govnokod2Вряд ли для кого-то секрет, что сейчас не золотой век науки и промышленности в нашей стране. Почти все, что еще по инерции производится — остатки советского времени. На «Южмаше» в Днепропетровске осталось две тысячи человек из пятидесяти, на Черниговском радиоприборном — не больше одной тысячи из двадцати. Харьковский тракторный завод в рейтинге запросов в Google находится ниже, чем «харьковский спиннинг».

Но на фоне всего этого ночного кошмара мерцает слабый огонек надежды, о котором так любят говорить все, кого манят слова «постиндустриальный», «нанотехнологии», «инновации» и, конечно, «стартапы». Да, я говорю об IT.

В самом деле, информационные технологии, они же «айти», они же разработка программного обеспечения (на самом деле термин «айти» шире, но в наших широтах это почти синонимы) — по некоторым критериям едва ли не самая благополучная отрасль в Украине. Найти сейчас профессию, которая с большей вероятностью гарантировала бы ежедневную красную икру любому человеку, который эту профессию освоит, да еще и предлагала бы более низкий порог вхождения, — нет такой профессии. Зарплата программиста, который получил диплом и прошел стажировку, начинается от тысячи долларов и может вырастать до десяти. Причем в большинстве случаев это настоящая зеленая валюта, которую инфляция не ест.

Но, может, на такую шикарную работу трудно устроиться? Или нереально поступить в вуз? Или, наконец, учиться в этом вузе как-то невероятно тяжело?

Ни то, ни другое, ни третье. Спрос на программистов уже меньше, чем был, скажем, в начале 2000-х, но все еще в несколько раз превышает предложение. Если вы освоили необходимый минимум, вы устроитесь. Конкурс на факультеты большой, но раз в пять меньше, чем, например, в мединституты. Контракт стоит соответственно конкурсу — то есть рекорды не бьет. Кроме того, в условиях, когда спрос намного больше предложения, не так уж и необходимо учиться в вузе. Даже без диплома — умея программировать, вы устроитесь. А для обучения нужен только интернет: ну, где вы еще найдете другую такую профессию! Инженер-строитель может пройти практику только на реальном объекте, врач — только в реальной больнице, а тут — скачал Visual Studio и практикуйся сколько влезет!

Зачем я это пишу? Похвастаться перед всеми не-программистами, как у меня все удачно сложилось?

Нет. На самом деле в данный момент я, тяжело уронив голову на руки, допиваю третий стакан и размышляю о том, сколько лет еще пройдет, прежде чем я возьму в руки метлу и пойду подметать улицу. При самых оптимистичных прогнозах больше 10 лет не получается. По моему глубокому убеждению, IT-отрасль в ее нынешнем виде обречена.

Не буду давать конкретные ссылки — просто запросите в Google «статистика IT проектов». Первые несколько результатов — для вас. Цифры там немного отличаются. Я назову те, которые слышала от преподавателей в вузе и украинских коллег. Из всех проектов по разработке программного обеспечения, на которые заказчики выделяют ресурсы, а программисты тратят рабочее время, доводятся до конца и внедряются в производство примерно 20%. Для отрасли такой показатель во всем мире считается нормой. Люди пишут научные статьи о причинах провалов со стороны исполнителя и со стороны заказчика, дают советы, как увеличить долю «стреляющих» проектов хотя бы до одной трети; любой уважающий себя программист с наглой уверенностью человека, каждый день жующего красную игру, скажет вам: это специфика отрасли, тут ничего не поделаешь.

Просто представьте себе, что из пяти построенных в вашем городе домов четыре рушатся в день сдачи.

Казалось бы, дом — это нечто материальное. Кто-то купил в нем квартиры, кто-то останется на улице, если эта хибара рухнет. Но разве нам есть дело, что десять очкариков из какой-то конторы два года пилили проект, который в итоге оказался никому не нужен? Вся беда в том, что эти десять очкариков два года получали зарплату. Зарплату им платил заказчик, например, владелец строительной фирмы. Этот заказчик, чтобы им заплатить, повысил цены на какие-то свои услуги… В итоге владелец курятника дядя Вася отдал больше денег, чтобы отремонтировать квартиру своего сына-оболтуса, и поднял цены на курицу, которую вы купили вчера на рынке.

Масштаб этой трагедии? Говорят, бюджет IT составляет 1% от мирового ВВП.

Да полно, скажете вы, как такое может быть, что 80% человеко-часов в отрасли уходит в никуда, а отрасль от этого даже не чихает, мало того, показывает устойчивый рост? Наш владелец строительной компании, допустим, плохо знал, что ему нужно, заплатил за нереализуемый проект и прогорел. Но ведь самую серьезную часть отрасли составляют крупные софтверные компании, IT-гиганты, в которых сидят профессиональные аналитики, уж они-то знают, что «взлетит», а что нет! Как же они могут вкладывать деньги в заведомый провал? Ответ лежит на поверхности. Один удачный проект не только окупает четыре неудачных, но и обеспечивает ту самую норму прибыли, которая сделала Билла Гейтса Биллом Гейтсом. Но ведь тогда можно только этот один проект и делать, причем он стоил бы пользователям в пять раз дешевле, – скажете вы. Точно. Так и есть.

Как долго может существовать ситуация, когда значимая часть мировой экономики потребляет в пять раз больше ресурсов, чем возвращает? Я не экономист и точного ответа не знаю. Простая логика подсказывает, что не вечно: очередной экономический кризис может потребовать большого количества людей, готовых работать за еду, и тогда я не поручусь за судьбу программистов из тех четырех проектов.

Итак, IT при внимательном рассмотрении оказывается довольно хрупкой штукой. В своем нынешнем виде эта сфера просуществует до тех пор, пока не разразится большая катастрофа, или пока чье-нибудь правительство не задастся вопросом, а нельзя ли более рационально расходовать человеческие ресурсы. Но самое интересное (из-за чего и пишется эта статья) состоит в том, что некоторые школы мысли всерьез рассматривают этот карточный домик как возможный фундамент украинской экономики.

Пришло время поговорить о софтверной разработке в Украине. У нас доля этого сектора в экономике еще больше, чем в среднем по больнице — в 2013 году было 1,24% ВВП.  На 2015 Азаров обещал страшные 10% — очевидно, сильное преувеличение, но вполне можно ожидать, что доля и правда вырастет — на фоне падения всех остальных отраслей производства.

Если охарактеризовать одним словом, что представляет собой IT в Украине, это будет слово аутсорс. У буржуев, как известно, принято выносить производство в менее процветающие страны, потому что там дешевле рабочая сила. Фабрику по пошиву одежды, например, можно вынести куда-нибудь в Юго-Восточную Азию, где смотрят сквозь пальцы на эксплуатацию детского труда, и прибыль вырастет в разы. Но если вам нужно вынести филиал софтверной фирмы, то у вас будут другие требования к стране. Детский труд вам уже без надобности; заставлять человека работать 12 часов в сутки вы тоже не заинтересованы, потому что писать нормальный код может только сытый и хорошо отдохнувший индивидуум. Все, что вам нужно — это хорошее профильное образование в стране, где вы открываете филиал, и стоимость рабочей силы хотя бы в два-три раза ниже, чем у вас.

И по этим критериям постсоветские страны подходят американским компаниям как нельзя лучше. Ну, со стоимостью труда все понятно. А вот образование — это, конечно, наследие советских времен. Да, учебные программы изменились, вместо Фортрана теперь преподают Си, но вузы созданы при «совке», да и база заложена тогда же: основательный курс математики (нет, ты не станешь мега-специалистом по 3D-графике, не зная, что такое матрица или кватернион!), алгоритмов и прочих нужных вещей очень ценится иностранными буржуями. Но самое главное, чего нет на их богомерзком западе — массовость и, по инерции, даже частичная бесплатность этого очень неплохого образования! Вот что, в частности, делает наших специалистов такими дешевыми!

В 90-е годы образование было еще более бесплатным, а специалисты — еще дешевле. Именно тогда в России и Украине стал возникать огромный рынок западного софтверного аутсорса. Сейчас у этого региона выросли могучие конкуренты. Китайские и индийские программисты стоят меньше, а термин «индусский код» все чаще употребляется в связи с дипломными наших студентов, а не обозначает качество работы индусов…

Образование остается нашим самым большим преимуществом в битве за западных заказчиков. В этом году в моем вузе зимние каникулы длились два с половиной месяца — нечем платить за отопление. С кафедры уволились два хороших преподавателя — работающим пенсионерам урезали пенсии, работать стало невыгодно. Если коллапс IT-сектора в мире пока что может быть отдаленной перспективой, то для Украины ситуация ясна. Айти здесь просуществует столько, сколько продержится система образования, а она уже дает трещину, не выдерживая военных расходов.

Но государственные мужи не переживают на этот счет. Они видят только крупные цифры напротив волшебных букв “IT” и считают, что эти цифры можно раздувать до бесконечности. Сможет ли IT-индустрия стать локомотивом экономики Украины?  – этим вопросом задавалось украинское правительство в ноябре 2014 года, когда уже началась война, и приближение экономической катастрофы было очевидно. И пришло к выводу: сможет, если освободить иностранные IT-компании от остатков налогов, а «при подготовке математиков и физиков увеличить объёмы преподавания IT-дисциплин», ведь «как показывает статистика, специалисты, обучающиеся этим специальностям, нередко становятся успешными программистами». Последнее означает, что люди, которые при наличии в стране какой-нибудь промышленности могли бы обеспечивать прорывы в ее развитии, сейчас по необходимости отправляются писать 3768-й за этот месяц органайзер; и этот процесс предлагается просто узаконить.

Вам послышалось в последних предложениях пренебрежительное отношение к работе программиста? И вы хотите спросить: зачем я так, ведь многие из них создают очень полезные вещи. Ладно, четыре из пяти проектов так и не увидят свет, но пятый — он-то внесет свой вклад в развитие человечества? И тут, наверное, надо сказать о том, а что же производит сектор, который наше правительство считает «локомотивом экономики Украины».

Видите ли, какое дело. Спрос на… кхм, на все что угодно — вещь не бесконечная. Его можно до некоторых пределов искусственно увеличить, но чем дальше, тем это труднее, и тем сильнее бросается в глаза слово «искусственно». Разработка программного обеспечения — это сфера, основной задачей которой является автоматизация чего-нибудь. Спрос на софт, соответственно, ограничен количеством процессов, которые можно автоматизировать.

Что же можно автоматизировать? Например, работу какого-нибудь предприятия. Обычно не всего предприятия, а, к примеру, его бухгалтерии. Вы представляете себе в наше время полностью бумажную бухгалтерию? Я — нет. Если это технологическое предприятие, тут можно пойти дальше. Внедряемое ПО может собирать данные непосредственно с оборудования, например, станков, контролировать производственный процесс, предотвращать некоторые аварийные ситуации, рассчитывать оптимальное энергопотребление, да мало ли что. При наличии государственных дотаций можно делать более глобальные вещи. Можно, например, снизить энергопотребление целого города, если доверить умной программе контроль за распределительными сетями (Smart Grid называется). Я сплю и вижу города будущего, по которым ездит полностью беспилотный транспорт — тоже управляется искусственным интеллектом. Но — нет беспилотного транспорта, нет и заказа на разработку соответствующего ПО.

Вернемся от фантазий к реальности. Что еще нуждается в программировании? Любая техника, конечно, ваша стиральная машинка, микроволновка, даже уважающий себя аквариумный фильтр обычно имеет внутри микроконтроллер за 2 доллара. Кроме того, есть соцзаказ на ПО для персональных компьютеров, мобильных устройств и веб-сервисы. Перечислим все это. Чем вы пользуетесь? Операционная система, набор драйверов. BIOS – его тоже кто-то программировал. Что сверх того? Текстовый редактор, архиватор, браузер, видеоплеер, Фотошоп — обычно если вы дизайнер. Есть профессиональный софт: Автокад, Маткад, ПО для написания музыки, много чего. Но это конечный список из нескольких десятков крупных приложений. И веб-приложения: социальная сеть (для большинства людей одна), поисковая система (тоже одна), электронная почта (тоже одна); опять-таки несколько десятков полезных приложений и несколько сотен информативных сайтов, покрывающих потребности людей всех профессий. Чуть не забыла: на серверах стоят СУБД, очень нужная вещь. И напоследок — большая куча софта для разработки софта. Какая-то его часть необходима, писать на джаве без IntelliJIdea было бы грустно. Но где-то 70% средств разработки могли бы запросто вообще не существовать.

Кто дочитал до этого места, – извините за длинный список. К чему я это? В мире около двадцати миллионов программистов. Чем они все заняты?

4/5, как выяснилось, работают в проектах, которые не будут закончены. Из остальных большая часть обслуживает искусственно раздутый спрос на непонятную ерунду. Уже упоминавшийся 3768-й органайзер — из этой серии. Сюда же относится огромный рынок компьютерных игр, создание бесчисленных блогов и веб-порталов для молодых и успешных предпринимателей, которым нечего туда написать, но которые уверены, что они их раскрутят и будут зарабатывать на рекламе («кропать сайты для торгашей» – называла это занятие одна моя знакомая. Этим заняты обычно студенты или полупрофессионалы-фрилансеры, но и они могли бы провести время с большей пользой).

Но и серьезные компании часто не знают, куда деть свои кадры. В отрасли так много денег, что можно позволить себе профинансировать сомнительной важности проект — вдруг сработает. Неоправданно много денег… Одна крупная международная фирма, филиал которой есть в моем городе, недавно закончила большой проект, связанный с программированием бортовых компьютеров автомобилей. Угадайте, что делает «инновационная система»? Изучает ваши вкусы касательно температуры и влажности в салоне и любимой музыки, а потом подстраивает под них микроклимат и выбирает радиопередачи. Так что если любите хеви-метал, не вздумайте давать свой автомобиль другу покататься. Если он любит блюз, у него будет инфаркт.

И это крупная фирма. Чего же ждать от знаменитых «стартапов», на которые тоже любят молиться люди, ни хрена не понимающие в ИТ. Правда, эти люди – в основном не государственные мужи, а идеологи «частной инициативы», «мелкого бизнеса», «свободного рынка» и всего такого. Слово «стартап» в контексте IT обычно означает следующее. Группа из 2-3 студентов придумывает Мега-Идею. Они находят инвесторов и на полученные деньги делают Мега-Проект. Потом основывают одноименную компанию, зарабатывают огромную кучу денег и становятся почти как Марк Цукерберг. Или даже круче.

Для нормального человека звучит смешно, но нам когда-то на первом курсе даже отдельные преподаватели втирали эту чушь. Вы должны, говорили они, уже сейчас каждый придумать по Мега-Идее! Потому что к концу обучения вы станете скучными узкими специалистами, в вас пропадет креативность, предпринимательская жилка, вот это все. Наш студенческий здравый смысл на это возразил: толковая идея может возникнуть у человека, который хорошо знает какую-то предметную область. И мы на эту чушь не повелись. А недавно был большой всеукраинский конкурс этих студенческих стартапов, и мы увидели, какие идеи придумали те, кто на эту чушь повелся.

Не стану озвучивать все. Но в номинации «лучшая идея» первое место из восьмисот, кажется, проектов со всей Украины занял проект «умного гардероба». Суть в следующем. Вместо того, чтобы сложить свои футболки стопочкой на полку и, собираясь на работу, схватить первую чистую, вы развешиваете их на плечики. Эти плечики катаются по металлическому обручу. Когда нужная футболка подъезжает в специальному робото-щупу, этот щуп ее хватает и выдает счастливому владельцу этого чуда. Чтобы он мог выбрать нужную, вы со своего компьютера заполняете такую анкетку: какое у вас настроение, куда вы собираетесь идти, плюс он анализирует прогноз погоды и на основании всего этого выбирает вам одежду. Удобно?

Ладно, скажете вы, ну повеселились ребята, подумаешь. Да все бы ничего, но на этом конкурсе крутились опять-таки неоправданно большие деньги

Но как же идеи? Как же инновационное развитие? Кто все это обеспечит, если не специалисты в самой передовой, «постиндустриальной» сфере?

Вся беда здесь в слове «постиндустриальной». Главная проблема ИТ, особенно местного — в полной оторванности от материального производства. В норме информационные технологии должны обслуживать это производство. У нас нет производства, но есть ИТ, и это как дом без фундамента. Человек, чье знакомство с материальным миром ограничено ежедневной рутиной типа встать — одеться — поесть — прокатиться на маршрутке… — может сгенерировать только идею умного гардероба. Если стране нужны по-настоящему новые решения важных проблем, ей нужны совсем другие специалисты. Хотите мега-IT-решение для энергетики? Нужен хотя бы один человек, разбирающийся и в ИТ, и в энергетике. Как получить такого человека? Нужно взять студента-айтишника и отправить его на производственную практику на профильное предприятие. А это будет стоить государству денег, потому что в это время он мог бы уже работать на аутсорс и платить налоги, разрабатывая 3768-й органайзер. Ну, это распространенная дилемма для государственных мужей: быстрая прибыль сейчас или убытки с расчетом на прогрессивное развитие? Обычно государственные мужи выбирают первое, потом их свергают и приходят те, кто выбирает второе…

Не знаю, нужно ли физикам и математикам больше программирования, но студентам-программистам точно нужны факультативы, объясняющие работу основных отраслей экономики. Энергетика, транспорт, машиностроение, да все что угодно. И много, много практики на соответствующих предприятиях. Здесь есть одна загвоздка: предприятия должны существовать. А чтобы они засуществовали, понадобятся большие социальные преобразования и перенаправление общественных ресурсов в реальное производство.

Ребята, которые придут к власти и будут проводить эти преобразования! Прошу учесть — я очень хотела бы работать в реальном секторе как программист. Но если вы все-таки сочтете более эффективным отправить меня строить сарай, я буду обижаться, но в глубине души вас даже пойму.

С. Левина.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 7.5/10 (4 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)
Немного об IT, о моей alma mater и о том, почему стартапы не спасут Украину, 7.5 out of 10 based on 4 ratings