VeoliaУже вторую неделю продолжается забастовка сотрудников крупной международной  транспортной компании Veolia, организованная профсоюзом  рабочих на транспорте SEKO.  Частично парализованным оказалось движение пассажирского транспорта на одном из важнейших коммуникационных узлов в Евросоюзе – мосте через пролив Эрресун. То, что осталось от знаменитой “шведской модели”, пытаются сегодня отстоять скандинавские рабочие. Попытка, обреченная на провал. Последняя “битва за вэлфер”.

Поводом для забастовки стало решение компании уволить 250 сотрудников и после увольнения заключить с ними же контракты на “прекаризованных” началах. Для рабочих это означает почасовую оплату труда, отсутствие  социальных гарантий, постоянную угрозу увольнения. Впрочем, для Швеции в этом нет ничего нового. Подобная капиталистическая “рационализация” уже коснулась здравоохранения (результатом стал резкий рост смертности в больницах),  значительного количества промышленных предприятий. Очередь дошла до транспорта (впрочем, многие железнодорожные  рабочие  давно трудятся на негарантированных началах). В авангарде нововведений международная компания со штаб-квартирой во Франции Veolia, которой принадлежит большинство контрактов на перевозку пассажиров в южной Швеции.  Эта компания обслуживает в том числе Öresundtåg – поезд, курсирующий по мосту через пролив Эрресун между Швецией и Данией. Более 50 000 человек ежедневно ездят поездом через границу, ситуация близка к транспортном коллапсу. Забастовка уже более недели является самой обсуждаемой темой в Швеции.

Конфликт продолжается, поезда стоят. Но победой и не пахнет. “Представляет интересы” бастующих  профсоюз транспортных рабочих SEKO. Профсоюз, очень тесно связанный с шведской социал – демократической партией. Все решения принимаются узкой группой профсоюзных бюрократов, которые уже несколько раз пытались “слить” забастовку –  и лишь массовый протест самих рабочих этому помешал. Социал – демократы и “Левая партия” (Vänsterpartiet) сделали забастовку частью своего предвыборного пиара перед предстоящими в сентябре выборами. На пикеты бастующих неоднократно являлись представители партий со своей предвыборной агитацией.

В 1920 – е годы Швеция была какое то время  самой бастующей страной Европы. В 1970 – е 80-е годы Швецию уже вспоминали в связи с так называемой “шведской моделью”  врага рабочего класса Улофа Пальме. Существовала даже фантастическая теория о победе социализма в этой скандинавской стране. Правящие социал-демократы заявили, что время классовой борьбы закончено, достигнут некий “классовый консенсус”, в котором всем хорошо, так называемое общество вэлфер. Всем хорошо, конечно же,  не было. Хорошо было капиталистам и власти. Ведь каждая забастовка – это удар по их кошелькам и могуществу. Так почему бы в условиях роста производства не кинуть рабочим подачку пожирнее? Зато конвейер будет работать без остановки.

Дисциплинированный правящими социал-демократами и профбоссами рабочий класс оказался обезоружен в неолиберальной реальности. Подачки давно отобраны, социальные достижения стремительно демонтируются. Нынешняя забастовка – попытка остановить время.

Возможно транспортные рабочие победят в этом конфликте, но они обречены на поражение в долгосрочной перспективе . Сказками о “классовом мире” государство и капиталисты рабочих давно перестали кормить, сейчас они намного откровеннее высказывают свои намерения. “Работай на дядю по 12 часов без выходных, думай только о себе, забудь о всяких там правах и солидарности – и ты добьешься успеха, парень” – говорят сегодня менеджеры новичкам на проходной. Впрочем, насчет успеха они обманывают…

Сегодня нельзя победить устаревшим, да не только устаревшим, а и непригодным оружием. Забастовка “по правилам”, во главе с профбоссами и политиками, ведущими избирательную компанию,  не может развернуть колесо истории вспять, обратно в 70-е, как хотят немногочисленные искренние реформисты. Забастовка SEKO вызвала симпатии у значительной части шведского рабочего класса. Однако почему нет попыток установить контакты с рабочими на других предприятиях, попытаться призвать к солидарности молодежь из пригородов, безработных, людей, не имеющих разрешения  на проживание от мусоров?  Почему на пикеты приходят социал-демократические и левопартисткие комсомольцы и раздают свою предвыборную макулатуру и никто их не гонит пинками? Почему в конце концов все решения принимаются профсоюзными бюрократами, а простые рабочие могут в лучшем случае высказывать свои пожелания на соответствующих страницах в социальных сетях? Почему самым радикальным озвученным требованием является прекращение демонтажа прошлых социальных достижений? Потому что бастовать нужно “по правилам”, как будто все забыли, что “правила “ созданы,  чтобы контролировать нас, не дать нам победить.

Шведские внепарламентские левые организации и группы принимают в событиях активное участие. В первую очередь это касается работы по распространению информации, проводятся акции солидарности. Если Veolia решится на массовое привлечение штрейкбрехеров и бастующие рабочие радикализируются, внепарламентские левые окажтся активными участниками силового противостояния. Впрочем,  такой сценарий крайне маловероятен: есть горадо более мягкие, но действенные механизмы. Это и подконтрольные СМИ, уже неделю выставляющие бастующих крупнейшими вредителями, которые не дают людям нормально жить, виновниками повышения цен на проезд; и профсоюзные бюрократы, предававшие бесчисленное количество и готовые предать при первой возможности сейчас.

Классового компромисса, когда государство и капиталисты делились пирогом с пролетариями, больше не будет. Время не пойдет вспять. По всему миру классовые конфликты приобретают все более острую форму, революционная волна, начавшаяся на Ближнем Востоке, докатилась до границ Евросоюза – до Украины. На войне не дерутся “на кулаках”, на войне стреляют. В эпоху нового открытого классового конфликта нельзя бастовать “по правилам” и пытаться вернуть невозвратимое, нужно учиться солидарности и презрению к законам у египетских и бразильских пролетариев. Это предстоит понять недавно сытому западноевропейскому рабочему классу.

Петр Васильевич

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)