Мне столько всего надо сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенчли)

Общество признаёт несправедливость жизни, догадывается о том, что система власти грабит его, чувствует, что существуют и иные варианты развития событий, однако – не видит причинно-следственных связей между собственной способностью воздействия на систему власти и зависимостью от этого качества своей жизни. Общество не верит в свои возможности, или не догадывается о них…
Если вести речь об Украине, то в этих краях ныне у обывателя средней руки, коих большинство, бытует миф «немножко свободы» и миф «кое-какой демократии». Ну, и, конечно, – «почти конкурентного рынка». Всё ж познается в сравнении. А для сравнения нам любят приводить в пример народы самых нищих уголочков Земли, влачащих убийственно жалкое существование. Мол, тяжеловато, безусловно, но у нас хотя бы можно выучиться, найти терпимую работу, с горем пополам подняться по карьерной лестнице (отдавая непомерно более, чем того стоит должность), обзавестись небольшим бизнесом (губя напрочь своё здоровье и укорачивая себе жизнь). И всё бы хорошо: народ терпит, обманутые по-крупному одиноки и потому бессильны, вспыхивающие тут и там гневные реплики в сторону власти естественным образом разбавляются целой грядой телешоу и всякой чушью. Вот незадача: власть невежественна и ведёт себя уж чересчур нагло и подло. И вместо того, чтобы заниматься грабежом тихо и аккуратно – неоднократные проявления насилия «сильных мира сего» над простыми гражданами, включая бытовые убийства последних высокопоставленными мужами и их детьми. А это – уже целые армии родственников и друзей погибших и покалеченных. Число, ярых ненавистников власти возрастает с каждым днём. Причём люди в стремлении отомстить уже склоняются и к практической деятельности: «от силы убеждения – к убеждению силой». Тут-то и начинает попахивать жаренным…
Так или иначе, государство для удержания власти старается всеми силами взнуздать народ, поработить. «О, да – отвечают мне, – это ли ново?! Рабство не исчезло, а приобрело более изощрённые формы!». Прекрасно! – думаю, – народ-то всё понимает. А что ж ведёт себя как стадо неразумное? Чего читает лживую периодику, телевизор смотрит? Что ж тогда голосует на выборах?! Стало быть, всё-таки народ лишь полагает, что всё понимает, а «что делать» – не ведает. Ведь понятие «рабство» нужно охватывать шире, нежели варварское удержание человека под замком с целью бесплатного использования его труда. Также рабство – это более чем низкая оплата труда, отсутствие каких либо прав и свобод, объективная невозможность выбирать сферу деятельности и права на самоорганизацию и независимость. Но рабство – есть манипулирование сознанием общества в целом и каждого человека в отдельности; полный контроль над общественным мнением. Хвалёное «собственное мнение» индивидуума является родным дитятей мнения, навязанного системой власти. Какое «собственное мнение» может быть у граждан, читающих бесплатные газетки, которые раздают у метро, смотрят рекламу и шоу по телевизору, слушают «потрясающую и гармонически богатую» популярную музыку по радио и ходят в кинотеатры на «содержательные» голливудские фильмы, игре актёров в которых позавидовал бы сам Станиславский?! О качестве этого «личного мнения» судите сами по качеству, собственно, источников черпания информации…
Вместо полчищ недовольных властью, захлестнувших грозною волною всю страну, дабы отстоять свои права на жизнь, а не жалкое существование, мы наблюдаем то с одного конца света, то с другого лишь отдельные потуги одного-трёх человек донести обществу сообщения о несправедливости деяний государственной власти, грабеже и издевательстве над простым народом. Лениво просматриваем новости о чиновничьем и «мажорском» беспределе, пока это не коснулось нас самих. Видим у людей стремление не противостоять этой прогнившей системе, а наоборот – стать её частью, играя по её правилам, забравшись повыше, устроившись поудобнее, раболепно благодаря своих благодетелей, а там – и трава не расти… И сами становимся уязвимыми, заводя семьи, детей, которых нужно содержать, унизительно прогибаясь перед капитализмом, принимая скотское обличие жажды наживы в условиях «честной и прозрачной» конкуренции.
Непонятно, странно: перед человеком открыты ныне широчайшие возможности для развития, самосовершенствования во всех отношениях, но он их не использует. Полным погружением в истощающий и притупляющий быт, оперируя общими стереотипами, специально подброшенными купленными медиа, мы убиваем в себе способность мыслить и быть Человеком. Ведь наш потенциал огромен, научный и культурный опыт – гигантский, многолетний. Спрашивается: чего из поколения в поколение повторяются одни и те же ошибки, почему мы обращаемся не к сумме миллионов опытов, пережитых и преобразованных, оставленных предками, но используем свой один мнимый жалкий опытишко?! Поддаётся на модные мировые тенденции чуть ли ни болезненного индивидуализма и эгоизма, гонкой за собственным обустройством, слабо сознавая непосредственную связь своего благополучия с общественным! Нормой считается закрыться в тесной капсуле своей семьи и близких, радея лишь за доходы и здравие своих родных, как будто неудачи и беды остальных окружающих не коснуться нас. Общество на то и общество, чтоб действовать сообща. Так оно сильнее и жизнь в нём становиться интересней и качественней. Однако традиционно мы делим всех на «своих» и «чужих», заботимся только о своих, ещё и считаем это правильным и благородным…
Мы дремлем. Или почти дремлем, навострив ухо, приоткрыв глаз, и вроде готовы к прыжку, но не решаемся. Много ли тех, кто почти дремлет; сколько тех, кто нервно спит и тех, кто мертвецки погружен в беспробудный сон – судить сложно. Не спешат люди ввязываться в бой, ибо не то чтобы трусливы, но – аккуратны и не готовы. Кристаллизация чего бы то ни было идёт постепенно. Парадоксальное сочетание полной открытости информации и спокойного пребывания народа в хомуте изумляет, но имеет своё объяснение. Пока что вязкость толпы, суета, быт совершают эффект сглаживания. Массы инертны, но всемирная сеть служит хорошим подспорьем в информированности, что выгодно отличает наши условия от условий столетней давности. Значит, народ не вполне способен правильно воспринимать и оперировать данной информацией, анализировать сложившуюся ситуацию, оценивать свои силы. Или не хочет, опасается, считает борьбу худшим вариантом развёртывания событий. Что ж поживём – увидим. Главное не проспать.

Андрей Чехов

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)