%d0%be%d1%88%d0%b8%d0%b1%d0%ba%d0%b0

Россия больна юбилеями и памятными датами. Особо среди них выделяется грядущая столетняя годовщина Октябрьской революции. Как у Windows и Билла Гейтса существовала проблема “Ошибка-2000”, грозившая обрушить все компьютеры на свете, так и режим во главе с Путиным столкнулся с грядущей “ошибкой-2017”. Эта тема настолько важна, что затмевает прочие аспекты внутренней политики.

Во-первых, следующий год – предвыборный. Несмотря на бродившие слухи о возможных досрочных президентских выборах объективные факты, включая рутинное послание вождя к Федеральному собранию, указывают на то, что переизбрание Путина назначено на 2018 год. А это значит, что им нельзя косячить и нагнетать обстановку. Шувалов, конечно, утверждает, что состояние экономики России “почти идеальное”, однако в данном случае он явно говорит за себя: собачки все еще летают в штатном режиме. Народ же переживает понижение реальных доходов, взвинченную продуктовую инфляцию и растущие тарифные и фискальные поборы.

Тот факт, что Минтруд и КГИ Кудрина советуют исключить из числа получателей соцпомощи семьи, у которых есть вторая квартира, машина не старее двух лет, трактор, крупный рогатый скот или 20 кроликов, говорит о том, что денег нет и не будет. На то же указывают идея ВШЭ о создании платной системы здравоохранения, махинации с пенсиями, прозрачные намеки на повышение НДС и НДФЛ к 2019 году, крах региональных бюджетов и невозможность профинансировать даже ключевые инфраструктурные объекты для ЧМ по футболу.

Во-вторых, грядущий год будет не просто тяжелым – он будет ностальгическим. Вспоминать Стеньку Разина и Емельку Пугачева уже как-то не с руки, а вот Володька Ульянов как никогда современен. Тем более, что власть по конфигурации подозрительно напоминает правительство столетней давности, разве что в карикатурном виде. У нас такая же импотентная Госдура, подмахивающая любые антинародные законы. У нас такая же несбалансированно сильная исполнительная власть, такие же карманные суды, то же обнищание простого люда. Очевидны и отличия: нет большой войны (ни Сирия, ни Донбасс на крупномаштабный конфликт с мобилизацией всего населения не тянут), нет оппозиции, зато есть экономические санкции и уклон в изоляционизм как дополнительный дестабилизирующий фактор.

Отныне каждый трудовой протест, каждый политический митинг будет резонировать со славным 1917-ым. Каждый раз, видя по телевизору их жирные хари, роскошные резиденции, золоченые кресты и вопиющую коррупцию, мы с нежностью будем вспоминать Зимний дворец и Ипатьевский дом.

Романовы за несколько лет до революции отметили другой юбилей – 300 лет на троне. Наши предки свергнули царя. А мы прогибаемся под властью серого КГБшника и его приятелей по кооперативу “Озеро”. Понимаете, не соотносить две ситуации невозможно. Воздух уже дрожит от напряжения.

Потому власть до сих пор не избавилась от во всех смыслах дискредитировавшего себя фрика Мединского. Который еще “Рашка-Говняшка и “Конченые мрази”. Чьи заместители разворовывали деньги на реставрацию архитектурного наследия, чья диссертация уже довела до смерти от смеха нескольких академиков. Почему же его до сих пор держат на посту? Помимо того, что режим банально не умет признавать ошибки и прислушиваться к общественному мнению, считая это признаком слабости. А все потому, что на Мединском завязана стратегия национального примирения – это то, что Кремль хочет противопоставить “Ошибке-2017”.

Напомню вам несколько пунктов оттуда:
«Озвучу пять коротких тезисов, которые предлагается использовать для общественного обсуждения при выработке единой платформы национального примирения:
– признание преемственности исторического развития от Российской империи через СССР к современной России;
– осознание трагизма общественного раскола, вызванного событиями 1917 года и Гражданской войны;
– уважение к памяти героев обеих сторон («красных» и «белых»), искренне отстаивавших свои идеалы и невиновных в массовых репрессиях и военных преступлениях;
– осуждение идеологии революционного террора;
– понимание ошибочности ставки на помощь зарубежных «союзников» во внутриполитической борьбе».

Все недавние скандалы в части символов и знаков связаны с топорной, но неотвратимой реализацией этой стратегии. На экраны выходят выдуманные “28 панфиловцев” (в котором солдаты изображены безликими патриотами – коммунистическая составляющая из них тщательно вычищена), а в Питере появляются надуманные мемориальные доски в честь Колчака и Маннергейма, которых также представляют патриотами, не учитывая их биографию после службы в царской армии.

Получается, что Путин и “Единая Россия” хотят объединить под своим началом всех патриотов, всех, кто любит свою Родину. А это понятие настолько размытое и условное, что не может быть реальным объединяющим фактором. Россию люблю я, Россию любит бритоголовый нацист, Россию любит казак-монархист, Россию любит левак-коммунист. Дело в том, что все мы любим разные России и по-разному видим ее будущее и путь-дорогу. Тем не менее, стратегия Путина заключается в том, чтобы навязать себя нам всем.

Кремль пытается усидеть на нескольких стульях. Режим провозгласил себя правопреемником и белых, и красных. Поэтому у нас в обществе уживаются одновременно князь Владимир (вообще из Киевской Руси), Иван Грозный, царь Николашка, с портретом которого носится няшка Поклонская, растерявшая остатки здравого смысла, и Сталин. Одновременно равняться на столь разные эпохи – верный признак шизофрении. Воплощенным диагнозом может считаться министр образования Ольга Васильева – православная сталинистка. 2017 год угрожает стать тем моментом, когда наружу выползет тот факт, что режим держится одновременно на всем и ни на чем. Что молчаливое конформистское большинство может отвернуться от них, а то и проклясть, если предоставить массам право голоса.

На самом деле таких линий разлома в обществе намного больше. Это не только белые и красные, но еще и богатые и бедные (у нас же даже в масштабах всего мира катастрофическое неравенство доходов), православные и светские, репрессированные и вертухаи, русские и украинцы, шовинисты-изоляционисты и космополиты, сторонники либерализации и сторонники закручивания гаек. Если трещина пойдет хотя бы на одном направлении, то, вероятнее всего, общество мгновенно поляризуется и по другим вопросам. А это, между прочим, и есть первый шаг к появлению нормальной, а не потешной оппозиции.

Поэтому с тревогой, если не сказать больше, власть отреагировала на недавнее расследование господина Карагодина, который отыскал среди советских чекистов убийц своего предка. А потом еще “Мемориал” опубликовал базу данных сотрудников НКВД. Есть отчего напрячься – единством тут до сих пор не пахнет, и такие новости подтверждают это.

Почему власть сквозь пальцы смотрит на дискуссии о роли Сталина, кое где даже поощряет их, но при этом обходит молчанием Ленина и тем более Троцкого? Потому что те – настоящие революционеры, утописты-преобразователи, а Сталин по отношению к ним являлся реакционером. Пусть лучше народ до посинения ругается на фоне Кобы, чем хоть раз в пылу ругани вспомнит о других лидерах революции.

Хочу привести еще одну цитату, чтобы вы заранее знали, как они будут нас обманывать. Профессор СПбГУ Борис Миронов:
“Но, на мой взгляд, противостояние государства и общественности — это наша беда. В 1917 году это противостояние привело к катастрофическим последствиям. Война уже близилась к завершению. Через 12 месяцев после октябрьского переворота 1917 года она закончилась бы победой Антанты и без России. А при участии России победа наступила бы раньше и последствия были бы совсем иными, чем в результате поражения. Не было бы Гражданской войны, террора, разрушений, тифа, голода, коллективизации. Ведь после Великих реформ 1860-х годов страна была на подъеме во всех отношениях — и в политическом, и в экономическом, и в культурном, и с точки зрения благосостояния”.

Они будут говорить, что всякая революция – бессмысленное и вредное насилие. Они способны принять, понять и простить кого угодно: диктатора, убийцу, вора, лжеца, коррупционера. Единственным предателем Родины для них является революционер, уставший терпеть произвол и беспредел. Поэтому вы не увидите мемориальных досок ранне-советским деятелям и правдивых фильмов об Октябре. Им придется что-то выпустить на экраны (вот она сила юбилея!), но получится глупый пасквиль в лучших традициях “Цитадели” Михалкова.

Это и есть настоящая фальсификация истории. Проблема не в том, что нас заставляют верить в откровенную подделку, типа 28 панфиловцев. Гораздо хуже то, что нам не рассказывают о причинах Октябрьской революции. Ведь не могло такое событие произойти просто так – существовали объективные причины, из-за которых народ отвернулся от царя.

До недавнего времени стратегия Кремля по объединению всех пластов населения, всех идеологий в один прогоударственный конформизм имела определенный успех. Ни представители интеллигенции, ни выходцы из народа не могли четко сформулировать свои претензии. Потому что для этого надо последовательно придерживаться определенного взгляда на мир. А именно последовательность и принципиальность режим пытается выломать из нас прежде всего.

Им нужен народ, который играет в красных и белых понарошку, как в индейцев или ковбоев. Народ, который не станет выступать против палача Сталина или против организатора блокады Ленинграда Маннергейма. Народ, который видит в политических платформах некие субкультуры, вроде эмо, готов или металистов. Потому что на самом деле сложившаяся ситуация не может устроить никого: ни левых, ни правых. Эти клоунские поклоны каждому сегменту электората радуют только поверхностных глупцов и боязливых аполитов.

У нас была бы оппозиция, если бы власть не претендовала на все политическое поле сразу. Представьте, что в США появилась некая сила, заявляющая, что объединит демократов и республиканцев. Если бы в Англии вместо Тори и Виги была “Единая Великобритания”. Да уже конкуренции реальных белых и реальных красных, будем честны, было бы достаточно для развития общественных институтов и создания системы сдержек и противовесов. Поэтому вместо реальных политических сил – у нас скоморохи и ряженые. От Поклонской и Милонова до Мальцева и Явлинского.

Отсюда такой акцент на скрепах и народном единстве. По замыслу Кремля мы все должны отбросить наши разногласия, забыть о претензиях к чиновникам и сплотиться, скрепиться вокруг Путина. Особенно важно это сделать на фоне победы Трампа, поскольку теперь вообще непонятно, кто наш внешний враг, и на кого списывать все невзгоды. Такое единство – дутое, это не единство, а всего лишь нежелание сгореть в первых залпах огнеметов Росгвардии.

Вот скажите, партия “Единая Россия” – чья она, чьи интересы выражает? Мы, анархисты, призывали к порче бюллетеней. Левые выступили против них. Нацисты их ненавидят. Интеллигенция, если она не купленная, плюется. Хипстеры насмехаются. Может, это партия бюджетников, которых угрозами и шантажом заставили голосовать и вбрасывать: учителей, врачей, ментов, зеков, призывников, работников “Почты России”?

В 1917 против царизма выступили самые разные партии, среди которых были кадеты, эсеры, меньшевики и большевики, анархисты и народники. Потом, они, конечно, перегрызлись, но все это было после того, как они в едином порыве растерзали монархию. Точно так же может произойти и с нашей властью. Внезапно, спонтанно, вопреки прогнозам аналитиков и неожиданно даже для самой протестной массы.

Дарья Сокологорская

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.5/10 (4 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 4 votes)
Ошибка-2017, 5.5 out of 10 based on 4 ratings