1351636_original

Статья публикуется в дискуссионном порядке.

Позволю себе вмешаться в спор между Марленом Инсаровым и Ш.Ц. по поводу истории большевизма в Украине (1). Напомню, обсуждается вопрос о том, был ли большевизм идеологией оккупантов. Марлен утверждает, что не был. Его аргументы основаны на двух утверждениях. Во-первых, по его мнению украинский народ не всегда существовал, а складывается только в период 1917-1921 гг в ходе русской революции. Во-вторых, украинские большевики действовали в то время наряду с другими украинскими политическими группировками от анархистов до петлюровцев и влияли на этот процесс формирования народа. Раз это так, значит большевизм был для украинского народу не внешней, а внутренней силой.Проблема данного подхода в том, что он игнорирует простой и бросающийся в глаза факт: украинские большевики имели поддержку лишь малого меньшинства народа Украина в 1917-1921 гг. Как справедливо указывает оппонент и как признает сам Марлен, основная масса населения региона, украинское селянство, было в целом враждебно большевизму и поддерживало народнические партии (эсеров, украинских эсеров, боротьбистов и т.д.) либо анархистов. В городах же пользовались влиянием различные партии от меньшевиков до кадетов. На выборах в Учредительное собрание в конце 1917 г. Украина дала большинство голосов эсерам (русским и украинским), а большевики получили там только 754 000 голосов – 10% от числа голосовавших. Для сравнения – русские эсеры получили в Украине 1 878 000 голосов, а украинские эсеры – 3 433 000! Если бы речь шла о честной политической борьбе, основанной на свободном волеизъявлении народа, украинские большевики в указанный период не имели бы ни малейших шансов на победу.

Украина получила власть большевиков не в результате свободных выборов и даже не в результате насильственного переворота, устроенного местными большевиками. Большевистская власть была установлена в ходе завоевания Украины Красной армией в период 1918-1921 гг, когда эта армия боролась на территории Украины с различными политическими силами. Причем, с осени 1918 г. большевики правили всем, чем могли править, монопольно, свободные выборы в советы (кроме отдельных сел) были практически ликвидированы, а их бывшие союзники – левые эсеры, максималисты и анархисты подвергались репрессиям. К моменту окончательного установления большевистского контроля над Украиной – к 1922 г., это была нелегитимная и никак не контролируемая массами диктатура партийной бюрократии и силовых ведомств.

Красная армия управлялась вовсе не украинскими большевиками, а прямо из Кремля. Важно, что большевистская власть, которая была установлена ею на территории Украины, была властью Кремля, а не властью украинских большевиков. От начала до конца это была диктатура с центром в Кремле, не знавшая никаких общеукраинских свободных выборов (хотя в 20е годы проводились полусвободные выборы в местные сельские советы, но и там действовала репрессивная система: оппоненты большевизма были лишены собственной печати и права на свободную агитацию, подвергались арестам).

А раз так, тогда почему это не было оккупацией и аннексией? Согласно определению, оккупация есть занятие вооружёнными силами государства не принадлежащей ему территории, а аннексия – одностороннее присоединение данной территории к государству-агрессору. Тот факт, что Украина была большей частью чужой для большевизма территорией признает сам Инсаров, тогда с чем он спорит?

Инсаров пишет, что до кремлевской оккупации Украина не была самостоятельным государством, потому что власть УНР и петлюровской Директории не признавали многие украинцы. А теперь вспомним, что до израильской оккупации Западного Берега реки Иордан, там тоже не было никакого палестинского государства и более того, палестинский народ складывается как народ только во второй половине 20 го столетия, а государства своего до сих пор не имеет, но большинство людей на планете, знакомых с этой ситуацией, безоговорочно признают факт израильской оккупации.

Если некое государство силой присоединяет к себе территорию, на которой его сторонники имеют поддержку 10 % населения, то это и есть оккупация, а не что-либо другое. И в этом смысле Ленин и Сталин – оккупанты по отношению к Украине. И даже если большевикам удалось с одной стороны террором, а с другой стороны уступками крестьянству, удержать власть в Украине, это еще не значит, что их правление имело глубокие корни и легитимные основания. Царская диктатура смогла подавить революцию 1905-1907 гг, сочетая уступки обществу с террором, но про-правительственные партии при этом не имели никаких шансов на свободных выборах в Думу и не могли расчитывать на поддержку большинства народа.

Существует мнение, что раз некая сила выиграла гражданскую войну, значит она опиралась на поддержку большинства народа; этот тезис ничем не обоснован и противоречит историческим фактам. У победы в гражданской войне обычно есть множество причин, к примеру противники большевиков были разрозненны и воевали друг с другом не меньше, чем с большевиками, кроме того, большевики контролировали центральную густонаселенную часть российской империи с крупными промышленными городами и развитой системой железных дорог, что позволило им обеспечить вооружением Красную армию и быстро перебрасывать ее из одного региона в другой, подавляя сопротивление.

Имперские замашки большевиков критиковали их союзники, а затем противники слева – с-р максималисты. Они не были сторонниками национальной государственности угнетенных народов, а выступали за широкую автономию этих народов в рамках федеративной трудовой республики советов. Максималисты отмечали, что режим Ленина не имеет ничего общего со свободной ассоциацией равноправных регионов. Он основан на централизме, на диктатуре центрального правительства, на подавлении местного самоуправления и автономии. Но так думали не только максималисты, но и некоторые большевики.

Инсаров, чтобы обосновать свой тезис (большевики – не оккупанты), ссылается на украинских национал-коммунистов 20х гг. Они были частью большевистского режима, но боролись за широкую украинскую автономию, поддерживали украинский язык, способствовали распространению национальной культуры и литературы. Что же, может и так (кстати, данный факт упоминает и его оппонент). Но ведь управляли Украиной вовсе не эти люди, а Кремль. В самом лучшем случае, национал-коммунисты имели некоторую власть на уровне региона, власть, которой они могла распоряжаться лишь в рамках, строго установленных Кремлем. Причем украинские национал-коммунисты никогда не были избраны для управления большинством украинцев по указанной выше причине – при большевиках никогда не было никаких свободных выборов. Наконец, в 30е гг национал-коммунисты Украины подверглись репрессиям, на чем вся их деятельность и закончилась.

Позволю себе привести здесь рассуждения одного из крупнейших национал-коммунистов той эпохи, Мирсаида Султан-Галиева. По его мнению, захват пролетариатом власти в странах-метрополиях будет означать для колониальных народов исключительно смену хозяина. Для того, чтобы уничтожит колониализм, необходимы восстания угнетенных народов и обретение ими независимости. Только тогда появятся предпосылки для ликвидации империй и колониальных отношений.

Вначале Султан-Галиев относил ϶ᴛᴏ исключительно к пролетариату западных стран, но впоследствии перенес ϲʙᴏи взгляды и на большевистскую Россию. Султан-Галиев сам был большевиком, но упрекал Кремль в намерении воссоздать царскую империю. О чем можно говорить, если всем регионами централизовано управляет Кремль, если у них нет собственных армий, собственной политики, экономической независимости? За эти речи Султан-Галиев был арестован в 1923 г. Если уж видный большевик (он был председателем Центрального бюро коммунистических организаций народов Востока при ЦК РКП(б) и членом Коллегии Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР) так отзывался о национальной политике Кремля, то с чем тут, собственно, спорить?!

Есть еще один аргумент, который Инсаров не привел, но мог бы привести. В СССР самобытность и национальные особенности Украины не подавлялись полностью: хотя Украина контролировалась внешней по отношению к ней силой (Кремлем) на протяжении всей своей подсоветской истории, эта внешняя сила способствовала развитию украинских экономики, науки и образования и, в определенной мере, украинской национальной культуры и языка. Что, в свою очередь, не смотря на чудовищные последствия в виде Голодомора и массовых репрессий, создало со временем условия для обретением Украиной государственности.

На данный невысказанный, но возможный аргумент я отвечу следующим образом. Я не считаю, что обретение государственности позитивно для национального, культурного и экономического развития в современном мире. Прекращение оккупации – безусловное благо, так как оно освобождает народ от внешнего контроля. Но национальное государства – дело иное. Не государственность, а рост квалификации, образования и самодеятельности работников – важнейший показатель прогресса, а в этом плане Украина вряд ли изменилась к лучшему за 23 года независимости. Но даже если исходить из того, что обретение государственности есть благо, то это никак не противоречит утверждению об оккупации Украины во времена СССР.

Напомню, что Индия состоялась как современная нация, добилась государственной независимости и смогла освободиться от колониальной зависимости англичан только благодаря двум столетиям английского колониального контроля и влияния. Это англичане развивали в Индии современную промышленность, построили железные дороги, связавшие страну в единое целое, создали центры европейского образования и распространили свой язык, таким образом подготавливая условия для возникновения новой индийской нации – независимой современной Индии. Постепенно обретая силу и относительное единство, индийцы научились бороться с англичанами и избавили себя от тотальной власти Лондона.

Однако, сказанное ни коим образом не означает, что Индия не находилась в колониальной зависимости от Англии, не была ею оккупирована. Диалектика истории в том, что британская оккупация создала условия для обретения независимости. То же и с подсоветской Украиной. Да, оккупация подготовила условия для появления независимого украинского государства – самостоятельной нации. Но оккупация от того не прекращает быть оккупацией.

Инсаров пишет о том, что тезис о большевистской оккупации поддерживается украинскими националистами и тем он плох. Признаюсь, мне не нравится украинский национализм, как и любой другой. Украинские националисты могут быть не правы в 90% случаев, но если они утверждают, что дважды два четыре, нелепо пытаться доказать, что не четыре, а пять, только потому, что это говорят украинские националисты.

1. http://novaiskra.org.ua/?p=1109 и http://novaiskra.org.ua/?p=1114

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)
Оккупация Украины, 10.0 out of 10 based on 1 rating