Мы публикуем в дискуссионном порядке статью нашего израильского товарища из Анархо-коммунистической федерации “Единство”. Его взгляд со стороны, как и любой взгляд со стороны, имеет свои слабые и сильные стороны. К слабым сторонам относится, например, то, что он говорит об “анархистах Украины”, не проводя дифференциированного подхода между разными организациями и группами, тогда как, например, покойный уже РКАС, живое еще САУ, АСТ-Харьков и АСТ-Киев, “Вольная” земля” и “Народный набат” – вещи очень разные и требующие для своей оценки индивидуального подхода. С другой стороны, поскольку в статье говорится об анархистском движении в Украине в целом, она удачно и правильно указывает на проблемы и провалы всего движения.Когда автор пишет “Анархисты Украины поддержали революцию и всеми силами пытались направить ее в социальное русло”, он несколько преувеличивает, поскольку поддержала революцию лишь часть анархистских групп, да и из них большинство сделало это со значительным опозданием, лишь после драконовских декретов 16 января, тогда как чтобы завоевать авторитет у участников революции, участвовать в ней нужно было сразу, с 30 ноября. Сверх того, пацифистская позиция АСТ, с которой солидаризируется автор (“Война войне!”), является на наш взгляд глубоко ошибочной, никакую “социальную альтернативу” “гражданской войне” (на самом деле – войне с интервентами и их пособниками), она не создает, и ведет лишь к изоляции ее сторонников от реальных революционных сил, защищащающих завоевания революции. Тем не менее статья содержит много интересных и правильных мыслей и наблюдений, а потому заслуживает публикации и прочтения.
«Вы уже организовали свой коллектив? Не ждите! Берите землю! Организуйтесь сами и не допускайте никаких начальников и паразитов. Если вы этого не сделаете, нам вообще нет смысла идти дальше. Мы должны создать новый мир — иной, чем тот, который мы сейчас разрушаем. Если этого не произойдет, молодым не стоит гибнуть на полях сражений. Мы сражаемся за революцию».
Буэнавентура Дуррути-и-Доминго (исп. Buenaventura Durruti Dumange; 1896–1936), общественно-политический деятель Испании, ключевая фигура анархистского движения до и в период гражданской войны.

Так как события в Украине конца 2013–начала 2014 года имеют у разных политических обозревателей совершенно разную трактовку (фашистский путч, заговор ЗОГ, происки Запада), я считаю необходимым привести основные тезисы моего видения ситуации, с опорой на которые был составлен нижеприведённый анализ.

– В Украине в начале 2014 года произошла народная (затронувшая многие группы населения) буржуазно-национальная революция.
– Анархисты Украины поддержали революцию и пытались всеми силами направить ее в социальное русло.
– Анархисты Украины не смогли добиться какого-либо существенного влияния на революционные процессы.
– Украина оказалась расколота на анклавы и ввергнута в пучину гражданской войны.
– Анархисты Украины пытаются найти пути превращения гражданской войны в социальную альтернативу (Позиция «Война Войне!»).

Революция, случившаяся в Украине в начале 2014 года, застала анархистов врасплох. Организационно слабые, малочисленные, без внятной программы, они оказались отброшены в сторону, уступив место националистам, которые стали доминирующей и направляющей силой. Тем не менее, не стоит забывать, что революции не совершают анархисты, революции совершают люди, широкие группы населения из трудящегося класса. Нелепо ждать, что социальная повестка появится сама собой. Эту повестку должны создавать анархисты, личным примером, работой с людьми, борьбой за идеи и души восставших. Вырывать стихию бунта из рук политиканов и националистов, пытающихся захватить инициативу в угоду своих амбиций. Помня это, трудно не задаться вопросом, «почему же анархисты Украины оказались так не готовы?» В чем кроится причина их слабости и можем ли мы извлечь уроки из всего этого? Для начала систематизируем ту информацию, которую мы имеем.

Анархисты официально поддержали восставший народ в Украине после 16 января 2014 года. Ища способы интегрироваться в революционный процесс, они попытались организовать «черную сотню» в рамках боевых сотен самообороны майдана, эта попытка оказалась неудачной, так как, под давлением фашистских группировок (в частности, партии «Свобода»), анархисты вынуждены были отступить. Параллельно анархисты организовали боевые группы в Харькове и Львове (1). Тем не менее, некоторые анархисты присоединились к сотням самообороны майдана, а после революции и начала гражданской войны пошли добровольцами в Национальную гвардию Украины (2). Но попытки создания всеукраинского анархического ополчения «Черная гвардия» оказались провальными. Также анархисты участвовали в захвате (или освобождении) и удержании университета в Киеве и в санитарных дружинах майдана. Следует упомянуть и об отдельном моменте экспроприации собственности и ее социализации на общественные нужды, анархисты Харькова организовали в захваченном здании социальный центр для помощи беженцам из зон боевых действий.

Видно полное отсутствие какой-либо попытки анархистов выступить как отдельная от Майдана сила. Почему «черная сотня» (весьма неудачное название уже бросается в глаза, как говорится, как корабль назовешь…) не пыталась действовать далее как независимое формирование, стремясь организоваться в более широкое ополчение и «перенося» революцию в другие части города? В то время как все основные силы властей были стянуты к Майдану, самое время было перейти к экспроприациям государственной или частной собственности с ее последующей социализацией и коллективизацией.

Общественные центры, склады, медпункты, столовые – вот тот небольшой список того, что можно было бы сделать. Не было попыток организовать и разбить свой лагерь, а ведь, будучи организованным, анархисты могли бы заняться логистикой для бойцов самообороны и помощью пострадавшим. Все эти замечания справедливы не только по отношению к анархистам Киева, но и других городов.

Можно утверждать что причина такой пассивности в том, что силы были малочисленны. Но это будет ложное утверждение. Во-первых, есть уйма инициатив, которые не требуют большого количества активистов. Для захвата, удержания и социализации здания порой достаточно и двадцати человек; для организации лагеря и его ежедневного функционирования – примерно столько же (причем дежурить там могут не более пяти человек в смену). Во-вторых, миф о малочисленности разбивается о тот факт, что первого мая 2014 года в Киеве (и это только в столице!) анархистами была проведена демонстрация в которой приняли участие более сотни (!) человек. Где были все эти люди во время Майдана? Где все эти люди сейчас, во время гражданской войны? Вопросы риторические, конечно. И это все, даже не учитывая тот момент, что вокруг грамотно и верно действующих активистов обязательно кристаллизировались бы десятки, если не сотни людей.

Скажут, что, возможно, анархисты оказались слабы физически, не готовы к вызову времени и к насильственной конфронтации. Это утверждение ложно наполовину. Беда в том что революция (в том числе и социальная) – это всегда насилие, так как происходит передел собственности и власти, а следовательно возникает и реакция. Революции , в отличие от дворцовых переворотов, никогда не бывают ни бескровными, ни заранее спланированными. Они всегда начинаются стихийно в моменты полного банкротства власти. Учитывая эти факты, невозможно быть всегда «абсолютно» готовыми. И если посмотреть на Майдан, на народ, который храбро шел в атаку на силы власти (следуя за националистами, выступающими как авангард и застрельщики), мы видим обычных людей, не «блистающих» особыми сверхнормальными физическими данными. Анархисты, являясь плотью от плоти класса трудящихся и занятые в тех же сферах труда, не могут и не обязаны быть физически готовы к конфронтации. Анархист – это не солдат, который годы тренируется в ожидании битвы. Но все же, моральная готовность, готовность воплощать идеи в реальности, важнее, чем физическая. Рассмотрим этот момент более подробно.

Анархисты Украины оказались морально не готовы как к насильственной конфронтации с властью, так и к практике организации социальных пространств, не готовы к самому факту того, что в стране может произойти революция. В результате те, кто до революции причислял себя к поборникам революционного пути, в момент истины оказались, мягко говоря, не у дел. Вместо исторической реконструкции нужно было налаживать горизонтальные связи, организовывать их в широкие сети. Вместо бессмысленных споров о «чистоте» анархизма и дешевых склок (зачастую основанных на личных обидах и неприязни), раскалывающих движение на маленькие секты, нужно было искать точки соприкосновения для совместного взаимодействия. Анархисты постоянно забывают ту простую истину, что то, что объединяет, должно чувствоваться сильнее, чем то, что разъединяет, ведь в желанном обществе будет именно так. Но о каком новом обществе может идти речь, если даже во время революции у анархистов так и не вышло организовать единую сеть. Организация и отступление «Черной сотни», захват университета в Киеве, экспроприации и черные десятки в Харькове, попытки организовать «Черную гвардию» – все эти инициативы исходили из различных групп и организаций, не пытающихся взаимодействовать, а зачастую даже конфликтующих. Именно упадок воли и оказался главным и фатальным фактором. Вместо товарищества и братства в анархическом движении царила атмосфера интриг, склок и сектантских войн за чистоту. В условиях революции это непростительная роскошь.

В то время, когда фашистские и националистические группировки в дореволюционное время тренировались, изучали боевую тактику и копили оружие со снаряжением, анархисты уделяли тактике революционной борьбы слишком мало внимания. Один из главных доводов был, что, мол, это не «анархистский» путь, что стезя анархистов – это педагогика и профсоюзная борьба, что все социальные революции прошлого были разбиты именно силой и после вооружённого банкротства анархистов. При этом наши товарищи отметали в сторону тот факт, что во всех революциях, где анархисты организовывали свои милиции, они это делали вынуждено и зачастую вопреки своей воле. Анархисты всегда брались за оружие только в целях самообороны от сил реакции, и во всех случаях было острое понимание того, что реакция будет, и что свои завоевания придётся защищать. Помня это, анархисты прошедших революций готовились, тренировались и вооружались (3). В Украине о вопросе самообороны забыли, будто захваченные пространства будут защищать себя сами. Утверждение о том, что в дореволюционный период не было попыток экспроприации и социализации (а значит и не было нужды в практике самообороны) также будет ложным: в 2013 году крымские анархисты захватили здание, в котором организовали социальный центр (просуществовавший, правда, недолго). Да и сама политическая позиция и дискурс (призывы к самоорганизации трудящихся подразумевает и факт того что самооборона тоже будет дело рук трудящихся) анархистов Украины подразумевали тот факт, что от реакции надо будет защищаться.

Подведем итоги. Отсутствие воли к действию и полная организационная неподготовленность оказались ахиллесовой пятой анархического движения в Украине. Надо помнить что любая сила – сила только тогда, когда она диктует свою позицию в реальности, на улицах, в отвоёванных у власти и капитала пространствах. В ином же случае любой дискурс о социальной революции превращается просто в болтовню и фарс. Не следует забывать, что любой передел собственности (а социальная революция без передела собственности на обобществлённых началах просто немыслима) не происходит без реакции, а значит, и без насилия. Какой урок можно извлечь из всего вышесказанного? Как вести себя анархистам Беларуси и России в момент, когда там вспыхнут революции, ведь учитывая политически-социальное родство этих стран с Украиной, можно смело предположить что грядущие восстания, которые уничтожат режимы Лукашенко и Путина, также будут буржуазно-национальными.

Во-первых, не стоит ждать некой идеальной, классовой и чисто социальной революции. В стране, где общество атомизировано, где класс трудящихся дезорганизован, забит и покорен, где в быту царствует шовинизм, где нет рабочей этики, – в такой стране социальной революции быть не может в принципе. Главное – не сторониться буржуазных революций. Это – отличные школы самоорганизации. В таких революциях люди обретают храбрость перед властью, преодолевают отчуждение, навязанное буржуазной моралью и обретают полезные навыки прямого действия.

Революционная гимнастика, вот что такое народные бунты, а без революционного опыта не будет возможна и социальная революция. А во-вторых, нужно прививать в организациях (и в движении вообще) боевой настрой и милитантный дух, проводить тактические игры и тренировки. Нельзя забывать и о психологии, необходимо развивать дух товарищества и братства, готовиться к любому бунту и быть достаточно грамотными и опытными, чтобы уметь вовремя внести социальную и классовую повестку в этот бунт. Сегодня как никогда актуально звучат слова из анархо-синдикалистской газеты «Голос Труда» 1917 года : “Мы не можем не быть заодно с революционной массой, хотя бы она шла и не по нашему пути, не за нашими лозунгами, и хотя бы мы предвидели неудачу выступления. Мы всегда помним, что заранее предусмотреть направление и исход массового движения нельзя. И мы считаем поэтому всегда нашим долгом участвовать в таком движении, стремясь внести в него наше содержание, нашу идею, нашу истину.”

Быть маяками революции – вот истинная задача анархистов!

1). Во Львове – имеется ввиду ополчение «Автономного Опира». Не являясь анархистами, они, тем не менее, внесли низовую антиэтатискую повестку о горизонтальной самоорганизации .

2). Национальная Гвардия Украины – военизированная структура, организованная новой постреволюционной властью путем объединения старых Внутренних Войск и отрядов самообороны Майдана для борьбы с контрреволюцией, в первую очередь с сепаратистскими образованиями ДНР и ЛНР.

3). Например, квартальные отряды самообороны НКТ, которые смогли дать бой взбунтовавшимся офицерам в Барселоне во время военного путча 1936 года. Подготовленные и вооружённые, они остановили путчистов и послужили в дальнейшем основой для создании боевой милиции НКТ – ФАИ.

Игаль Левин, Анархо-коммунистическая федерация «Единство» (Израиль).

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (8 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +4 (from 8 votes)
Украинская революция и анархисты, 10.0 out of 10 based on 8 ratings