boynya1

Оригинал статьи находится на http://wwp666.livejournal.com/182001.html

Когда речь идет о том, следует или не следует сторонникам коммунистической революции бороться за ту или иную территорию, нас меньше всего должен беспокоить вопрос о этническом составе оной. Вернее, он может нас беспокоить лишь постольку, поскольку это может повлиять на легкость или сложность ее присоединения, но не более того. То, что в Украинской революции этот вопрос является важным, это просто одно из свидетельств того, что эта революция пока еще не вышла за рамки буржуазной. Коммунизм все равно не может бесконечно долго существовать на отдельном пространстве в капиталистическом окружении. Если коммунистический район будет вступать с капитализмом в экономические контакты, то его жители будут подвергаться коллективной эксплуатации, а если изолируется, то это приведет к экономическом, а значит, и военному отставанию и район будет завоеван. А потому, в случае победы коммунистической революции на отдельно взятой территории, эта территория все равно должна рассматриваться как временная. Рано или поздно все равно придется завоевывать весь мир. А потому вопрос о границах революционной территории это вопрос тактики, а не вопрос стратегии. Если жители какого-то района не готовы еще к коммунистической революции, то это плохо, но насильно мил не будешь, и лучше иной раз оставить их в покое до лучших времен, чем расходовать силы на войну за эту территорию. Лучше приберечь их для будущих завоеваний.

Кстати говоря, и при буржуазных революций иной раз стоит поступиться частью территории, ради спасения революции. Революционная Испания много потеряла, не оставив в покое Марокко, жители которой все равно не хотели жить в новом обществе. Будучи отделенными от Испании, они по крайней мере, оставили бы в покое Испанскую республику и не стали ударной силой франкистов. Если бы буржуазная революция началась в Крыму чуть раньше, то, вполне возможно, Украине имело бы смысл дать Крыму независимость, если бы он, конечно, сам этого захотел. Может быть, его бы устроила автономия, а может, и нет, в любом случае он скорей всего постарался бы сохранить с Украиной хорошие отношения. Так как зависит от нее экономически.  И если мы счас говорим о том. Что вторжение России в Крым привело к отрицательному эффекту, то мы говорим не о нарушении целостности Украины, а о том, что это вторжение укрепило авторитет Путина (и тем самым уменьшило возможности революции в России) или о том, что оно дало повод новой украинской власти призывать к прекращению революции ради спасения отечества.

Точно также, если мы говорим о том, что Донбасс нельзя отдавать России без боя, то это связано не с тем, что там живут Украинцы, хотя бы и сильно русифицированные (украинцы, хотя бы и сильно русифицированы, живут (причем достаточно компактно) и на Белгородчине, и на юге Воронежской области, и на Кубани, и даже на Дальнем Востоке, дело в данном случае не в этом), а с совершенно другими вещами. Население Донбасса куда менее радостно, чем население Крыма встретило «зеленых человечков» – там образуется местная самооборона. Не считающая себя промайдановской, но и не являющаяся пророссийской. Кроме того, захват Донбасса рассматривается российской военщиной как только первый шаг к завоевании по крайней мере половины Украины. Многие военные заводы, с советских времен поставляющие продукцию России расположены на юго-востоке Украины, в частности в Днепропетровске, население которого, кстати сказать, поддерживает революцию. Разумеется, они все равно вряд ли могут быстро переориентироваться, так что, если бы Путин не испортил отношений с Украиной, он мог бы особо не париться, но в нынешних условиях он, похоже, решил, что надежней будет их прибрать к рукам, а это означает, по меньшей мере, удушение революции в Днепропетровске. Кроме того, вполне возможно, что, захватив пол-Украины, Путин окажется в положении человека утащившего с паровоза котел – ни поехать, ни унести. Лучше уж угнать весь паровоз. Российская экономика не переварит половину Украины, а вот целая Украина, худо-бедно работающая как единая система – дело другое.  Значит, Путину может оказаться мало даже юго-востока. А потому сдача Донбасса означает просто сокращение расстояния для броска на революционный Киев. И именно поэтому мы говорим о необходимости пока есть возможность, держать врага на границах Украины, а не отходить от них. Однако, границы и территориальная целостность Украины рассматриваются нами в данном случае не как самоцель, а как средство.

Целью же нашей является дальнейшая революция на Украине, и качество для нас важней количества. Если итогом революции окажется не Украинская, а Правобережная, Западноукраинская или даже Львовская коммунистическая республика, это будет лучше чем, если Украина сохранит свою территорию или даже вдруг расширит ее, ограничив революцию сменой властителей (правда, расширение территории при остановки революции – вещь весьма маловероятная, но об этом – чуть ниже). Лучше коммунистическая федерация от Буга до Збруча, чем буржуазно-мафиозная от Сана до Дона. Другое дело, что коммунистическая федерация от Сана до Дона еще лучше. Но в принципе, как тут уже говорилось, коммунизм все равно потребует федерации от «Сана до Сана», так что Збруч, Днепр, Дон или даже Волга – рубеж временный. А вопрос о временном рубеже – это вопрос тактический.

Из этого следует делать один важный вывод. Для революционеров Украины победы над врагом в тылу важнее побед на фронте. Более того, ситуация на фронте зависит от ситуации в тылу. За какую страну лучше будет воевать народ: за ту, которую он имеет сегодня, или за ту, в которой он всегда будет сыт, одет обут, и никто не посмеет его унизить? Кто лучше будет командовать войсками: бывший мент или генерал, презирающий и боящийся своих солдат, ненавидимый ими и мечтающий о победе врага, который «наведет порядок», или свой мужик, пускай, не обучавшийся в военных академиях, зато и в мыслях не допускающий возможности предательства, пользующийся уважением и доверием своих солдат и заботящийся о них? В каком случае на оккупированной территории скорей начнется партизанская война: если там будут знать, что жизнь на «большой земле» не изменилась, или, если узнают, что на «большой земле» потрошат олигархов и отменяют плату за жилье? А потому тыл может оказаться для революционеров важнее фронта, чтобы об этом не говорила буржуазная пропаганда.  В свое время республиканские власти не постеснялись снять с фронта танковые дивизии Листера для подавления коммун Арагона. Тогда как анархисты продолжали держать фронт. Если бы они бросили против Листера свои части, то, может быть, сдали бы франкистам Мадрид, зато отстояли бы Арагон. Так же они потеряли все.

Республиканская Испания проиграла войну именно потому, что люди перестали видеть разницу между ее режимом и франкистским. И очень может быть, что революционерам Киева или Львова когда враг будет наступать, лучше будет не идти на фронт, а сперва разобраться с врагами в тылу. Или, если уж пойдут, то не побояться в случае необходимости вернуться обратно. Лучше, совершив революцию, отбросить врага от Збруча, после чего он покатится до Дона и Волги, чем, не совершив, на какое-то время задержать его на Днепре или даже на Кальмиусе, после чего он все равно дойдет до Буга.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)