Статья печатается в дискуссионном порядке. Другой взгляд на устройство будущего бесклассового общества изложен в статье “Контуры коммунизма”.

Кстати сказать, интересно, как любимые автором заметки “сравнительно небольшие местные общины” смогли бы построить такой продукт труда всего общества, как изображенный на картинке мост Конфедерации в Канаде.


У слова “федерализм” – странная судьба. Некогда оно, слово это, имело тот смысл, о котором говорится в заметке ниже. Затем стало использоваться для обозначения жестко централизованных государств, где вся реальная власть в руках столичных чиновников и олигархов. Во время украинских событий термин “федерализация” сделался синонимом сепаратизма и внешней имперской интервенции. Потом, совершенно неожиданно, слово это превратилось то ли в троллинг вышеизложенной империи, то ли в угрозу реального движения за ослабление ее центральной власти. Ну а нам хотелось бы рассказать о собственном отношении к федерализму.

***

Многие современные государства называют себя федерациями. Но на самом деле федерализм существует только на бумаге. На практике всем управляют центральные государственные ведомства и группа богатейших граждан. Кто сосредоточил в своих руках административные функции и наиболее мощные силовые структуры, кто контролирует основные финансовые потоки, тот и правит. На таком фоне разговоры о народовластии (демократии) и федерализме (праве жителей всякого региона самостоятельно определять условия жизни в этом регионе) полностью лишены смысла.

Революции в современном мире стихийны. Иногда они носят классовый социальный характер, подобно восстанию боснийских рабочих (возмущенных безработицей, невыплатами зарплаты и приватизациями), а чаще межклассовый и общедемократический характер, как революции в Египте и на Украине. В этом последнем случае низы выступают в союзе с представителями мелкого бизнеса и оппозиционными олигархами; выдвигаются требования народовластия и ликвидации полицейской диктатуры, социальные цели отходят на задний план (хотя к ним периодически возвращаются, подобно египетским требованиям фиксированных низких цен на продовольствие или требованиям майдана о 10% обложении доходов украинских олигархов). Тем не менее, у всех этих движений есть одно общее. Они ослабляют или даже полностью демонтируют властную вертикаль.

Подобного рода явление вызывает скрежет зубовный как у власти, так и у оппозиционных партий – как им воровать и грабить в новых условиях? Но именно поэтому федерализация исключительно важна. Если властная вертикаль будет полностью демонтирована (как предлагали в Украине активисты организации Автономный Опир), это создаст условия для народовластия. Сравнительно небольшая местная община вполне способна принимать важнейшие решения на своих собраниях или референдумах, а для исполнения решений оных собраний сформировать небольшой совет делегатов, с правом отзыва его участников в любой момент. Разумеется, члены этого совета должны находиться под неусыпным контролем общины и у них не может быть никаких особых прав или привилегий, вроде неподсудности или огромных зарплат. На протяжении столетий именно так управлялись небольшие греческие агро-города (полисы) и нет никаких причин думать, что это невозможно сегодня. В свою очередь, общины могут формировать союзы (собственно, федерации) для решения тех или иных масштабных проблем. Плюс подобной системы в том, что она передает власть непосредственно в руки самых широких масс трудового населения.

Другое дело, что территориальной федерализации абсолютно недостаточно для внедрения подлинного народовластия. Фабрики и заводы, продовольственные склады и земля так же могут перейти в управление народа. Любое современное предприятие – это настоящая монархия, которой управляют никем не избранные короли нефти, угля или алюминия, а так же назначенные ими заводские чиновники (менеджеры). Те же самые люди, которые формирует властную вертикаль в современном государстве, управляют и производством; именно там, на производстве, корни их богатства и привилегий. Владея огромными деньгами можно купить любое решение политиков и чиновников. Поэтому федерализация политической жизни бессмысленна, если она не будет дополнена установлением на предприятиях полной власти трудовых коллективов. В свою очередь, объединение самоуправляющихся производственных коллективов в федерации может стать инструментом долгосрочного экономического планирования и органически дополнить территориальный федерализм.

Возможный мир будущего – мир федераций (или конфедераций, сетей и т.д.), объединяющих мириады небольших независимых общин, сотрудничающих между собой там и тогда, где и когда это выгодно местному населению. В свою очередь территориальная сеть управления будет опираться на экономический каркас – производственные федерации самоуправляющихся трудовых коллективов, нацеленные, прежде всего, на удовлетворение местных потребностей.

М. Шрайбман

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)