Статья публикуется в дискуссионном порядке.

После Майдана и постепенного, но временного затихания революционного процесса в Украине возникает вопрос: а что же дальше? Куда дальше направить свои незначительные, но все же существующие силы сторонникам социальной революции и бесклассового, безгосударственного общества? Ждать ли новой революции, или же идти в официальную политику в надежде на то, что удастся продолжить Майдан уже «сверху»? Или же ничего не делать и спокойно наблюдать за тем, как мир катится в бездну хаоса и безнадежности?

Прежде чем ответить на данный вопрос, я бы хотел указать на одну простую, но очень важную зависимость, о которой мы часто забываем. Социальная революция, как и любое другое масштабное общественное явление, зависит не столько от теорий и схем, описывающих эту революцию, сколько от общественных процессов, от того уровня развития общества, на котором оно находится на данный момент. Аналогично и социальная борьба угнетенных слоев общества будет развиваться не в рамках тех программ и планов, которые предлагают те или иные сторонники революции, а будет ответом на реальное положение вещей. Даже если эта реальность не вписывается в стройные теории революционеров.
Этого ни в коем случае не нужно забывать нам, людям, которые убеждены в необходимости социальной революции и ставят своей целью построение бесклассового и безгосударственного общества. Во всех своих размышлениях, планах, стратегиях мы должны исходить из реального положения вещей, не теряя при этом из виду нашу главную цель, миссию всего движения — всеохватывающее освобождение человека.
Некоторые товарищи в поисках решения проблемы неорганизованности и слабости социал-революционного движения в Украине выдвигают идею о создании партии социал-революционеров. Причем часто само это решение ошибочно рассматривается в качестве рецепта от слабости и неорганизованности движения.
Но прежде чем принимать решение о создании партии, мы должны ответить на несколько важных вопросов.

Майдан

Майдан

Вопрос №1 – что показал опыт Майдана?

Из опыта участия в Майдане (я принимал участие в Майдане, с небольшими перерывами, с 1 декабря 2013 по 21 февраля 2014), я пришел к простому выводу. В подобных Майдану массовых революционных движениях центральную роль играет организованный и целенаправленный энтузиазм сотен тысяч людей.
Спустя больше века после написания бессмертной работы Лебона о психологии масс, Майдан снова доказал правильность вывода французкого ученного о том, что только массы могут решать судьбы государства, общества и власти. Массы и сегодня продолжают играть центральную роль во всех общественных процессах. Если принимать этот вывод в качестве факта, тогда революционеры современности должны отказаться от фантастических идей сделать революцию в одиночку, сломить систему силами маленькой заговорщицкой группы или вооруженного отряда городских партизан. Вооруженное сопротивление организованных отрядов — это острие копья, древком которого является широкая массовая поддержка народа и наличие большой «невоенной» структуры, обеспечивающей жизнеспособность этого вооруженного отряда. Бланкизм в современном мире неэффективен, как и неэффективен «геваризм» в условиях полуголодной и покинутой украинской деревни.
Однако сама по себе неорганизованная масса не может стать действенной и эффективной силой в революции. Силой, способной не только разрушить старое общество, но и построить на его руинах новое.
Большие количества людей, к сожалению, не способны ставить перед собой масштабные цели, и организовываться для планомерной работы над их достижением.
Майдан показал, что для успешной революции нужна организация. Организация, которая четко знает свою цель в революции и имеет алгоритм ее достижения через планомерную работу «здесь и сейчас».
На Майдане сторонникам социальной революции не хватало многого. Не хватало людей, программы, физической силы. Но больше всего не хватало понимания необходимости организованной, кропотливой и последовательной работы среди своих же товарищей и радикально настроенной массы. Понимание это отсутствовало потому, что не было четко сформулированной цели участия социал – революционеров в Майдане. За что бороться на Майдане? Что считать победой, а что поражением? Как дальше действовать после победы/поражения Майдана? Если нет цели, нет и направления. А нет направления – нет и движения.
В этом причина провала всех организационных попыток и проектов «слева», которые время от времени возникали на Майдане. От студцентра до Черной сотни. Были люди, готовые бороться, идти в бой с «беркутами», даже погибнуть, но не хватало тех, кто четко бы понимал, за что погибать, и что более важно, для чего побеждать. Возможно, эту печальную картину немного разбавит тот факт, что не только у сторонников социальной революции были такие проблемы. По моему мнению, одна из основных причин развала и бессилия самой яркой организованной силы, которую породил Майдан — “Правого сектора” — состоит в том, что эта организация не смогла выдвинуть самый важный вопрос в революции – вопрос взятия политической власти. Этот страх, возможно, не осознанный руководством организации, стал результатом отсутствия четкой цели для всего движения. У Правого сектора отсутствовал проект обустройства страны после победы революции, а значит, эта победа оказалась не нужна самому Правому сектору. Несколько отсрочила закат ПС российская агрессия и начало войны. Но с затиханием боевых действий организация была обречена на развал, а движение – на деморализацию.

Политическое движение существует для достижения политических целей. Революционное движение – для достижения революционных целей. Без цели движение быстро превращается в ширму для прикрытия узконаправленных интересов отдельных групп, составляющих это движение. Это приводит к потере по-настоящему революционных членов движения и к постепенному его развалу на отдельные группы.

Майдан показал, что революцию делает масса, а использует ее для достижения конкретных целей уже организованная сила, с четким пониманием своих целей и с готовностью идти на радикальные меры для их достижения. Причем реализация данной цели не терпит ни малейшей отсрочки. В случае отсутствия такой организованной силы, или отсутствия у этой силы цели и альтернативного проекта организации общества и государства, усилия массы остаются бесплодными. А революция терпит поражение.

Вопрос №2: нужна ли партия?
Если ясно, что нужна организация, нужна цель, нужен план ее достижения, тогда какова должна быть форма организации? Мы рассмотрим выдвигаемую идею о необходимости создания социал-революционной партии.

Здесь и далее под термином «партия» я понимаю тип организации людей, целью которой является взятие политической власти для реализации принятой программы. Партия – это инструмент, способ организации людей для реализации принятой стратегии по достижению поставленной цели. Цель партии всегда конкретна – взятие политической власти. Стратегия различна, от легальной парламентской до нелегальной подпольной. То есть необходимо понимать, что, ставя вопрос о партии, мы обязаны сразу же ставить вопрос о взятии политической власти. Иначе партия становится фикцией, конторой для сбора денег, получения статусных плюшек, громким лозунгом и т.д. Если мы не ставим перед собой такую цель (взятие политической власти), тогда нет смысла продолжать рассуждения о партии. Если наша цель — помогать бедным, раздавать пищу бездомным, защищать трудовые права рабочих, или защищать животных в зоопарке (я говорю обо всех этих видах деятельности именно как о самоцели, а не как о средствах) тогда говорить о партии – пустая трата времени. Избегать вопроса о взятии политической власти, при этом строя планы по созданию партии – это либо проявление инфантилизма, либо же преднамеренная хитрость по отношению к другим.

нужна ли партия?

нужна ли партия?

Говорить же о взятии власти, не планируя конкретных шагов по достижения этой цели (в формате партии или нет) значит обманываться самим и обманывать других.
Исходя из этого, нужна ли социал – революционерам сейчас партия?
Я уверен, что на данном этапе развития движения – партия не нужна потому, что нам еще рано ставить вопрос о взятии политической власти. Любым путем, будь то парламентским или революционным.

Рано не потому только, что движение малочисленно, слабо и дезорганизовано. Наоборот, четкая постановка вопроса о власти позволит отделить зерна от плевел, тусовщиков по жизни от сознательных революционеров. Причина другая.

Прежде чем рассуждать о власти, каждый сторонник социальной революции должен четко понимать то, для чего ему нужна эта самая политическая власть.
Цели получения политической власти бывают разные. Есть цель — набить мошну, получить статус, самоутвердиться, в конце концов! А есть цель – использовать механизм политической власти для того, чтобы перестроить общество в соответствии с революционным проектом.
Хочется надеяться, что, говоря о партии, социал – революционеры ставят перед собой цели последнего порядка. Если так, тогда возникает третий вопрос.

Вопрос №3: Какой проект несут с собой социал – революционеры на смену существующему общественному порядку?

В ответе на данный вопрос мы должны быть максимально честными в первую очередь перед самими собой. Тут уже не пройдут такие трюки, как отговорки общими фразами типа «народ сам решит», «революционеров плохих не бывает», «главное начать, а там посмотрим» и т.д. Власть — дело конкретное и жесткое. И если вы хотите ее получить, не имея при этом четкого и конкретного плана преобразования общества с учетом дряхлости государственной машины — вы демагог и лицемер, скрывающий за левой риторикой свои меркантильные интересы.
Решения типа «сначала создадим партию, а потом придумаем чем ей заниматься» – это очередной пример инфантилизма. Такая партия окажется очередной сектой с «ультрареволюционным» названием и «революционной» позой вместо революционного дела.

Так что, прежде чем говорить о партии, а значит о вопросе политической власти, нужно говорить о проекте, которые партия будет воплощать в жизнь после прихода к власти. Этот проект может меняться в соответствии с объективной реальностью, но он должен быть. И быть до того, как поднимается вопрос о партии и взятии политической власти.

По факту, у нас, у социал – революционеров такого проекта нет. Мы до сих пор не знаем, как должна работать экономика после победы революции, что делать с внешними долгами, как организовать защиту завоеваний революции, и что это будут за завоевания. На вопросы типа «А что будет после победы социальной революции?» мы до сих пор отвечаем с детской наивностью «люди сами решат», «все как-то самоорганизуется», «все изменится», не вкладывая в эти ответы ни грамма конкретики. Именно поэтому я считаю, что пока рано нам говорить о взятии политической власти, а значит и о партии.

Революция – это не вещь в себе, это не самоценность. Революция это лишь метод ускоренного, насильственного высвобождения застрявшего в старых общественных формах нового общественного порядка. И революционер – это тот, кто понимает необходимость такого метода, кто видит этот новый порядок и знает, что делать, чтобы этот порядок восторжествовал и укрепился. Прежде чем создавать партию, мы должны создать проект такого нового порядка, прийти к соглашению по поводу цели и уже исходя из этого формировать партию.

Вопрос №4: а если очень хочется?

Для некоторых отсутствие проекта альтернативного общественного порядка не является серьезным аргументом против идеи о создании партии (1).
(1) Еще раз подчеркну, что речь идет о партии именно как политической организации, целью которой является взятие политической власти. Другие организации, секты, микрогруппы с самоназванием «партия» в расчет не берутся.
С чем же столкнутся сторонники партии без проекта?

Как уже упоминалось, вопрос партии — это вопрос власти, а форма партии или организации зависит от того, как эту самую власть собираются получить.
Если мы считаем, что нам удастся прийти к власти посредством законных выборов, тогда мы должны организовывать партию как предвыборный штаб. Такая партия станет организацией для ведения постоянной предвыборной компании. На первый план в такой партии выступают вопросы наличия профессиональных кадров, сети агитаторов, регулярная печатная агитация, наличие минимальной инфраструктуры (штабы, офисы, автомобили). А все это требует денег. И немалых.

А где взять деньги?

Есть несколько возможных вариантов. Первое — самофинансирование. Однако в условиях нынешней политической системы, любая организация, которая хочет стать партией официально, путем регистрации, обязана иметь отделения в большинстве областных центрах. На обязательную процедуру для регистрации партии – сборы подписей – уйдет огромное количество ресурсов, времени и денег. А если перед партией ставится задача не просто быть вывеской, а стать влиятельной политической силой, ей понадобиться сеть организованных штабов, действующих на регулярной основе. А это потребует еще большего количества денег. Плюс еще горы печатной продукции, зарплаты агитаторам, реклама в СМИ и т.д.
Это все потребует миллионов гривен. Причем не в качестве разового транша, а стабильного финансирования в течение нескольких лет. Понятно, что невозможно покрыть такие расходы за счет членских взносов, пары – тройки кооперативов и продажи фирменных футболок.

Революция

Революция – это не вещь в себе, это не самоценность. Революция это лишь метод ускоренного, насильственного высвобождения застрявшего в старых общественных формах нового общественного порядка.

Тогда есть вариант получения денег от спонсоров и «меценатов». И здесь перед революционерами и борцами с системой угнетения и эксплуатации возникает непростой выбор между отечественными и иностранными капиталистами. Можно получать деньги от украинских капиталистов. Но они будут давать деньги только тогда, когда партия уже состоится как внушительная общественная сила. И даже тогда они будут финансировать «социальную революцию» лишь при условии, что она будет не такой уж социальной и не совсем революцией. То есть ради получения денег придется пойти на идеологические и стратегические уступки, что отвернет от партии идейных борцов и запустит механизм постепенной деградации революционной партии в очередную политическую фирму для получения денег.

Помощь иностранных капиталистов также не подойдет. Во-первых, ни одна иностранная организация, ни один фонд не сможет профинансировать эффективную и конкурентную избирательную компанию. Таких денег никто не даст. Тем более не дадут силе, которая их будет использовать для революции.

Во-вторых, получение денег от иноземных спонсоров станет хорошим аргументом против партии, которую обвинят в работе на иноземные государства, спецслужбы, масонов и т. д.
Внешнее финансирование также станет хорошим доказательством несостоятельности партии. Если вы не можете собрать денег на свою деятельность без привлечения доноров извне, тогда как же вы будете менять систему?

Оба варианта финансирования не совместимы с идеалами социальной революции и стратегически проигрышны для любой революционной партии.
Есть еще вариант экспроприаций. Однако в рамках официальной политики он даже не обсуждается. Либо иди в подполье, либо забудь об экспроприациях.
А что если создать партию, но не для участия в выборах. Не для официальной политики? Партию подполья, которая придет к власти путем революции/переворота/восстания…
В таком случае нужна не партия как предвыборный штаб, а партия как командный штаб вооруженного отряда. И тогда вся стратегия такой партии должна направляться не на выборы, а на подготовку бойцов, обучение военному делу и налаживания связей с военными (или людьми, имеющими боевой и революционный опыт).

Однако этот вариант, во-первых, возможен только при наличии достаточных ресурсов, в том числе и людей, готовых пойти на такие жертвы перед лицом туманной перспективы вооруженной борьбы и победы. А во-вторых, и это самое главное — такой вариант должен опять же иметь под собой проект, четкий, понятный и доступный каждому. Проект того, за что борется вооруженная партия, и что она будет делать после победы. Текущая политическая ситуация и отсутствие такого проекта у социал-революционеров делает любые разговоры о нем беспочвенными инфантильными мечтами, что, однако, не означает что не нужно обучаться военному делу, налаживать связи и т. д.

Есть еще один вариант — перестать говорить и думать о партии и просто продолжить делать то, что делали до этого. Этот вариант тоже проигрышный и уже не соответствует реальным условиям. Майдан показал нам необходимость организации. Опыт одной политической силы на Западе Украины дает примеры локальных успехов в построении организации. Однако этот же опыт показал, что организация без четкого проекта и без четкой цели дальнейшего развития неустойчива. Попытки такой организации заменить подобный проект работой по созданию кооперативов, постоянной агитацией и спортивными соревнованиями приводит к постепенному угасанию энтузиазма среди идейных активистов и к невозможности распространить влияние за рамки локального уровня.
Попытка продолжить делать то, что делали до этого, без организации вокруг четко определенных политических целей, приведет к загниванию всего движения и потере активистов.

Вопрос №5: что делать, если новая организация нужна, но создание партии преждевременно?

По моему мнению, сам факт того, что возникла идея о необходимости организации, говорит о том, что движение переходит на качественно новый уровень. Этот уровень можно охарактеризовать как уровень осмысленной политической работы.
Именно на этом уровне перед движением будут поставлены вопросы об отношении к политической власти, о методах ее получения и об организации общества после этого. Осознание необходимости того, то власть нужно будет брать в свои руки, с вытекающими отсюда угрозами, рисками, жертвами, отбросит от движения субкультурные элементы, разного рода мечтателей о бесконфликтном будущем. Это же осознание решит проблему тотальной безответственности участников движения. Должны будут появиться активисты, которых не нужно будет постоянно мотивировать делать простые, но необходимые для общего дела вещи. Каждый, кто будет ассоциировать себя с движением, будет брать на себя ответственность и делать все, что нужно и возможно для движения.

Новый уровень, на который выходит социал-революционное движение, станет отправной точкой для формирования действительно революционного движения, способного взять на себя ответственность за будущее Украины и мира.
Главное на данном этапе развития движения не попасть в ловушку создания очередной «революционной» пустышки, партии-секты. Такая партия, не имея под собой надежного фундамента из четко поставленной цели и осознанного подхода к политической борьбе за новый общественный порядок, будет хвататься за любые проявления социальной активности в попытке попиариться на этом. А это путь в никуда.

Наша задача сейчас – не объединить все слабое и немощное, все то, что за последние 25 лет не смогло создать ничего кроме субкультуры и нескольких сект.
Наша задача — дать идейное оформление извечным мечтам о справедливости, равенстве и братстве, которые сейчас актуальны среди украинцев, как никогда ранее. Мы должны показать, опираясь на историю и, что самое главное — на реальную действительность — как можно освободить человека здесь и сейчас, как вернуть ему чувство собственной значимости и достоинства в этом мире. Весь социал-революционный опыт прошлого должен стать для нас подспорьем, фундаментом, но не знаменем, которым мы пытаемся прикрыть собственную интеллектуальную наготу и бесплодность.

Гюстав Лебон

Гюстав Лебон

Главная задача сейчас — сформировать социал-революционный проект будущего, который станет магнитом, притягивающим самые здоровые силы украинского общества.
И очень может быть, что среди этих новых революционеров доля старых леваков окажется ничтожной.
Что это означает в смысле организации? Вместо предвыборных штабов или подпольных ЦК, нам сейчас нужны:
1) Группы аналитической работы.
Это должны быть группы людей, которые будут работать над теоритическим решением самых важных задач и проблем украинского общества. Как преодолеть безработицу, как решить проблему инфляции, что делать с уничтожением производства и т.д. Такие вопросы должны обсуждаться в этих группах. В результате такого обсуждения должны выходить статьи, брошюры, книги, которые будут доносить эти решения до остального общества. Вместо традиционной отговорки левых о том, что после революции само все как-то образуется, должен появиться план решения этих проблем, пускай и не идеальный, пускай и дискуссионный, но план – как результат интеллектуальной работы объединенных общей целью людей.
2) Информационные ресурсы для постоянной и безжалостной критики и разоблачения существующих порядков.
На сайтах, в соцсетях, в листовках, в газетах мы должны на реальных фактах (а не на исторических экскурсах) показывать весь ужас, глупость, идиотизм и невыносимость для нормального человека существующей системы. Мы должны стать самым острым на слово оружием критики. Мы должны своими ресурсами заткнуть критиков от либерализма, критиков справа, моралистов и т. д. Ясная и бескомпромиссная критика системы должна четко ассоциироваться с социал-революционерами.
3) Сетевая структура групп взаимопомощи и социального действия.
Помимо теоретической и информационной работы мы должны также быть на острие социальной борьбы. Мы должны участвовать в социальных конфликтах, помогать угнетенным, участвовать во всех протестах, митингах, стачках, в которых столкнулись угнетенные и угнетатели. Наше минимальное участие — это освещение конфликтов в наших СМИ с точки зрения угнетенной стороны. Наше максимальное участие — это организация или направление такого конфликта в сторону большей организованности и осознанности целей. Для нас это будет не только хорошая возможность донести наши идеи и завоевать авторитет среди людей, но и станет школой для каждого активиста, в которой он сможет подготовиться к более решительным и жестоким схваткам.
На этих трех направлениях мы должны сейчас сконцентрировать наше совместное действие. Алгоритм простой — критикуем, изучаем, находим решение, доносим его до остальных, организовываемся, вступаем в драку и побеждаем. А дальше начинам воплощать наши наработки в жизнь.

Идея партии актуальна и необходима, но как новый уровень организационной работы, как новая ступень, а не как ширма для прикрытия немощи и безысходности.
Но прежде чем формировать партию, мы сами должны стать революционерами. Это значит не только кидать коктейли Молотова или писать лозунги на стенах. Это значить – предлагать революционные и эффективные решения существующих ныне проблем.
А для этого мы должны эти проблемы знать, видеть и быть там, где с ними уже сейчас начинают бороться. Иначе – никак.

А. Л.
Декабрь 2015

 

Актуальные статьи:

ДЕСЯТЬ ТЕЗИСОВ

Нова революція боротиметься за нове суспільство

ПРОЕКТ БІЛЬШОСТІ: ПРАКТИКА ТЕОРІЇ

Борітеся-поборете: соцалістично-революційна альтернатива в сучасній Україні

Борітеся-поботете: соцалістично-революційна альтернатива в сучасній Україні

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 8.4/10 (9 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +2 (from 2 votes)
Партия или не партия (несколько предложений по организации социал-революционного движения в Украине), 8.4 out of 10 based on 9 ratings