peredel Руководство «Донецкой народной республики» провозгласило начало национализации. Спикер «ДНР» Денис Пушилин заявил 20 мая: «Мы начинаем процесс национализации предприятий, которые находятся на территории Донецкой народной республики. Все эти годы нас обворовывали, обворовывали местные олигархи, забирали нажитое у трудового населения Донбасса»

Нет сомнения, что это заявление вызовет радостный вопль у «Боротьбы» и прочих  «левых» холуев Российской Империи, сильно обломавшихся после публикации конституции «антифашисткой» ДНР с ее очень «антифашистскими» православием в качестве государственной религией, «защитой традиционных ценностей», запретом на аборты и прочими атрибутами ультраправого джентльменского набора. Нет сомнения, что левые солдаты Интернет-Войск Российской Империи сейчас начнут расписывать национализацию в ДНР если не как полную победу «народной демократии и социализма», то как значительный шаг к такой победе, иногда, впрочем, прибавляя платоническое пожелание, чтобы национализация осуществлялась под «рабочим контролем». Желание – мать мысли. Кто хочет быть одураченным – тот будет одураченным.

Сами вожди ДНР – ультраправые авантюристы, солдаты удачи, агенты русского империализма, служащие ему не только за деньги, но и за совесть, – склонны к вранью куда меньше, чем их левацкие подпевалы. Они прямо и честно называют причину объявленной ими национализации.  Тот же Пушилин указал в качестве причины  национализации то обстоятельство,  что «сейчас все крупные предприятия, принадлежащие местным олигархам, заявляют, что будут платить все налоги в Киев, а не в Донецкую народную республику, тем самым они инициируют задержку пенсий, социальных выплат».  При этом Пушилинподчеркнул, что собственникам, которые «намерены платить налоги здесь», «это дает, конечно, надежду при этой национализации, что их, скажем так, это не коснется, и они смогут продолжать свой бизнес» (там же).

С Пушилиным согласен премьер-министр ДНР Александр Бородай. По его словам. причиной для национализации предприятия  может стать «неправильная политическая позиция» капиталиста, которому это предприятие принадлежит.  При этом Бородай подчеркивает, что «мы не являемся противниками частной собственности». Впрочем,  от человека, работающего по заказу православного олигарха Константина Малофеева, никто (кроме «антифашистских» коллабрационистов с русским империализмом) и не ждет, чтобы он был «противником частной собственности».

Итак, все очевидно. Национализация – это военная мера, имеющая целью отобрать собственность у донецких олигархов, поддерживающих в войне сторону, враждебную ДНР. В первую очередь речь идет, конечно же, об Олигархе из Олигархов, о Ринате Ахметове, который, поколебавшись, решил, что в украинской республике его капиталы будут в большей безопасности. чем в русской монархии и в донецкой пиратской анархии (анархии – в плохом смысле). Решив поддержать Киев, Ахметов стал врагом ДНР, а национализация имущества врага – это естественная на войне мера. «Слуги реакции – не краснобаи, а люди дела», сказал как-то старый немецкий социалист Лассаль. Решив отнять и поделить капиталы врага, донецкие пираты на службе Его Царского Величества доказали это.

Впрочем. при рассмотрении вопроса о национализации одного указания на то, что в данном случае она является чисто военной мерой, совершенно недостаточно. Многое из того, что возникало как случайная мера, вызванная чрезвычайными обстоятельствами, имело потом далеко идущие последствия. Так что с вопросом о национализации в ДНР стоит разобраться более подробно.

Начнем с того, что национализация сама по себе не имеет никакого отношения к  социализму. Ведь она означает переход собственности в руки не общества, а государства, государство же является аппаратом управления и принуждения, выделившемся из общества, поднявшимся над ним и подчинившим его себе. Один из способов образования государства могут наблюдать сейчас вокруг себя жители Донбасса. Вооруженные бандиты, авантюристы, уркаганы и гопники назначают друг друга председателями Верховного Совета, министрами и т.д., становятся властью, интенсивно строят новый госаппарат нового государства.  Проведенная ими национализация будет означать не переход собственности народу, а переход ее от Ахметова к этой новой своре бандитов и прохвостов. Только и всего.

Не являясь сама по себе социалистической мерой, национализация очень часто проводилась в разные периоды классового общества вообще и капитализма в частности. Вся история классовых обществ может быть рассмотрена как цикл чередующихся приватизаций и национализаций. Не имея сама по себе никакого отношения к победе бесклассового общества. национализация, т.е. переход собственности в руки государства. может играть прогрессивную роль в определенные моменты истории классовых обществ – а может и не играть такой роли. Общие фразы (либеральная, что огосударствление – всегда зло, и этатистская, что огосударствление – всегда благо) тут совершенно недостаточны и пусты. Требуется конкретный анализ конкретной ситуации – о каком именно государстве идет речь, кто его образует и на что оно сейчас способно.

Проблемы современного общества вызваны в конечном счете тем, что современный капитализм с его правящими классами неспособен внедрить в жизнь достижения науки и техники, что избавило бы человечество от нищеты, неравенства и гнета. Интересы прибыли тормозят развитие производства (вопрос об отказе от перехода на альтернативные источники энергии является убедительным доказательством этому), – это видел еще полтора столетия назад Маркс. Правящий класс современного буржуазного мира неспособен к большим идеям и смелым проектам, неспособен к решению насущнейших проблем человечества.

Революция необходима. Она неизбежна, чтобы человечество не сгнило в рыночном болоте. Но будет ли грядущая революция последней, осуществит ли она переход к бесклассовому обществу, или лишь откроет новый этап развития классового общества, приведя к власти новый, поначалу революционный, правящий класс (новую элиту, – говоря языком буржуазной политологии), мы пока не знаем – и пока знать не можем. Это будет зависеть от множества факторов.

Если бы возникающий в ДНР правящий класс, вся эта элита бандформирований  использовал объявленную национализацию не для дерибана в свой карман и не для постройки новых и сверхновых православных соборов, а для модернизации промышленности, развития науки и техники, для индустриального рывка Донбасса, если он был бы аналогом большевистского правящего класса 20-30-х годов – тогда национализация была бы прогрессивной. Это можно было бы говорить, не питая при этом никаких иллюзий о «социалистичности» подобного модернизаторского эскплуататорского режима.

Но политтехнолог из окружения православного бизнесмена Малофеева Бородай – не Ленин,  а белогвардеец-реконструктор Гирин – не Троцкий. А поддерживающие их менты, гопники и урки – это не те воодушевленные верой в светлое царство социализма трудовые классы общества, энергией которых питались большевики.

Формирующаяся в ДНР бандэлита нового государства,  новый правящий класс состоит из двух неравных по численности категорий. Малочисленность первой не мешает ей руководить второй благодаря четкому пониманию того, чего она хочет. Первая категория – это идейные монархисты, белогвардейцы и черносотенцы, проще говоря, русские фашисты, дающие ДНР политическое руководство и идеологическое оформление. Вторая, более обширная категория – это массовая база движения, менты, урки и гопники. Первая категория, ведя за собой вторую, не может не считаться с ней. Отношения ведущих и ведомых в массовых движениях всегда, но особенно в период революции, сложнее простой схемы «я отдаю приказы – ты подчиняешься».

Идейное руководящее ядро ДНР именно в силу ретроградно-реакционного характера своей идейности никакую модернизацию производства не произведет, наукоградов не построит и Донбасс из угольной ямы не вытянет – если даже и предположить, что ДНР вообще сможет просуществовать достаточно долго и стать устойчивым государственным образованием. Строить они будут не наукограды, а православные храмы, уважаемым человек в их будущем идеальном обществе  будут не инженер и ученый, а поп и мент. Получится в итоге не Китеж-град, а православный Судан или православное Сомали.

Массовая база движения – менты, боящиеся люстрации и гопники, у которых забилось сердце от того, что пришел и на их улицу праздники, и что 2010-е годы превзойдут по крутизне «лихие 90-е», – тем более никакую модернизацию производства осуществлять не будет. Эта публика хочет одного – «ЖР-Р-Р-РАТЬ!», а чтобы было, что жрать, не прочь даже и национализировать имущество прежних олигархов, – чтобы поделить национализированное между собой и стать, кто уцелеет, новыми олигархами.

В 1990-е годы Донбасс был главным в Украине рассадником бандитизма и преступности. Современные (или уже не современные?) хозяева жизни – вроде того же Рината Ахметова – это самые удачные и уцелевшие во взаимной резне представители предыдущей волны авантюристов  и грабителей. Приватизация госсобственности стала источником доходов грабителей и воров конца 20 века – точно так же, как в прошлые века капитализм разбухал на грабеже других стран и континентов, на грабеже Америки, Азии и Африки – как и на грабеже крестьянской общинной собственности в самой Европе.

Но взбаламученное море временно  улеглось в своих берегах, вчерашние урки (кто выжил), стали бизнесменами, методы конкурентной борьбы с закапыванием проигравших под асфальт стали казаться им слишком устаревшими (и опасными для жизни!). Ринат Ахметов, выходец из клана Ахатя Брагина, мясника и главаря банды (привет, «Банды Нью-Йорка»!), взорванного на стадионе в 1995г. так, что его собирали по кусочкам, стал крупнейшим олигархом Украины, единоличным владельцем компании СКМ и императором Донбасса. Пришло время подумать о вечном, о спасении души – а заодно, самую малость, и о производстве.

Думали о производстве новые хозяева жизни  херово, модернизация украинской промышленности не состоялась, Донбасс остался регионом контрастов, где нищета шахтерских городков перемежалась с паразитической роскошью правящего класса. И в этом регионе контрастов выростало – «молодое и злое» – новое поколение гопников. Они с тоской слушали рассказы старших братьев о пиратской вольнице 90-х, когда можно было прожить жизнь яркую и красивую, лечь в асфальт, но, если повезет, выбиться в люди. Они с восхищением и ненавистью глядели на Ахметова и подобных ему ветеранов 1990-х, кому повезло в том, что родились вовремя.

Так как модернизация производства произведена не была, пристроиться всей этой массе гопников, балансирующей между нищетой и криминалом, было некуда (не в шахтеры же идти, в самом деле?), они могли либо идти в менты, либо идти в криминал. И там, и там светила им лишь скучная текучка, без возможности головокружительных карьер и стремительных обогащений, которые были у прошлого поколения рыцарей грабежа – у поколения Рината Ахметова.

И вот бог смилостивился над их молитвами. Их час пришел. Снова общество пришло в движение, снова собственность из вечной и незыблемой основы эксплуататорского общества стала предметом. который можно отбирать и делить. Настал час нового тотального дерибана. Но если 20 лет назад он шел под лозунгом приватизации, то сейчас, похоже, он начинается под лозунгом национализации.

Если эта национализация пройдет успешно, то новые собственники ДНР, отобрав имущество у Ахметова, начнут делить его между собой, приватизация придет на смену национализации. Все это будет повторяться с унылой регулярностью беличьего колеса, коренные проблемы современного мира решаться не будут, общество продолжит медленно загибаться, а старого Ахметова сменят Ахметовы новые и новейшие. Только и всего.

Как в рассказе Пелевина «Краткая история пэйнтбола в Москве», где правяшая в городе мафия, постреляв и положив кучу своих, решила ввести жесткий запрет на применение огнестрелов в своей среде и стала решать все расхождения с помощью пэйнтбола. Так продолжалось до тех пор, пока молодые начинающие кадры не прониклись мыслью – а нафига нам тот запрет  -и  не постреляли отяжелевших предшественников из боевого оружия. После чего цикл начался снова…

Впрочем, провозглашая национализацию имущества Ахметова, бандиты и фашисты из ДНР делают хорошее дело – как делает хорошее дело и сам Ахметов, призывая своих рабочих к стачке против бандитов и фашистов из ДНР. Обе стороны конфликта срывают покров священности и неприкосновенности с буржуазной собственности и буржуазного государства, обе стороны, идя на экскалацию противостояния, втягивают в него широкую трудовую массу, которая до того старалась держаться вне политики. Держаться вне политики на Донбассе не получается уже ни у кого. Втягивание в борьбу народных масс становится неизбежным. И никакой православный бог не помешает людям, которых вынудили воевать, задуматься над вопросом, а за что идет война и кто на самом деле враг. Когда и как шахтеры и другие трудовые слои Донбасса прийдут к осознанию, что закапывать старых и новых хозяев жизни надо в одних могилах, мы пока не знаем. Но в эпоху революций люди умнеют быстро….

 М. Инсаров.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 7.8/10 (9 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +4 (from 8 votes)
Национализация как дерибан , 7.8 out of 10 based on 9 ratings