирует Муссолини и фашизму.

– Вы хотите сказать, что левые должны выйти из перонистского движения?

– Чтобы вести политическую борьбу, левые должны быть за пределами перонистского движения, потому что внутри него они столкнутся с руководством перонизма. И в этом случае будет невозможно ни поддерживать перонизм, ни бороться за социализм. Мы утверждаем это с 1946 года, благодаря нашему правильному пониманию национальной реальности. К сожалению, в некоторых случаях другие политические течения, которые пытались понять перонизм, исходя из революционной перспективы, заканчивали тем, что сами становились перонистами, т.е. деградировали политически. Для рабочего класса и народных масс, примкнувших к перонизму в 1945-1946 годах, перонизм стал огромным шагом вперед. Но марксисты, которые примкнули к перонизму, отказались от идеологии социализма и даже если и поняли правильно некоторые аспекты «национального вопроса», забыли самое главное: «национальный вопрос» может быть решен только при социализме.

– Как Вы думаете, у Перона есть наследники?

– Наследниками Перона являются те, кто получил от него власть, издают декреты, находятся в правительстве. Проблема лишь в том, достойны ли они этого наследства. Как говорил Гете,  «даже если ты получил что-то по наследству, ты должен снова завоевать это, чтобы прочно владеть им».

– ФНЛ, как и многие группы традиционной левой, ревностно отстаивает свою независимость. Не собираетесь ли Вы изменить эту концепцию?

– Прежде всего, как я уже говорил выше, мы работаем над тем, чтобы создать революционные политические условия. С другой стороны, как я уже не один раз говорил, традиционные левые представляют собой другую проблему. И наконец, разве будет какое-либо будущее, если мы не создадим его сами? Иначе мы попадем в зависимость от астрологии.

https://www.marxists.org/espanol/ramos/1970s/1975febrero20.htm

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)