milonov

Как известно, российские власти взялись с недавних пор за богоугодное дело спасения нравственности погрязшего в грехах русского народа. Первыми от их активности досталось заведомым выродкам и отщепенцам – тем самым, кто предпочитает однополый секс сексу двуполому. Но народ русский, как известно, это такое порочное дитя, которое нуждается в розге, палке и попечительской заботливости православного начальства. И не свободны, ох, как не свободны от грехов, даже те, кто возомнил себя праведниками исключительно из-за того, что кривил нос при одной мысли об однополом сексе.

Поэтому вслед за ЛГБТ  (как называют на прогнившем Западе обыкновенных, прости Господи, пидорасов!) объектом воспитательной заботливости начальства стала гораздо более значительная по своим масштабам часть граждан РФ – курильщики, попавшие под закон, запрещающий с 1 июня 2014 года курение в общественных местах. Курильщики – это гораздо более обширная и серьезная категория русского народа, чем пресловутые ЛГБТ, но, поскольку на ихнем гнилом  Западе на борьбе с курением ебнулись так же, как и в богоспасаемой России, и поскольку движение защиты прав курильщиков если где и существует, то выглядит гораздо незаметнее, чем борцы за права ЛГБТ, действия русских властей по подавлению прав курильщиков не вызвали такого мирового общественного резонанса, как антигейские запреты.

Сюда еще следут добавить такие меры, призванные блюсти нравственность склонных к греху российских граждан, как закон о запрете мата в искусстве (доведший до недовольного ворчания даже такого проверенного в деле лизания начальственной задницы деятеля барски-холопской культуры, как Никита Михалков); внесенный в Госдуму ЛДПР, но отклоненный до следующего раза ЕДРОм законопроект о запрете иностранных слов в русском языке; предложенный депутатом от КПРФ Иваном Никитчуком законопроект, запрещающий женщинам младше 40 лет курить и покупать сигареты, а равным образом запрещающий всем жещинам,  даже постбальзаковского возраста, курить в присутствии несовершеннолетних (http://lenta.ru/news/2014/06/09/smoking/); относящееся к несколько более старому периоду постановление Законодательного собрания Санкт-Петербурга, запрещающее котам по ночам топать. а молодоженам – стонать и скрипеть кроватью, и т.д. и т.п.

Но  силен Сатана,  и наплодил он грехов столько, что корчевать их – не выкорчевать. Всем нынешним депутатам на законопроекты хватит – и их детям останется. Чтобы не за просто так зарплату получали.

Прославленнейший борец с гей-заразой, ревнитель православной нравственности Виталий Милонов, депутат Заксобра Санкт-Петербурга от ЕДРА, решил начать нелегкую борьбу уже не только с пидорасами, но и с далекими от проблем ЛГБТ настоящими мужиками, имеющими безобидную (как дерзали они думать!)  и чисто мужскую привычку гулять в жару по городу топлес (говоря по-русски, с голой грудью, без майки), в шортах и в сланцах (они же – шлепки). Во что пишет о новой мороке любимца публики Лента.Ру:

«Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталий Милонов намерен разработать дополнения к Административному кодексу города в части запрета на посещение общественных мест в купальных костюмах, сланцах и топлес. Об этом сообщает ИТАР_ТАСС.

По мнению депутата, с наступлением лета многие малокультурные жители Петербурга стали появляться на улицах с обнаженным торсом либо в пляжных костюмах. Депутат считает, что подобные манеры, во-первых, некрасивы, а во-вторых оскорбляют остальных горожан, которые считают для себя неприемлемым появляться в публичных местах в одних шортах.

Как подчеркивают в пресс-службе депутата, вероятные ограничения не коснутся отдыхающих на пляжах, в парках и подобных местах».

http://lenta.ru/news/2014/07/04/milonov/

Чтобы оценить всю прелесть разрабатываемого дополнения к Административному кодексу, следует помнить, что у нас – Россия (это – Россия, чувак!), бабы у нас топлес по улицам не ходят и народ голой грудью не смущают (здесь вам не богопротивный Нью-Йорк, в котором они добились себе такого права – что, впрочем, не причинило ни малейшего ущерба устойчивости американской экономики (разве что самую малость – сократилось немного производство лифчиков) или мощи американского империализма). Закон направлен исключительно против мужской половины населения второй столицы РФ – и, кстати сказать, имеет очевидно дискриминационный характер. Товарищи – маскулинисты, защитники прав мужчин, ау! Где ваши протесты? Бабам в мини-юбках разгуливать по улицам можно, а мужикам в шортах нельзя? Где равноправие?

Хотя чур меня, чтобы не накликать! А то услышат власти и скажут – будет вам равноправие, да и запретят женщинам мини-юбки, дозволив только длинные платья до пят, да паранджу в придачу. А на парандже чтобы православные крестики были вышиты – чтобы не путать нашу, православную, паранджу с ихней, мусульманской.

А вообще-то пидор он фиолетовый, этот Милонов – как сказал по поводу обсуждаемого нововведения один сосед. Он или сам педик, у которого встает на сланцы и шорты, или считает, что в Питере одни педики живут, которые как завидят мужики без майки да в шлепках, так сразу на него и бросятся. Вот и оскорбляется он на ровном месте, боится, значит, как бы чего с ним такого не вышло…. Чтобы не поняли все по его поведению, кто он такой на самом деле…

Клоунада-то она клоунадой, но у всякого безумия есть свои разумные причины. Не является исключением и законотворчество православнутых законодателей.

Большая часть принятых ревнителями православной веры законов заведомо неисполнимы. Как в самом деле, запретить котам топать по ночам, собакам – тявкать в 2 часа ночи на проходящего по лестничной клетке припоздавшего соседа, влюбленным издавать громкие стоны в порыве страсти, а курильщику, едущему 7 суток в поезде Москва-Владивосток, выбегать в тамбур затянуться (в украинских поездах вот, знакомые бендеры рассказывали, запрет на курение давным-давно ввели – а как курили, так и курят. Только пепельниц там нет, поэтому окурки и недокурки выбрасывают прямо под колеса поезда, что рано или поздно может кончиться плохо)? Никак ты не запретишь, будь ты над всеми милоновами милонов. Тут фишка в другом.

Заведомо невыполнимый закон имеет для властей несколько ништяков. Во-первых, дополнительный повод попрессовать тех, кого хочется попрессовать (вот есть например, политический активист  Кошкин, а у него дома кот живет. А сосед Кошкина, единоросс Собакин, хоп – и написал жалобу, мол, орет этот кот по ночам. И станет Кошкину не до политического активизма ). Во-вторых, лишний повод разживиться для опоры и надежи любой российской власти, для соколиков наших (чтобы не сказать – беркутиков)– для ментов. Раньше за распитие спиртных напитков в неположенном месте карманы чистили, теперь еще и за курение будут.

В третьих, наконец,  – и это с точки зрения общей социологии и социальной психологии самое важное. Человек, волей-неволей постоянно нарушающий законы, нормы и предписания (а не нарушать их нельзя – много их, и они на то и рассчитаны, что без нарушения их не проживешь), испытывает постоянный страх перед властью, как бы на дубинку ее защитника не нарваться. А из этого страха возникает чувство вины. Народ у нас в большинстве своем законопослушный и к законам апеллировать любящий. Кто не верит, пусть посмотрит, что во всяких трудовых и жилищных конфликтах люди прежде всего делают. Прямое действие чинят? Буржуев и чиновников бьют?  А ни фига! Жалобы властям подают. А тут какая жалоба, когда сам кругом виноват и грешен? Как ты обижаться можешь, что тебе зарплату вовремя не платят или детскую площадку во дворе под гараж владелец мерса оттяпал? У самого рыльце в пушку, куришь в неположенном месте. Так что скажи спасибо, что еще не посадили.

Если есть у человека другая система морали, может он плевать на законы. Ограблю банк – а все деньги в детский дом детям-сиротам отдам. Перед вашим законам я виноват, а перед своей совестью чист. Посадить меня вы можете, почувствовать себя виноватым перед вами – нет. Может человек плевать на законы и тогда, когда у него совсем нет никакой морали. Но те люди, у кого совсем нет никакой морали, если повезет, в парламентах и в правлениях банков сидят, если не повезет, сидят в другом месте. А большая часть народа отсутствие всякой морали уже переросла, а до своей собственной системы морали еще не доросла. И разделяет поэтому ту систему морали, которую власти предлагают.

И будут такие люди при системе всеобщей регламентации (матом не ругаться, на остановках не курить, в шортах не ходить) чувствовать  себя постоянно виноватыми перед властью. Внутренний стержень у них  ломается от этого. Так нацисты в концлагерях 1930-х годов, когда еще не были они лагерями тотального уничтожения, ломали волю заключенных – созданием множества запретов и предписаний, которые невозможно выполнять, но которые стараются выполнять – потому что иначе есть реальный шанс попасть под резиновую дубинку.

Вот и оказывается, что смысл этой бессмыслицы и разум этого безумия – чтобы народ чувствовал себя кругом виноватым перед властью, тогда как на самом деле власть кругом виновата перед народом.

И еще одна интересная штука. Православие в России с самого начала было обрядоверием. Верили не в то, что «несть выше того, кто душу свою положит за други своя», а в то, что если будешь соблюдать посты, крестить лоб перед крашеной доской да трахаться только с законной женой и только в миссионерской позе – то  попадешь прямиком в рай. И упаси бог съесть что-то скоромное в пост или заглядеться на красивую соседку. А поскольку без заглядывания на соседок (и не только заглядывания!) не обходилось – людская природа свое берет!, – то чувствовали себя кругом виноватыми, и каялись перед попами. А тот, кто чувствует себя виноватым, а не правым, тот бунтарем не станет. Бунт – он от силы, не от бессилия.

Так вот – мораль для подобных православных моралистов, это как и религия – сплошное обрядоверие. Обычаи у них вместо морали. Тогда как на самом деле обычаи и мораль – две вещи разные. Из разных очень плоскостей.

Мораль – она об отношениях между людьми. Взял чиновник взятку, подделала избирательная комиссия результаты выборов, заплатил наниматель работникам копейки за труд – это нарушение морали (есть и такие люди, их еще в старину сицилистами  называли, которые вообще считают, что само наличие чиновника и нанимателя противоречит морали. Но люди эти странные, в церкву не ходят, крашеным доскам не молются, усилиями нашего богоспасаемого начальства их вообще очень мало, так что про них мы говорить не будем).

А обычай – он совсем об другом. От нарушения обычая может быть вред только самому нарушателю, и никому другому. Вред  не только в том смысле, что менты в кутузку уволокут. Обычай он же когда-то по рациональным причинам возник, причины давно уже может и не быть, а обычай остался («Предрассудок – он обломок древней правды», писал когда-то поэт один, Баратынский его фамилия)  Вот обычай не ходить голыми по улицам возник на Руси нашей матушке по очень убедительной причине – из-за природных условий. И вряд ли даже самые радикальные сторонники нудизма будут ходить  голышом по улицам Питера в январе месяце. В июле вот – другое дело.

Это к чему? Нельзя врать, нельзя унижать и подавлять другого человека. Нельзя отбирать у него продукты его труда, нельзя заставлять его работать на себя, отняв у него возможность распоряжаться своим трудом и своей жизнью. Это – враждебно морали. Это –  и ничто другое.

А кто как ходит по улице, кто какие слова говорит (матерные или нематерные, русские или иностранные), кто с кем спит и кто как спит – все это не мораль. Все это – обычаи. Те из них, которые сохранили свою  пользу, будут существовать и дальше, пока они нужны, существовать без всяких законов (вроде обычая ходить в январе в верхней одежде или разговаривать так. чтобы тебя понимал собеседник). Тем из них, какие отжили свое, место на кладбище. Туда им и дорога. А кто с кем спит и кто как спит – личное дело каждого, если речь идет о взрослых людях. И если никто никого не обманывает, не насилует и не принуждает, никакая мораль к этому отношения не имеет, так как вопрос здесь совсем не о морали.

А вообще-то о морали любят говорить громким голосом те, у кого в этом смысле совесть не чиста. И своими моральными проповедями, своим навязыванием заведомо не соблюдаемых в современном мире древних затхлых обычаев, которые они отождествляют с моралью,   воспитывают они в человечестве самый гадкий  моральный порок – лживость. Когда с гладкой рожей говорят одно, а делают другое.

Попадают под бич православнутых шортоборцев и реальные пороки жизни человека в современном обществе. Только не искоренимы эти пороки ни законодательными запретами, ни моральными проповедями. Чтобы уничтожить их, надо уничтожить причины, их порождающие. Вот например, алкоголизм и табакокурение. Вредные вещи алкоголь и никотин – с этим всерьез ни один алкоголик и ни один курильщик спорить не станет. Спорить не станет, а пить и курить все равно не бросит. Почему так? Потому что польза есть от алкоголя и никотина, такая польза, которая с лихвой перевешивает вред, приносимый ими здоровью. Стресс они снимают, постоянный стресс, порождаемый условиями жизни в современном обществе, в котором если ты не сожрешь соседа, тогда он сожрет тебя. Уберите этот стресс, замените современное общество на такое, в котором не надо будет бояться начальников и ментов – и резко поползет вниз количество потребляемого табака и алкоголя, без всяких там запретов.

Логика своя есть и в нарастающей шизофреничности мер и запретов. Борьба за мораль – она вещь такая, что кучу ништяков приносит. Причем затраты малы, а политические ништяки огромны. Кто же впишется за гнобимых пидорасов? И кто скажет, что взрослые люди имеют право курить столько, сколько хотят?

А дальше начинается конкурс на все большую моральность. Все популярные темы уже забиты, пидоров запретили, с курением и прочими излишествами покончили, а ништяки политические получать охота. Вот и следуют все более экзотические моральные темы типа запрета иностранных слов или запрета шорт и шлепок на улицах. Что дальше? Запрет ходить голышом по собственной квартире, чтобы не смущать малых детушек? Запрет спать с законной женой в постные дни?

Впрочем, последствия всех этих запретительных мер могут быть для православнутых морализаторов очень неожиданны. Мелкие личные выгоды могут обернуться для них большим полярным лисом (он же – глобальный песец). Все более и более ебанутыми законами российская власть превращает в своих врагов даже мирных и законопослушных граждан, привыкших всего-навсего ходить в шортах в разгар летней жары. Плохо это для нее кончится. Публиковалось же после украинского Майдана интервью с парнем, работягой-строителем,  который хорошо попалил в феврале перья беркутам. А поехал он на Майдан из-за того, что менты его избили и обобрали – пиво он пил в неположенном месте. Вот и отвел он на них на Майдане свою душу. И не надо думать, что чувство собственного достоинства только у братьев наших украинцев есть, нефиг на русский народ бочку гнать. Он, когда взбунтуется, так еще и украинцев перегонит!

И когда произойдет это, когда грянет она, долгожданная, любушка наша, революция, тогда натешутся все, кто пострадал от нынешних православнутых моралистов, от души натешутся. Разденут Милонова догола лесбиянки, геи, бисексуалы и транссексуалки, и поведут по Питеру на веревочке, поведут топлес, одетые только в сланцы, шорты и купальные костюмы. Будут они при этом на радостях вовсю курить табак, пуская Милонову кольца под ноздри, и громко ругаться самым непотребным матом.   Перед  его глазами они будут держать планшет, по которому ему будут показывать «Глубокую глотку», а на плече у Милонова будет сидеть попугай и выкрикивать «Милонов – пидорас!».

Иван Ершов

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)