Свиня1Мы перепечатываем старую, но, к сожалению, актуальную статью, посвященную вопросу, как процесс деиндустриализации и деградации Украины отражается на содержании преподавания украинского языка и литературы в школе.

После того, как мой сын пошел в первый класс и стал постигать «соловьину» посредством учебника «за новою програмою» (как гласит надпись на обложке) под названием «Буду мову я вивчати», я нашла для себя ответ на этот вопрос.

Но прежде, чем перейти к перлам из учебника и дабы не отвлекаться потом, отмечу еще пару важных деталей, поразивших мое родительское сознание и давших разгуляться подсознанию. Ну вот, например, приложение к пособию «Природоведение», где на карте «Природа Украины» — от Карпат до Крыма наряду с дикими местами, характерными для того или иного региона, почему-то изображен киевский Майдан. Или постоянное прописывание по всем предметам слова «сало» (например, «Сима солила сало»), как будто других слов на букву «с» нет. Также примечательны периодические выставки детского рисунка — самое частое «Кобзар i сучаснiсть». Причем, о самом Шевченко, тяжеловесном для 5-7-летних детей (ведь это вам не жизнеутверждающий Пушкин), им не особо рассказывали, отрывков из него не учили. Поэтому я долго билась над сюжетом иллюстрации, которую, к тому же, смог бы воспроизвести мой ребенок. Может, это бредущие к памятнику Тарасу Григорьевичу «можновладцi» (в которых тот с удовольствием бы плюнул), или — если речь идет о привязке к сучасностi — эпичное полотно на тему «Как Шевченко обслуживал автопарк олигархов, или на панщині пшеницю жал»? А если бы паны еще и оценили способности своего «крипака» как живописца, то расписывал бы он ногти их любовницам, иначе его, как в тех «Жмурках», «если бы не в ванне утопили, то в камине бы точно сожгли». Серьезно, вот вы представляете себе Шевченко в «сучасностi»?.. В общем, в результате мы с сыном нарисовали мальчика, читающего «Кобзаря». Но тут возникает другой вопрос: а как космополита Шевченко вообще осилит современный ребенок, если вкладывать в его голову «аффирмации» (утверждения, позволяющие человеку при многократном повторе самонастроиться в определенном ключе, выработать у себя нужную установку) из новой программы? А есть ли вообще в «Кобзаре» такие слова, понятия и сюжетные линии, которыми нынче пичкают украинских школьников? Впрочем, давайте по порядку.

Неестественный отбор

…В учебнике «Буду мову я вивчати» отведен целый раздел семье и «Родовидному дереву». Причем, маниакально, словно по заданной когда-то моде еще времен Ющенко (а тот явно видел в своем почковании какой-то сакральный смысл, правда, так и не объяснил «своей нации», какой именно). Вот как это выглядит — стихотворение «Хто я»:

Хто я, що я? — 

Хочеш знати? 

Українка моя мати, 

Й батько мiй вкраїнець зроду 

I козацького вiн роду. 

Да ничего я не имею против «козацкого рода» (равно как и цыганского, и албанского, и марсианского), и все бы ничего, но вот учатся в нашем классе и Давид, и Карина, и Тигран, и Ваня, и Мухаммед, и очень большие меня берут сомнения насчет их «козацкого» происхождения.

Еще на тему семьи: 

Якi мама й татко, таке й дитятко. 

Тоже поразительное утверждение. Во-первых, сразу становится жаль детей из сиротских интернатов, у которых родители или сгинули от пьянства, или бросили их, или сидят в тюрьме. Каково им это читать? Во-вторых, точно так, по мнению свидомой интеллигенции — борцов с «совком» и «сАвецкой оккупацией», считал и Сталин. Разве нет? К тому же, страшно подумать, каких масштабов, меряя детей по родителям, достигнет в ближайшем будущем их люстрация на пару с декоммунизацией — «дитятко комуняки на гiляку!»?

Ребята, ну это же Украина — «ненька»! Она любит всех! Ну, неужели детям нельзя объяснить, почему она готова беречь каждого, невзирая на то, какой у кого за плечами род и отдельно взятый родитель? В противном случае, или штаны одевайте, или снимайте крест.

“Оц-тоц-перевертоц”, буряк, морковка…

Но ладно семья — практически все остальное место в учебнике занимают овощи и прочие сельхозтемы. Не встретите вы тут стишков и рассказиков на тему «Моя мама врач, а папа инженер» (опираясь на современные реалии, хотя бы экономист или юрист — на космонавта я даже не претендую) — зато много буряка и прочей «бараболи».

Ала-ала-ала 

Я в окрiп буряк поклала, 

Олю-олю-олю, 

Додала туди квасолю 

I цибулю, й бараболю. 

Не знаю, почему «бараболю». Мне кажется, что даже покойная баба Параска называла картошку «картоплей, а не «бараболей». Ну откуда и зачем эта псевдонародность? Или давайте тогда, изучая русский, сочинять частушки с «хворточкой», «хвартуком», «табуретовками» и для закрепления материала с обязательным «стуло»… Английский и подавно можно постигать путем просмотра тупых сериалов с закадровым смехом — какой там Шекспир? А разного рода «чка-чка, чка-чка, я дочка, й онучка» и вовсе ассоциируются с чем-то вроде «оц-тоц-перевертоц, бабушка здорова, кушает компот».

Примечателен и сельхозпазл «Собери свинью» (смотри фото), почему-то очень напоминающий Леонова в «Полосатом рейсе».

«Тигр в основном состоит из трех частей. Передняя часть, задняя часть, а это, товарищи, хвост. Видно? В передней части находится кострец, подбедерок, грудинка, огузок, далее следует окорок, ну, конечно, голье, ливер, вымя». А, впрочем, ничего удивительного — «сало» пишем и «сало» рисуем.

В учебнике много ребусов и раскрасок, но подавляющее большинство – на уровне «Что класть в борщ, а что в узвар?». Конечно, это вам не задания на тему, чем пользуется на работе врач, а чем инженер, что нужно программисту или пожарному, как себя вести в транспорте или перейти дорогу. Да и зачем?! И плевать на то, что мало интересуют первоклассников, особенно мальчиков, борщевые темы — энтузиазма в изучении, как говорится, ноль. Но через каждую страницу их словно опускают — «Буряк — вот твой уровень!». Агов, чуваки из минобразования, будьте тогда до конца честны — замените буряк на рапс!

А уж знали бы вы, как «рады» родители, когда получают домашнее задание…гм-м… Ну, например, «Нарисовать овес», который потребляет «кiнь». Кстати, серьезно, а как бы вы нарисовали овес?.. А ваш ребенок?..

Раздел «Одяг». Так вот, здесь вам нет ни «черевик», ни «рукавиць», ни «светра», ни «сорочки», ни «ремiня», ни «плаття», ни других нужных и понятных для ребенка определений предметов одежды — зато есть задание «Намалювати бриль, капелюх та панчохи»… Ага, съели!

О «панчохи» мы споткнулись сразу же, потому что современные 5-7-летние дети, у которых мамы не работают проститутками, вряд ли знают, что это за деталь туалета, и, уж тем более, как ее нарисовать. Да и с «брылем» произошла «суцильна бида», потому, что это шляпа, вообще соломенная, но в западных областях так же называют и обычную шляпу, но ведь и «капелюх» — тоже шляпа. По сути, одно и то же — головной убор. Зато мы долго не мучились, потому что на одни «панчохи» пришлись две одинаковые шляпы. …Но по-настоящему страшно стало тогда, когда дети приступили к изучению раздела «Зима», и на дом было задано нарисовать «кучугури» и «вiхолу». Оказалось, что первые — это сугробы, а второе — снегопад (в учебнике на последней странице ответы). Тут можно воспользоваться хоть Google-переводчиком, хоть любым классическим украинско-русским словарем, но такие определения можно найти лишь с трудом, потому что сугробы — это «замети» (так говорится в повседневной жизни), а снегопад — это привычный уху «снiгопад», а не «вiхола». А «взагали», если жители западных областей и пользуются полонизмами и австро-угорской «говиркой», то какое отношение это имеет к классическому украинскому языку? В конце концов, это же школьная дисциплина, а вовсе не «додаток» к пособию свинопаса. Ну, например, если в Одессе на Молдаванке старожилы и говорят «рИба», не чистить, а «МЫТЬ зубы» или «кастрУля» — никому ведь не придет в голову делать для одесских детей отдельный учебник «одесских безграмотностей».

Овощизация образования

Еще по содержанию: по прошествии нескольких месяцев изучение так и застопорилось на «горшиках», «буряках», «свинях», «борщi» и «хлiву» — такая в освоении государственного языка задана планка. Детей словно специально программируют на их будущее место в жизни — собирать овес и сажать «бараболю»; на корню отсекают все не убогое и не примитивное («Бабiн бiб розцвiв у дощ. Буде бабi бiб у борщ»), словно заранее готовят прислугу и горшкомоев («Всю бiлизну в тазик склала, цiлу гору я напрала»). Даже «жiнок» и «дiвчат» нет — сплошные «баби».

Как будто нет и не было всего того певучего и прекрасного, что приходит на ум сразу же после произнесения «Українська мова» — всей магии Леси Украинки, Лины Костенко, Нины Матвиенко, Трио Маренич. Кстати! И возле хаты, если составители учебника сами учились в школе, еще и «садок вишневий» бывает, а не только пасутся свиньи, идет стирка, «колосится бараболя» и происходит бесконечная беготня за курами с целью зарезать — есть еще и такие понятия как поэзия, мечты, красота природы, небо, звезды, мальвы, разум, любовь, созидание, доброта… Все то, за что мы и любим украинский язык. Любой язык. То, благодаря чему мы его и знаем!

Ныне же речь идет о тотальной овощизации образования. Почему же мы тогда удивляемся, когда на «евромайдане», месте, где произошло самое страшное — насильственный обрыв человеческих жизней! — вдруг возникает огород с редиской, а с Грушевского исчезает брусчатка, чтобы найтись потом где-то на хуторах, где ее используют в качестве грузил для засолки грибов и капусты? Таким образом овощизируется и сознание. Одновременно и расчеловечивается. И неизвестно, что было бы с нами, если бы и мы, рожденные в СССР, начинали бы постигать азы со свиней и сала. А ведь «Мова росте елементарно — разом з душею народу», — сказал когда-то Иван Франко. Ребята, но это не рост сейчас — это мор!

У меня, кстати, по «мове» была «пятерка» — ныне, думается, был бы кол.

Да, ей Богу, даже если топтаться по аграрным темам, то в ура-социалистической «Песне трактористки» Павла Тычины смысла гораздо больше, нежели в том, что преподается сейчас — «одi, одi, одi — на зеленому городi».

Так и хочется спросить у составителя учебника — во-первых, «ти признайся менi, звiдки в тебе цi чари?». Во-вторых, ну если изначально был прописан сценарий для свинопасов, желудков и прислуги, хотя и с великой идеей «козацкого рода», то как можно было упустить из вида такую важную национальную традицию как изготовление «первака»? Или как вам больше нравится — «самограя», «буряковки»? Картинки и так подходят, даже переверстывать ничего не надо. Хотя спасибо за упущение. Потому что не знаю, так ли уж повезет последующим первоклашкам…

И ирония моя — ни что иное как смех сквозь слезы, мне страшно и стыдно за то, что «профессиональные образователи» не заложили в свое больное детище ничего, что побудило бы детей в будущем спасать свою страну, любить ее, отстраивать, а только жрать и «знать свой шесток».

Татьяна Геращенко

 S. Признаться, я думала, что может с переходом во второй класс тематика изучения «мовы» хоть как-то изменится в более, что ли, поэтичную сторону? Может просто близость к сельскому хозяйству — это всего лишь начальный этап обучения, а дальше пойдут уже и общечеловеческие темы. Но так я думала ровно до того момента, пока на дом УЖЕ ВО ВТОРОМ КЛАССЕ моему ребенку не задали учить скороговорку «Рила свиня тупорила – весь двiр перерила». Ведь мы, убогие, в таком возрасте уже Шевченко и Украинку на память цитировали.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)