makarov Я не патриот в привычном значении этого слова. То есть  считаю, что государственный патриотизм – явление вредное и ненужное. В то же время я совершенно согласен с принципом «Где твое сердце – там и твоя Родина». Так вот, в соответствии с этим принципом, сердце мое, а, следовательно, и Родина – в Украине.

Проблема в том, что в Украину меня не пустили. Не пустили потому, что режим Януковича, когда почувствовал для себя неладное, когда начались ноябрьские протесты, переросшие впоследствии в народную революцию, составил списки потенциальных участников Майдана, и всем им СБУ запретила въезд в Украину. Мое имя тоже оказалось в этих списках.

Моя жизнь в Украине началась в январе 2009 года. В РФ к тому времени на меня было сфабриковано очередное уголовное дело (автор был активистом Национал-большевисткой партии, – ред.), и по замыслу российских мусоров я должен был в свои 20 лет отправиться в тюрьму. Второй раз. Такой сценарий мне совсем не нравился, и я отправился на легендарную землю Свободы (не партии) – в Украину. В замечательный город Винницу, где жил мой старый товарищ и политэмигрант Ольга Кудрина.

Здесь не имеет смысла описывать всякие собеседования и прочие процедуры, связанные с Миграционной службой. Как убежденный противник самого существования государственных границ, я считаю, что подобные явления насильственными и в далеком или близком счастливом будущем, не имеющими права на существование. В общем, мне в отличие от Ольги Кудриной, Михаила Гангана, Анны Плосконосовой статус беженца в Украине не дали. Зато государство Януковича наградило меня тюремным заключением в 1 год и два месяца. Впрочем, до этого я еще дойду.

Я могу смело утверждать, что  не зря прожил жизнь. В жизни я встретил людей, после встречи, с которыми можно сказать, что не просто так небо коптил. Тем более эти люди, мои товарищи, были на баррикадах народной революции. В Чернигове, Киеве, Виннице, Одессе, Львове живут лучшие люди на земле, вот что я могу сказать. Лучшие люди живут там, в Украине, на земле Кривоноса, Кармелюка и Махно.

Да, конечно же, я был активистом в Украине. Ведь в Украине живут не только лучшие люди, но и лучшие социальные и политические активисты. Я очень рад, что участвовал в деятельности группы «Автономний Опiр». За причастность к акции автономов – атаке офиса прокремлевского телеканала АТВ, принадлежащего одесскому бандиту Маркову, я был заключен в апреле 2010 года в одесское СИЗО, а впоследствии приговорен к 1 году 2 месяцам лишения свободы. Несмотря на то, что в самой акции непосредственно не участвовал.

Одновременно с обвинением в совершении «преступления» на территории Украины тогдашний генеральный прокурор, нынешний реакционер в бегах, Пшонка, принял решение о моей выдаче в РФ, где мне предъявлялось обвинение в участие в драке в центре Москвы. Поэтому когда 30 июня 2011 года я вышел за ворота тюрьмы по причине отбытия срока наказания, то был встречен людьми в штатском, которые затолкали меня в машину и отвезли в ИВС. На следующий день суд вынес решение о моей экстрадиции в Россию. К счастью, в дело вмешался Верховный комиссариат по делам беженцев при ООН, мне был предоставлен статус беженца в Швеции, а украинская генпрокуратура отказала от приведения в исполнение моей экстрадиции. 5 июля состоялась вторая попытка освобождения, которая прошла успешно. А уже 7 июля, в день моего 23-летия, я был посажен в самолет, направляющийся в далекую Скандинавию.

Все эти три года приехать в Украину было моей самой заветной мечтой. До амнистии в мае этого года я находился в международном розыске – полиция любой страны кроме Швеции могла задержать меня после простой проверке документов. Так случилось в Гамбурге в декабре прошлого года после демонстрации против закрытия социального центра Рота Флора – в итоге более месяца я провел в местном СИЗО. В апреле мной была предпринята первая попытка поездки в Украину, однако она закончилась «приемом» в Польше. Правда, на этот раз обошлось без длительных разбирательств и тюремных заключений.

Как я уже говорил, мое сердце, а значит и Родина в Украине. Народ на моей Родине совершил, казалось бы, невозможное в затхлом болоте постсовка – произошло настоящее восстание. Не локальное, как в Жанаозене или Врадиевке, а настоящее народное восстание в масштабах целой страны. Впервые за многие годы люди решили, что только они сами вправе решать свою судьбу. Впервые за многие годы мы увидели настоящее разрушение отвратительного прошлого и создание самим народом своего будущего – организация народного Веча на Майдане или создание территориальных громад  в Западной Украине чего стоят. А то ли еще будет! Как бы мне хотелось сейчас быть там, с восставшим народом, свою принадлежность к которому я чувствую. К сожалению, репрессивная логика карательных структур и государственных границ, являющихся частью этих структур, все еще сильнее наших желаний.

В России, как я уже говорил, на меня было сфабриковано уголовное дело. С 2006 по 2008 года я находился в российской тюрьме. Для меня удивительно, как люди, еще вчера называвшие себя оппозиционерами, сегодня становятся на сторону режима Владимира Х…ла и оправдывают его стремление заключить в рабство соседний народ. Самый реакционный режим Европы, совершивший бесчисленное количество преступлений, сегодня совершает самое страшное из них, подавляет народную революцию. Прямо, с помощью своих наемников и бывших мусоров, или косвенно, дав повод для испугавшимся за свои власть и собственность олигархов использовать фактор внешней агрессии для отвлечения народа от собственных богатств. Предатели, поддержавшие Путина, не заслуживают ничего кроме ненависти. Мне стыдно, что с некоторыми из них я был в свое время знаком. Но могу заверить, что при случае рука не дрогнет…

В Украину я не попал. Глупо конечно в моей ситуации жаловаться на жизнь, когда вокруг так много зла и трагических событий. По вине олигархов и империалистов уже погибли сотни простых людей, а сколько еще погибнет…. Я же жив и здоров, вне опасности. И все же мне жаль, что я не могу быть с народом, который считаю своим, с которым хочу делить поражения и победы на пути к новой жизни. Новая жизнь непременно настанет, народ непременно победит. Надеюсь, мои товарищи, те, с кем я лично знаю и те, кого не знаю, простят меня, что в это великое, прекрасное и трагическое время я не в Украине. Я верю, что лучшие времена настанут, что рано или поздно мы будем вместе, что наши самые лучшие мечты непременно сбудутся.

Алексей Макаров

Оригинал статьи находится здесь  http://nr2.com.ua/index.php/content/2305-moe-serdtse-v-ukraine

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)