nazidea

В конце прошлого века британский ученый Бенедикт Андерсон изложил оригинальную теорию наций. Андерсон определяют как “воображаемые” или “сконструированные” все сообщества, кроме тех, которые состоят из знакомых друг с другом людей. Существование воображаемого сообщества становится возможным лишь потому, что люди удерживают в голове его ментальный образ.

Нации возникли сравнительно недавно, после изобретения печатного станка, т.е. в эпоху, когда появилась возможность создания унифицированных систем образования и распространения информации, формирующих всякое общество определенным способом.

Из этой теории некоторые люди либеральных или левых взглядов сделали удивительный вывод – наций не существует! Все они есть лишь искусственный конструкт, от которого людям сплошные беды. А потому национальный вопрос можно и нужно игнорировать, и, да здравствует космополитизм!

Вообще, если исходить из логики Андерсона, воображаемыми сообществами являются нация, человечество, класс… или например, носители определенной профессии, скажем врачи. Что же, выходит, человечества не существует?

Однако, Андерсон не утверждает, что воображаемых сообществ не существует. Если их нет, исчезает сам объект его исследований. Из того, что данное сообщество является воображаемым, никак не следует, что его нет. Об этом очень неплохо пишет, например, американский исследователь Г. Дерлугьян.

(Андерсон и его последователи подчеркивают значение книгопечатанья, современной экономики и инфраструктуры в формировании наций. Думаю, их взгляды нельзя охарактеризовать, как целиком субьективистские. Нации не могли бы возникнуть просто потому, что кто-то захотел – все гораздо сложнее).

Возьмем конкретный пример. Курды – люди, у которых в Сирии и Турции долгое время не было права изучать родной язык в школах, иметь прессу и литературу на своем языке, а при приеме на работу они подвергались дискриминации. Даже само существование курдов отрицалось: в Турции их называли “горными турками”.

Предположим, что курды – воображаемое сообщество. Но разве из-за этого их национальное движение теряет смысл? Их борьба за права своей народности справедлива и оправдана, поскольку любое ограничение права людей говорить на своем языке есть ограничение свободы, способности развиваться. Так же справедлива была и борьба евреев в Российской империи в начале 20го века за равноправие, прекращение дискриминации и за развитие образования и литературы на своем языке – языке идиш.

Важно, что такая борьба – национальная борьба – совершенно не обязательно является националистической (т. е. ксенофобной, сепаратистской). Так, крупнейшая еврейская организация той эпохи, Бунд, боровшаяся за права евреев, твердо выступала за федеративное объединение с социалистическими организациями всех народностей России, за единство в общей борьбе – борьбе за народовластие и социализм. Я не разделяю бундовскую версию социализма, но замечу, что они, будучи национальной еврейской партией, ни в коей мере не были партией националистической.

Здесь одно важное дополнение: по мнению бундовцев, свою принадлежность к той или иной национальной группе человек должен был определять сам. Любой народ имеет право на собственные институты самоуправления, культурные центры, газеты, школы, национальную литературу и пр., но если ты не хочешь считать себя курдом (хоть ты и родился в курдской семье), это тоже твое святое право. Основа национального самоопределения здесь – самостоятельный выбор взрослого человека.

Любой может считать себя космополитом. Но игнорировать дискриминацию неправильно. Если человека бьют, сажают в тюрьму, отказываются принять на работу из-за его желания считать себя курдом и говорить на родном языке, а вы ему говорите, что “на самом деле никаких курдов нет в природе”, вы игнорируете реальные издевательства над реальным человеком.

М. Шрайбман.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)