Иногда говорят: “К чему рассуждения о существующем обществе или о попытках его изменения? Мы готовы признать очевидное – современный общественно-государственный строй есть нечто репрессивное и недоброе, но что толку от этих рассуждений, что они меняют? Давайте изменять мир для самих себя здесь и сейчас. Давайте создадим вместе с друзьями (близкими) или соседями нечто, что будет отвечать нашим интересам. Например, откроем кооператив по производству курток или цветов, альтернативную школу, или объединимся против сноса парка и детских площадок (под очередную мегастройку) в нашем районе.”В таких рассуждениях, не лишенных оснований, есть, все же, противоречие. Делать что-то хорошее вместе с людьми, которые вам симпатичны: что же можно против такого возразить. И да, сделать вместе с ними можно весьма много. Но если вы начнете делать что-то, то, по мере разрастания вашей активности, вы рано или поздно столкнетесь с тем самым обществом. И поскольку современное общество есть инструмент принуждения, вряд ли такое столкновение будет приятным.

И тогда вы встанете перед выбором: или принять правила общества, что извратит и исказит ваши собственные цели и сомнет вас, или попытаться связаться с другими группами, инициативами, с тем, чтобы изменить общество. И, если речь идет о радикальных переменах, вам придется вести деятельность в широких масштабах, вовлекая в нее максимально большое число людей. А это значит – решать фундаментальные общественные проблемы в жестком противостоянии с теми силами общества, которым ваша деятельность не нравится.

Здесь – та самая проблема, с которой столкнулось движение гражданских иницатив против строительства АЭС и других атомных и промышленных обьектов, в котором действовал немецкий теоретик антиавторитарного социализма и экологизма Рудольф Баро.

Сначала появились люди, несколько инициатив, объединявших близких людей, друзей, родственников, жильцов небогатых районов, которые просто не хотели, чтобы у них под носом строили АЭС. Были другие инициативы, создававшие (для друзей, близких) небольшие кооперативы, производства, или кооперативные детские сады, альтернативные школы и т.п. И все они сталкивались в той или иной форме с противодействием системы: бюрократическим произволом, насилием полиции, разгонявшей мирные пикеты, отказами в регистрации альтернативных проектов, несправедливостью судов и т.п. Они столкнулись с очень могущественными силами, с атомной мафией, имевшей миллиардные капиталы, с нежеланием бюрократии министерства образования допускать неподконтрольные ему учебные проекты.

(Здесь стоит отметить, что парламентская система вообще имеет мало общего с народовластием. Раз в 4 года люди опускают в избирательные урны какие-то бумажки, а в перерывах законодатели и исполнительная власть вольны делать все что угодно: принимать любые законы, проводить непопулярную экономическую политику или развязывать войны. Так было и в ФРГ в 80е гг. когда абсолютное большинство немцев выступили против размещения на территории страны американских ракет средней дальности с ядерной начинокой. В одном только мирном антиракетном марше на Берлин приняли участие 4 миллиона человек. В ответ правительство и парламентарии заявили, что у страны есть законные органы власти и улица не может навязывать им свое мнение; ракеты были размещены.)

Появились со временем и другие проблемы. Вот вы добились, что АЭС или химический завод будут строить не у вас под носом, а в 100 километрах южнее. И к вам приходят возмущенные люди из этой местности и говорят: из-за вас теперь мы будем отравлены. Приходят возмущенные рабочие или инженеры со стройки и говорят: вы хотите закрыть объект, и мы останемся без работы, чем мы будем кормить наши семьи? И они по-своему правы, потому что в современном обществе все связано со всем и ничто не существует отдельно от другого. Ведь современное общество – не совокупность маленьких самозамкнутых общин, живущих натуральным хозяйством, а единый целостных организм, пронизанный экономическими, административными и прочими связями.

И вот инициативы стали объединяться. Появились идеи: “мыслить глобально, действовать локально” и (насчет АЭС) “ни у нас и нигде!”. Появилась идея – давайте объединимся с кооператорами и создадим рабочие места для бывших строителей. И давайте заодно поддержим симпатичных нам людей: вместо государственных школ, устроим наших детей в альтернативные кооперативные школы, которым мы доверяем больше. Давайте объединимся с жильцами, которые не готовы принять участие в акции прямого действия против АЭС, но зато могут предоставить активистам, съехавшимся для протеста из разных мест, жилье и горячее питание и с этой целью создали передвижные кухни. Вырасло большое движение с сотнями тысяч участников, кооперативами, центрами информации и взаимопомощи. Проводились уличные акции в 100 и 200 тысяч человек против строек (я не хочу здесь обсуждать доводы за и против АЭС, это сейчас не имеет значения).

И так же, люди стали задавать вопросы: а что это за государство и что за общество, почему они так нам мешают, как все у них работает? Может что-то совсем иное нужно? Может, следует реорганизовать все общество или преобладающую его часть так, чтобы общество состояло из небольших взаимосвязанных ячеек самоуправления, основанных на сотрудничестве и равенстве? Если так, тогда что нужно сделать, как заинтересовать тех, кто пока не участвует в движении? Наконец, как устранить атомную мафию, какими средствами?

Отсюда вырастала теория Баро и ряд других схожих теорий – теорий расширяющегося самоуправляемого движения многообразных инициатив, наступающего на крупные промышленные объекты, объединяющегося ради их закрытия и чистой окружающей среды и создающее для освободившихся там людей новые рабочие места в кооперативах. Насколько правильная идея – большой вопрос (некоторые исследователи, например выдающийся немецкий социальный исследователь Карл Рот, критиковали данное направление и указывали на необходимость развития автономных рабочих инициатив на промышленных предприятиях, с целью их захвата), но так было. И все это складывалось естественным образом.

…Разумеется, можно возразить: вряд ли наши инициативы достигнут таких масштабов и нам такие проблемы не интересны. Может и так, только имейте в виду, что есть старая истина: кто не растет и не развивается, тот деградирует.

М. Шрайбман

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)