fraza

Мои статьи «О характере современных революций и перспективах украинской революции» http://novaiskra.org.ua/?p=1144 и «О конкретности истины, противоречивости прогресса и вечно живом гении Ильича» http://novaiskra.org.ua/?p=1317 вызвали много недоразумений и непонимания в «социально-революционном» и анархистском лагере. Ленясь отвечать каждому из моих критиков отдельно, я попробую суммировать здесь главные недоразумения и расхождения.

Собственно историко-философские рассуждения о конкретности истины и противоречивости прогресса будут оставлены в этом ответе в стороне. Серьезных возражений они не вызвали, значит, надо полагать, все уважаемые товарищи-анархисты с ними согласились. Так же будет оставлен в стороне вопрос о большевиках и Советском Союзе. До его более подробного рассмотрения я, возможно, доберусь после. Здесь же еще раз рассмотрим вопрос, ради которого, собственно и писались две предыдущие статьи – вопрос о перспективах украинской революции и о тактике сторонников бесклассового общества в ней.

Во-первых, следует указать, в чем сходятся моя позиция и позиция моих анархистских критиков.

И я, и они согласны в том, что в Украине в феврале 2014года произошла народная революция – а не фашистский путч и не верхушечный переворот, не затронувший широкие массы народа. Поэтому сторонники социальной революции, если они не хотят быть пустыми болтунами, должны в этой революции активно участвовать.

Далее, мы согласны в том, что революция пока что привела к власти либеральную буржуазию. Эта либеральная буржуазия продолжает проводить враждебную интересам народных масс экономическую политику и стремится к соглашению с русским империализмом. Поэтому победа украинской революции невозможна без перехода ее на новую стадию, без отстранения от власти либеральной буржуазии.

А дальше начинаются недоразумения и разногласия. Мои критики считают возможным превращение революции в ближайшее время в коммунистическую (если использовать это крайне непопулярное среди самих участников революции слово) революцию, иными словами, в революцию, ставящую своей целью немедленное установление бесклассового и безгосударственного общества. У меня есть сильные сомнения в реальности такой перспективы. На мой взгляд, пока что нет реальных сил, способных перевести революцию на эту стадию.

Значит ли это, что я считаю, что необходимо сотрудничество с какими-то другими группировками буржуазии, более радикальными, чем группировка Порошенко-Яценюка-Авакова? Следует ли из моих рассуждений о прогрессивности программы буржуазной модернизации, которую озвучивает сподвижник Коломойского Корбан, что я предлагаю сотрудничество с группой Коломойского, как понял дело, например, ЖЖ-пользователь jora0 «меня, правда, несколько смутило, что из той работы неявно следовала необходимость поддержки Коломийского как наиболее прогресивного олигарха» http://wwp666.livejournal.com/193030.html#comments

Нет, необходимость поддержки Коломойского как наиболее прогрессивного олигарха не следовала из моей работы – ни явно, ни неявно. В той же статье «О характере современных революций и перспективах украинской революции», вслед за обсуждением прогрессивности гипотетической буржуазной модернизации в случае реализации программы Корбана, дальше было:

«А что могут сделать в разворачивающейся революции революционные социалисты, сторонники бесклассового и безгосударственного общества, те, чьи цели и задачи далеко не сводятся к модернизации капиталистической экономики и к приходу к власти новой революционной элиты, те, кто претендует на отстаивание интересов класса, который не вычленился еще из общей плебейской революционной массы – класса лишенных власти и собственности работников, пролетариев? Что нам делать? Какие есть другие варианты, кроме того, что идти в советники, например, к Семену Семенченко, если он захочет стать вождем радикально-демократического, мелкобуржуазного  этапа украинской революции?»

Казалось бы, прямо указано, что наши цели и задачи далеко НЕ СВОДЯТСЯ к «модернизации капиталистической экономики и к приходу к власти новой революционной элиты», и что нужно искать другие варианты, кроме как идти в советники к Семену Семенченко, не говоря уже о том, чтобы идти в «комиссары к Корбану» (приходилось слышать и подобного рода смешной упрек). Так нет же, нашим анархистам надо все разжевать и в рот положить…

Во-первых, не факт, что прогрессивно-буржуазная программа Корбана будет реализована и что она может быть реализована сейчас вообще. Реализация этой программы невозможна без решительного разрыва группировки Коломойского со всей прочно утвердившейся в буржуазном мире за последние 40 лет практикой экономического либерализма, без огосударствления ключевых отраслей экономики, без государственной поддержки промышленного развития – словом, она означает проведение той политики, которую Сталин, Гитлер и Рузвельт стали проводить в своих странах в связи с Великой Депрессией. Эта политики настолько рвет с краткосрочными интересами украинской буржуазии, что ее проведение станет возможным лишь в ответ на реальную угрозу антибуржуазной революции народных низов – лишь тогда капиталисты согласятся отдать часть, чтобы сохранить остальное. Социальная реформа возможна лишь как средство спасения буржуазии от социальной революции. Такой революции пока что нет. Поэтому велика вероятность, что идеи Корбана не перейдут в практику и останутся его личными пожеланиями.

Далее. Мы не знаем и не можем знать, насколько возможен новый прогрессивный цикл развития капитализма вообще. Как я уже писал, «современный капитализм подчинил себе весь Земной шар, созданные им производительные силы настолько мощны, что, находясь под контролем не бесклассового общества, а правящего эксплуататорского класса, все более становятся разрушительными силами, угрожающими гибелью всей человеческой цивилизации. Насколько в таких обстоятельствах возможен прогресс человечества в рамках классового общества, прогресс на десятилетия вперед, действительность не дала еще ответа» http://novaiskra.org.ua/?p=1384

Наконец, даже если бы мы загорелись желанием пойти в комиссары к Корбану и Коломойскому, на фига мы были бы им нужны? Они бы нас просто-напросто не взяли. Силы Коломойского и наши силы настолько несопоставимы, что говорить о каком-либо союзе социально-революционных сил с Коломойским просто смешно.

Силы сторонников социальной революции в Украине настолько слабы и настолько смахивают на социально-революционное бессилие, что любая попытка поиграть в союзы с любой буржуазной группировкой не даст им ровным счетом ничего, а приведет лишь к деморализации, подкупу отдельных социально-революционных активистов и разочарованию других.

Между тем именно из-за слабости сторонников социальной революции и огромности стоящих перед ними задач подобное искушение периодически возникает и будет возникать. Нельзя ли вступить в союз с каким-нибудь популярным буржуазно-демократическим или мелкобуржуазным политиком и с его помощью донести наши идеи до сознания широких масс? Тем более, что есть много кандидатов, гораздо более привлекательных, чем олигарх Коломойский. Тот же Семенченко, Анатолий Гриценко, Ольга Богомолец, кого я еще забыл?

Я не считаю, что любые компромиссы с буржуазией недопустимы, но из этого не следует, что допустимы любые компромиссы с буржуазией. Приемлем лишь такой компромисс, который усиливает наши позиции, наше влияние, ведет к росту наших сил. Подобного рода компромиссы возможны лишь между приблизительно равными силами. Компромисс с заведомо более сильной, на порядок и на два порядка более сильной группой, приведет лишь к тому, что мы потеряем самостоятельность и будем работать на эту буржуазную . Заключать союзы на равных социально-революционные силы Украины смогут лишь тогда, когда сами станут силой, а не бессилием. А политической силой можно стать только собственными усилиями, как только собственными усилиями можно обрести физическую силу.

Для превращения в эту самостоятельную политическую силу и нужно работать. Не строя иллюзий о возможности немедленного перехода к коммунизму и не складывая руки от неизбежных неудач и от того, что процесс вызревания предпосылок победоносной коммунистической революции неизбежно будет долгим и тяжелым.

Коммунистическая революция – это не в последнюю очередь преобразование экономической системы, реорганизация производства для удовлетворения человеческих потребностей, а не для получения прибыли.

Характер экономических преобразований, осуществляемых коммунистической революцией, в общих чертах понятен. Только для осуществления этих преобразований нужны не «общие черты», а конкретная продуманная экономическая программа. Вот пришли мы к власти (или к безвластию), что на следующий день с экономикой делать будем?

Есть в современной «социально-революционной среде» такая экономическая программа? Есть люди, способные ее разрабатывать и ею серьезно заниматься? Только честно.

С парнем одним, хорошим молодым анархистом, недавно спорил, ему этот вопрос задал. Он меня своим ответом наповал сразил: «Есть такая экономическая программа. Это экономическая программа Махно и махновщины».

Так елки-палки, экономическая программа махновщины (оставляя в стороне вопрос о ее реализуемости даже в ту эпоху, в начале 20 века), это экономическая программа, рассчитанная на большие села и маленькие городки (типа Гуляй-поля) начала 20 века. А сейчас какой век на дворе? Как реализовывать экономическую программу махновщины в современных Киеве, Харькове, Днепропетровске, Одессе, даже в Житомире и в Полтаве?

Расселять большие города? Даже если и так, то на подобное расселение из крупных городов, чтобы не обернулось оно бойней пострашнее сталинского Голодомора, потребуются десятилетия. У кого-нибудь разработанная схема, как это делать, есть? Нет. Ну и говорить не о чем.

В социалистическом движении начала 20 века, при всех его пороках, было множество талантливых и знающих экономистов – у большевиков, у меньшевиков, у эсеров. Поэтому что делать с экономикой на другой день после свержения буржуазии они знали – пусть делать не по-либертарно-коммунистическому, а по государственно-капиталистическому.

Так сейчас и этого нет. Не знают современные леваки, что делать с экономикой ни для перехода к либертарному коммунизму, ни для перехода к большевистскому госкапитализму. Бакунина читали, Кропоткина читали, Бонано читали, Боба Блэка читали, ситуационистов читали, левых коммунистов читали, скучные учебники по экономике – не читали. Вот и нет адекватных предложений.

Впрочем, с переходом к коммунистической экономике есть другая, более печальная вещь. Коммунизм можно построить без коммунистов, анархию ввести без анархистов (и те, и другие только под ногами путаются и народу мешают), но ни коммунизм, ни анархизм невозможен без сознательной деятельности народных масс. Экономика бесклассового общества – это распространенное на все общественное производство самоуправление трудящихся масс. Такое общественное самоуправление невозможно ввести диктатом сверху, оно не может быть реализацией предписаний и теорий самых правильных теоретиков. Теоретики могут лишь осмысливать уже существующую практику массовой борьбы и давать советы по ее углублению и радикализации.

С практикой все обстоит даже гораздо хуже и печальнее, чем с теорией. После победы Февральской революции в Украине было несколько относительно удачных забастовок (наиболее известная – это шахтерская забастовка в Краснодоне в апреле 2014 года), но никаких попыток со стороны рабочих и других трудящихся брать под свой контроль производство, вводить рабочее самоуправление, налаживать снизу новые экономические связи не было и в помине. Достаточно сравнить это с Великой Революцией 1917г., когда практически сразу после свержения царя по всей стране стали возникать рабочие Советы и фабрично-заводские комитеты, устанавливавшие рабочий контроль, сперва вводившие двоевластие на фабриках. а затем начавшие окончательно выкидывать капиталистов и переходить к власти рабочих на производстве – стоит сравнить это, и оптимистические надежды на стремительное превращение украинской революции 2014г. в революцию коммунистическую начинают как-то увядать.

Вот и получается, что уже упоминавшийся молодой анархист, раздумывая, что бы предложить народу, сперва хотел предложить передать заводы Ахметова их работникам, а потом, когда узнал, что работники Ахметова уважают и брать на себя управление его заводами не хотят (насколько это правда – другой вопрос), решил предлагать программу-минимум: заводы у Ахметова конфисковать, продать их Коломойскому, а вырученные деньги отдать на поддержку украинской армии.

То, что от продажи заводов одного олигарха другому олигарху ничего в стране не поменяется, и никакие экономические бедствия от этой перетасовки не исчезнут, об этом он не задумался. Подтвердила эта маленькая история мысль из статьи «О конкретности истины…» – абстрактный радикализм, не знающий, как обеспечить реализацию своих целей, при соприкосновении с практикой превращается в вульгарный оппортунизм. Альтернатива такому абстрактному радикализму – революционная политика, умение не противопоставлять действительности абстрактный идеал, а менять действительность в сторону приближения идеала.

А что касается рабочего самоуправления, то тут вообще все плохо. За 23 года попытки захватных стачек и введения рабочего самоуправления на производстве можно в СНГ пересчитать буквально на пальцах одной руки. Ясногорск в России в 1998-1999 годах, с очень большими натяжками – Выборг в России в 1998-1999годах и Херсон в Украине в 2009г. Что забыл?

Причина тому – леиндустриализация. Огромные массы трудящихся выбиты из производственного процесса, потеряли (или так и не приобрели) квалификацию, относятся к работе лишь как к навязанному способу получать средства к жизни. Рабочее самоуправление в такой ситуации их совершенно не прельщает и они к нему совершенно не готовы. Если будет реиндустриализация, ситуация может поменяться (те же любимые анархистами венгерские рабочие Советы 1956г. созданы рабочим классом, возникшим в результате сталинистской индустриализации Венгрии).

А что касается крайне левых, то речь сейчас не о субъективных ошибках, а об объективной ситуации. Больше 20 лет леваки сидели в своем уютном мирке, занимались междоусобными склоками и войнами со своими собратьями-врагами по миру политической субкультуры – с ультраправыми. В это же время широкие народные массы боролись за выживание, смотрели телевизор и знали, что плетью обуха не перешибешь.

Вдруг все изменилось. История пришла в движение. В ее бурном потоке легко можно утонуть, как это случилось уже со многими, но можно и доплыть до чего-то более стОящего. Для того. чтобы доплыть, придется учиться и переучиваться. Всем – и левакам, и широким массам.

Процесс учения и переобучения не происходит мгновенно, он занимает время, иной раз длительное. Именно поэтому те, кто фантазирует о том, что удастся получить все и сразу, немедленно перейти к либертарно-коммунистической революции, все они обречены на облом и деморализацию. Учеба будет длительной и тяжелой.

ВВП666 написал статью «За что бороться?» http://wwp666.livejournal.com/193030.html – что-то вроде критики моих двух последних статей. Не критику, а «что-то вроде» потому, что говорит он там не о том, о чем надо говорить. Говорит он как растет революционное сознание пролетариата вообще, правильные вещи говорит на эту тему – те же самые вещи, которые и он, и я говорили 10 лет назад. Тогда этого было достаточно. Сегодня –нет. Сегодня нужен «конкретный анализ конкретной ситуации», как сказал бы Ленин. Не как вообще растет революционное сознание у пролетариата, а как оно может расти у современного украинского пролетариата.

Понятно, что расти оно будет не в ходе штудирования пролетариатом работ Кропоткина или Маркса, а в ходе классовой борьбы. Именно в ходе реальной революционной борьбы пролетарии будут приобретать сознание противоположности своих целей и интересов целям и интересам других классов, именно в ходе реальной революции пролетариат выделится из «народа» – как это было и во всех буржуазных революциях прошлого. Когда я писал, что «результатом Украинской революции 2014 года станет, самое большее,  не победа пролетариата и не победа социальной революции, а возникновение пролетариата как революционного класса», я прежде всего имел в виду именно это.

Есть и другая сторона вопроса. В статье «О характере современных революций…» много говорилось о люмпенизации в современном мире, о тенденции к замещению пролетариата люмпен-пролетариатом, выброшенным из производственного процесса и занимающимся вынужденным социальным паразитизмом. Эта мысль тоже вызвала немалое возмущение у некоторых товарищей-анархистов, обидевшихся за копирайтеров и проституток, которых я причислил к социальным паразитам. Анархизм вообще склонен верить в магию слов. Вот назовем революционную власть безвластием – и не возникнет проблем, связанных с ее тенденциями к перерождению, к узурпации функций социального управления обособленной группой. Назовем проститутку частью пролетариата – и она по своей классовой сознательности сравняется с рабочим Путиловского завода в 1917 году. Но подобная игра словами не решает реальную проблему, а лишь затемняет ее и тем самым препятствует поискам ее решения.

Термины типа “эксплуататор”, “социальный паразит”, “пролетарий”, “капиталист” и т.д. в науке лишены моральной окраски. Можно быть замечательным челровеком во всех отношениях, а по своей социальной роли относиться именно к эксплуататорам или социальным паразитам. Ничего обидного в этих терминах нет. Обида вообще лежит в другой плоскости.

Важно подчеркнуть. что эксплуататор и паразит – НЕ ОДНО И ТО ЖЕ. Капиталист, выполняющий организаторскую роль в процессе производства, очевидным образом является эксплуататором, но никоим образом не является паразитом. И наоборот, бомж не является эксплуататором, но является социальным паразитом.

Маркс приводил в Капитале” цитату из Сисмонди “римский пролетариат жил за счет современного ему общества, тогда как современное общество живет за счет пролетариата”. Эта цитата помогает понять разницу между пролетариатом и люмпен-пролетариатом.

Римский пролетариат – это то, что мы называем сейчас люмпен-пролетариатом – класс, не игравший роли в производстве общественного богатства и живший за счет государственных и частных подачек. При этом нужно помнить, что он не лежал на печи и ел калачи, наслаждаясь блаженным бездельем. Римский клиент с утра сидел в приемной своего патрона и затрачивал кучу времени и сил на выполнение его поручений – отнести письмо, узнать городские сплетни, выгулять любимую собачку матроны, избить палками конкурента и т.д. и т.п. Все эти поручения, однако же, хотя и требовали трудовых затрат, но были бесполезны с точки зрения производства общественного богатства.

Пролетарий – тот, кто участвует в развитии производительных сил, в росте общественного богатства. Кто не участвует в производстве общественного богатства и в развитии производительных сил общества, тот – социальный паразит, даже если вынужден много и тяжело работать. Не его вина, что общественные условия вынуждают его делать бессмысленную работу, но работа от этого не перестает быть бессмысленной.

С практической точки зрения подобного рода определения важны, чтобы понять, какую роль та или иная социальная группа сможет или не сможет сыграть в революции.

Правильно, очень правильно поняла дело ЖЖ-пользователь olga-smir., когда написала в своей рецензии на статью “О характере современных революций и перспективах украинской революции”:

“…Кроме анализа современного империализма, странным образом воспроизводящего поздний абсолютизм, интересен и собственно, наверное, наиболее важен для левых (???) анализ современных революционных слоев и классов. Не выглядит уж железно прям обоснованной, но интуитивно кажется точной гипотеза о “паразитических” (не в ругательном смысле) слоях. Интуитивно даже чисто психологически понятно, что занимаясь самым естественным и общепризнанным образом общественно-полезным трудом и зная, что именно за его счет и живет все общество, ты имеешь несколько другое самоощущение и претензии на роль в мироздании, чем когда твой ребенок не может в садике ответить на вопрос, чем же занимается его папка или мамка на работе: “зарабатывают деньги…а чего они делают полезного? …зарабатывают деньги, чтоб мне купить игрушки…а чего делают-то, чем занимаются – учителя, врачи, плотники, фрезеровщики, токари, музыканты, водители троллейбуса, почтальоны, программисты, парикмахеры? – не, они деньги зарабатывают… (оказывается, рекламируют, например, втюхивают какое-нибудь гавно, перекупленное у других таких же)”. Т.е. на роль хозяина мира и творца всей его материальной и духовной мощи ты претендовать не будешь по любому, ну и общественные преобразования твои дай бог коснутся того распределения, а уж никак не общественного производства, пусть в самом широком смысле, к которому ты не докасаешься никаким боком по любому”.olga-smir.livejournal.com/323372.html#comments

Революционность была присуща классам, которые знали, что именно за счет их труда живет общество, что “именно мы построили дворцы и города”. У социальных групп, не участвующих в производстве общественного богатства, пусть даже и вынужденных заниматься изнурительными и отвратительными видами трудовой деятельности, такой психологии нет. Беда в том, что таких социальных групп при современном капитализме становится все больше и они охватывают все большую часть населения. Эту проблему невозможно обойти методом словесных переименований, мол, запишем проститутку в пролетарии – и она своей сознательностью сравняется с рабочим Путиловского завода 1917 года.

К сожалению, наши слова не обладают магической силой. Как ты проститутку не назови, все равно у нее будет другая психология, другие навыки, другое поведение, чем у промышленного рабочего или инженера.

Реиндустриализация, если ее сможет провести какая-то из группировок современной буржуазии, вернет к производительному труду значительные группы угнетенного класса, благодаря этому повысится их уверенность в себе, чувство собственной значимости, способность к самостоятельным действиям и самоорганизации – словом, то, что было у пролетариев старых времен и чего нет у современной опущенной на дно люмпенизированной массы. Именно об этом я и говорил, анализируя последствия выполнения программы Корбана.

Если современная буржуазия провести такую реиндустриализацию окажется неспособной, проводить ее в случае прихода к власти придется нам (или тем, кто будет после нас). Возвращать людей к производительному труду, создавать заново промышленность (не просто восстанавливать то, что было уничтожено 20 лет назад и теперь безнадежно устарело), внедрять в жизнь новейшие достижения науки и техники, развивать науку. Все это можно делать авторитарно, на принципах государственного капитализма. все это можно пытаться делать либертарно (если получится), но если победоносная революция не будет делать всего этого, она окажется никому не нужной и никчемной.

При этом не следует тешить себя иллюзиями и нужно понимать, что проведение реиндустриализации в любом случае несет с собой реальную угрозу авторитаризма и предотвратить повторение истории перерождения большевиков сможет лишь непрерывное развитие революции вширь и вглубь, распространение ее на другие страны и радикализация ее социальных целей. Если перерождение состоится, в этом тоже нет ничего страшного. Хотели все, получим что-то. Наши внуки сделают лучше нас, как мы сделаем лучше героев 1917 года.

Товарищи из Революционного Действия – Беларусь, даром, что анархисты, подошли к лишенной инфантилизма оценке назревающей в Беларуси революции и своей возможной роли в ней:

«…Однако мы не должны ждать от этой революции многого. В том положении, в котором находится сейчас белорусское общество, глупо ожидать социальной революции и установления анархо-коммунизма даже на отдельно взятой территории. Конформизм, идеология потребления, атомизация, полная дезориентация в окружающей действительности делает народ далеким от какого-либо сознательного действия в сторону либертарного проекта. Однако это не делает возможную буржуазную революцию целиком и полностью проигранной анархистами. У нас есть шанс серьезно расширить наше влияние на общество, стать более узнаваемыми и обзавестись поддержкой какой-то части людей, обзавестись связями, вырасти количественно и качественно. Все это может произойти благодаря активному участию в массовых социальных выступлениях и их радикализации. По сути, то что делал «Правый сектор» на Майдане, подойдет и нам». http://revbel.org/2014/09/perspektivy-anarhizma-v-belarusi/#more-33973

Подобное трезвое понимание своих сил куда полезнее и куда перспективнее, чем привычный левацкий инфантилизм, который требует всего и довольствуется ничем.

В современном мире нельзя идти вперед, не идя к социализму, к бесклассовому и безгосударственному обществу.. Украинская революция обречена, если она не перейдет в наступление на капитал, не экспроприирует собственность крупных капиталистов («олигархов»), не осуществит деспотическое вмешательство в экономику, подчиняя ее потребностям войны и потребностям народа. В то же время сознание участников революции далеко отстоит от объективных потребностей революции, и склоняется к утопии «народного», «правильного» капитализма, такого капитализма, «как на Западе». Сознание людей будет расти соответственно диктату объективной действительности, но этот рост требует времени, он не может произойти сразу. Фантазии о немедленном переходе к коммунистической революции скрывают от носителей этих фантазий всю трудность задачи, и тем самым не помогают, а мешают ее решению.

ЖЖ-пользователь shraibman пишет: «Если Инсаров прав в своих призывах, а призывы к бесклассовому обществу сегодня не имеют смысла, то значит нет никакого смысла и в наличии социалистов, а значит и самого Инсарова… А если общество постепенно созреет до социалистической революции в духе левых эсеров и коммунистов советов, то, опять же. зачем ей тогда Инсаров? Ок, все созрели, все хорошо, нафиг тогда Инсаров?
Как раз позиция социалиста подразумевает, что он помогает этому созреванию здесь и сейчас, а не защищает новый правящий класс. А то ведь если все социалисты примут позицию Инсарова (а он ее, очевидно, считает правильной), то тогда никто и не будет продвигать социалистические идеи. Откуда же тогда возьмется социализм будущего?» http://wwp666.livejournal.com/193030.html#comments

Плохо у анархистов с диалектической логикой, как, собственно, всегда плохо с ней у них и было. Да-да и нет-нет, все прочее – от лукавого. Либо общество не дозрело до социалистической революции, тогда социалисты не нужны, буржуазную революцию сделают и без них. Либо общество дозрело до социалистической революции – тогда ни к чему вопросы революционной тактики, достаточно голых призывов «социализм – немедленно!».

Между тем, как я уже говорил выше, из-за паразитического характера современной украинской буржуазии, из-за доказанной 23 годами ее господства неспособности выполнять роль организаторов общественного производства, даже в том случае. если современная украинская революция не сможет выйти за пределы капитализма и ограничится созданием развивающейся прогрессивной капиталистической экономики, как ограничилась этим революция 1917 года, делать революцию придется против украинской буржуазии. Экспроприация крупного капитала, переход контроля над экономикой в руки нового революционного государства (или полугосударства) – республики Майданов, реиндустриализация промышленности, внедрение в нее современных достижений науки, повышение жизненного уровня народа, наконец, – что немаловажно – революционная внешняя политика, война насмерть с империализмом Востока и отказ от подчинения империализму Запада, – совершить все это современная украинская буржуазия неспособна. А без всего этого невозможна победа в войне и победа революции.

Насколько после этого получится переход к собственно социалистическим задачам, к созданию общества всеобщего самоуправления – покажет только динамика классовой борьбы. Получится – замечательно. Не получится – за нас это сделают наши внуки. И здесь роль революционных социалистов имеет огромное значение. Но выполнить свою историческую миссию они смогут только в том случае, если вместо инфантильных фантазий о немедленном коммунизме научатся осуществлять революционную тактику.

Шрайбман пишет: «…Более того – новый правящий класс, если он возникнет, будет обладать бОльшим динамизмом, чем нынешний и будет представлять по этой причине бОльшую угрозу для движений   работников».  http://wwp666.livejournal.com/193030.html#comments

До сих пор победоносные революции происходили не в обществах всеобщего гниения и разложения, гниения правящего эксплуататорского класса и классов угнетенных, а в динамично развивающихся классовых обществах. где росли экономика и промышленность – а с ними росли сила и уверенность в себе угнетенного класса. Именно такими обществами были Франция накануне 1789года и Российская Империя накануне 1917года. Опасаясь, что разложение и социальный паразитизм французской рантьерской буржуазии начала 20 века приведут к всеобщему общественному разложению, теоретик революционного синдикализма Жорж Сорель в «Размышлениях о насилии» высказывал даже надежду, что энергия, агрессивность и динамизм французского революционного пролетариата вызовут в качестве ответной реакции возрождение энергии, агрессивности и динамизма французской буржуазии. Можно перевернуть постановку вопроса – энергия и динамизм нового украинского правящего класса, новой украинской буржуазии, если итогом революции окажется именно его создание и приход к власти, и если эти энергия и динамизм приведут к возрождению украинской промышленности, к реиндустриализации страны – в качестве ответной реакции породят энергию и динамизм получившего огромный революционный опыт в ходе революции 2014 года украинского пролетариата. В любом случае, болото всеобщего разложения будет уничтожено. И это будет означать движение вперед.

Четверть века украинская (как и вся СНГовская) левая среда жила в своем изолированном от народной жизни левацком мирке, грызлась между собой и воевала с бонами. Внезапно ее вовлекло в водоворот настоящей революции и настоящей революционной политики. Специфические левацкие навыки оказываются здесь совершеннот непригодны. Если раньше приходилось иметь дело с несколькими десятками привычных друзей и врагов, то теперь влиять нужно будет на сотни тысяч. Если раньше достаточно было говорить абстрактные правильные вещи («капитализм – плохо, коммунизм – хорошо!»), то теперь нужно уметь переводить их на понятный огромным массам народа язык.

Часть левацкого мирка продолжает привычное политиканство. К этой категории относятся люди, проведшие 6-7 сентября на деньги фонда Розы Люксембург очередной съезд по очередному созданию очередной левой партии. Как кот вокруг горячих щей, они бродят вокруг да около главных политических вопросов, предлагая разные реформистские полумеры и не решаясь сказать, что без экспроприации крупной буржуазии и без разрушения нынешнего буржуазного государства никакое прогрессивное развитие Украины невозможно (хорошая критика принятой на съезде программы опубликована здесь http://nihilist.li/2014/09/12/plyuem-na-vashu-mogilu-kritika-programmy-sotsial-demokraticheskoj-partii/)

Другая часть проходит обучение в горниле революционной борьбы, в горниле, которое расплавит все иллюзии и фантазии. Шлак отсеется, из ценного материала будет толк. Будет, если учиться говорить на понятном народу языке, если учиться говорить именно о главных вопросах современной действительности, именно о том, что больше всего наболело у широких масс. Будет, если учиться определять друзей и врагов, если уметь отделять главное от неглавного. Будет, если учиться соединять твердость принципов с умением реализовывать эти принципы в жизни. Будет, если избавляться от увлечения революционной фразой и революционным фантазерством, которые, представляют собой помеху для действительной революционной борьбы.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: -3 (from 3 votes)